Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
8 сентября, источник: Газета.Ру

«До Олимпиады надо еще доехать»

Главный тренер сборной России по волейболу Сергей Шляпников рассказал «Газете.Ru», как его подопечные готовились к триумфальному чемпионату Европы, какие были главные козыри у российской команды, а также поделился планами на ближайшее будущее.

— В преддверии чемпионата Европы какие у вас были ожидания? Изначально нацеливались на золото? Какая была задача-минимум?

— Конечно, мы нацеливались на медали, потому что цель сборной России на любом турнире — это медали. Учитывая наши традиции, победу на Олимпиаде в Лондоне и то, как сборная играла здесь, у нас всегда задача ставилась одна и на юношеских, и на молодежных, и на взрослых чемпионатах. Минимум — это медали, максимум — золото.

Конечно, мы настраивались на каждую игру. Для кого-то это был первый взрослый престижный турнир. Но тот сплав молодости и опыта, который мы смогли создать, нам очень помог — одни дополняли других.

Мы играли в быстрый скоростной волейбол, команда хорошо защищалась, но волнение было перед каждой игрой, тем более было столько сюрпризов.

Это и Бельгия в полуфинале, и Германия, впервые вышедшая в финал чемпионата Европы. Сюрпризов можно было ждать от кого угодно.

— Как протекала подготовка к чемпионату Европы?

— Мы ее провели в три этапа. Первый — это май, когда после чемпионата страны у нас было буквально пять дней на подготовку к отбору на чемпионат мира, который проходил в Эстонии. Туда мы повезли более опытных игроков, чтобы показать максимальный для нас результат.

Нам важно было отобраться на мировой форум с первого раза, что мы и сделали.

Затем мы дали отдохнуть нашим ветеранам, таким как: Максим Михайлов, Юрий Бережко, Сергей Гранкин, Артем Вольвич. И на Мировую лигу поехал молодежный состав. Опытные игроки прошли олимпийский цикл — четыре года тренировались и готовились к Рио-де-Жанейро, сыграли там, а потом начался чемпионат России, который только прошел. В таком режиме тяжело работать, и мы решили, что молодежь будет выступать на Мировой лиге.

В принципе, мы сотворили небольшую сенсацию, попав в финал шести. До этого сборная России три года туда не попадала.

Мы провели очень хорошую работу с молодежным составом, но, к сожалению, в финальной части нам не удалось показать всего, на что мы способны.

По приезду надо было дать уже отдохнуть тем, кто нес основную нагрузку на Мировой лиге, и только к 20 июля собрались все те, кто и принял участие в третьем этапе — подготовке к чемпионату Европы. То есть, у нас был практически месяц, а это была уже новая команда — не та, которая играла в отборе на чемпионат мира, или в Мировой лиге.

А создать боеспособный коллектив за месяц очень непросто.

И понимая, что времени на подготовку было не так много, во время европейского чемпионата были опасения, смогут ли ребята выдержать такой ритм игры.

— Со стороны чемпионат Европы прошел для нашей команды как по маслу, а как это выглядело изнутри?

— Это кажущаяся легкость, но до этого проделана огромная работа. В группе играли с опытной сборной Болгарии, которая этим составом играет не один год, и мы уже в этом году им проиграли в Мировой лиге в пяти сетах. Потом была Словения, которая на предыдущем европейском первенстве заняла второе место, и Испания. Да и сетка у нас получилась не самая простая. В плей-офф мы шли по потенциально самой сложной сетке. В четвертьфинале нас ждали чемпионы мира поляки, но на их пути встали все те же словенцы. И нельзя сказать, что нам стало от этого лучше, потому что на тот момент словенцы были просто сильнее Польши. В полуфинале должны были играть с чемпионами Европы французами, но они проиграли Бельгии, которая дошла до полуфинала.

Поэтому я бы не сказал, что нам повезло — эти команды обыграли титулованные сборные и были на данный момент сильнее.

Я считаю, что мы с федерацией приняли правильное решение, распределив силы на подготовку сборной. И это нам позволило к чемпионату Европы создать боеспособный коллектив.

— Нет ли сожаления, что не удалось встретиться с Польшей и Францией?

— Мы играли на турнире Вагнера незадолго до чемпионата Европы. И там мы сыграли с этими сборными.

— Как прошел сам Мемориал Вагнера?

— Сначала мы обыграли ту Канаду, которой уступили на Мировой лиге. Следующая игра была с Францией. Мы первым составом выиграли первый сет, а затем, чтобы и сохранить игроков, и посмотреть ближайший резерв, выставили второй. И лишь в пяти партиях французы смогли победить. В третий день то же самое было с командой Польши. Но поляки применили похожую стратегию. В первом сете они сыграли первым составом, потом поставили второй, а мы тоже играли резервом, и в пятой партии проиграли.

Но задачи непременно победить не стояло — нам была важна подготовка к чемпионату Европы.

Важно было, что мы увидели, в каком состоянии находились наши соперники, так что мы их там пощупали, но в то же время сохранили игроков. Все-таки у нас были некоторые проблемы с травмами и функциональной подготовкой. Тем более что на Мемориал Вагнера мы поехали на фоне нагрузок. Получилось, что мы своих соперников прощупали, увидели свои возможности и сохранили весь состав.

— Что скажете по персоналиям? Были для вас самого открытия в сборной России на этом турнире? Кого можно выделить в сборной?

— Очень здорово отработали все — и молодые, и ветераны. Поэтому я не хотел бы сейчас никого выделять. Вы знаете, кто получил призы на этих соревнованиях (Максим Михайлов — MVP чемпионата, Сергей Гранкин и Дмитрий Волков вошли в символическую сборную турнира — прим. «Газеты.Ru»). Гранкин прекрасно отпасовал, Саша Бутько в нужные моменты выходил, цементировал, помогал, давал товарищам передохнуть. Максим Жигалов хорошо сыграл.

Вся команда сыграла отлично и получила три приза, что очень важно. Это совместная работа всех членов сборной — и самих спортсменов и штаба на скамейке, который готовил команду к каждой игре.

— Какой, на ваш взгляд, главный козырь сборной России, который сыграл решающую роль на турнире?

— Это единение, сплоченность, заряженность на результат. Это и глубина нашей скамейки, когда выходили почти все ребята на площадку.

В финальном матче принимали участие 12 человек из 14, и это говорит о многом.

У нас есть потенциал, и вся команда готова была выйти на один эпизод, один мяч и сыграть его так, как надо. Это позволило нам дать возможность одним игрокам передохнуть, а другим держать игру. И в пятой партии финала мы уже выбрали конкретную шестерку — не ту, которая проводила все предварительные игры.

Я думаю, что как раз участие всех игроков — наш козырь.

— Кого из не попавших в состав команды на турнир волейболистов можно ожидать в ближайшее время в главной команде страны? Или же будете делать ставку на триумфаторов Польши?

— Работа будет вестись постоянно. Я буду отсматривать игроков, выбирать кандидатов, привлекать того, кто на данный момент будет сильнейшим. Это постоянный процесс, и мы непременно будем искать игроков, способных усилить состав сборной.

— Теперь основная цель — победа на Олимпиаде?

— До Олимпиады надо еще доехать. В будущем году будет Мировая лига с новым форматом проведения соревнований. Если в этом году было три уикенда и финальный турнир, то в следующем — пять уикендов и финал.

Это очень большая нагрузка, и нам потребуется две команды, чтобы мы прошли этот этап и смогли подготовиться к чемпионату мира.

— После этого турнира можно говорить, что сборная России вернулась в мировой волейбольной картине мира на свое законное место в числе грандов?

— Я бы не сказал, что именно вернулась. Мы и так были в числе грандов. Куда бы мы ни приезжали, везде Россию рассматривают как одного из претендентов на медали независимо от состава и игровой формы. Так было и так будет.

— Лично у вас сколько сил отнял чемпионат в Польше, насколько было сложно физически и эмоционально?

— Я скажу одно. Это было не так просто, как могло показаться со стороны.

— Какие теперь планы — личные и профессиональные?

— Надо сейчас просматривать кандидатов в сборную, пытаться найти усиления по элементам игры, надо взаимодействовать с клубами, за которые выступают кандидаты в национальную команду. Будем вести работу по технике, функциональной подготовке. Постараемся найти новые имена. Будем все вместе готовить игроков и сборную к такому тяжелому графику с Мировой лигой и чемпионатом мира.

Это постоянный процесс. Надо мониторить игроков с точки зрения медицины, функциональной готовности и технической оснащенности спортсменов.

— Значит, никакого отдыха у вас не предвидится?

— Возможно, несколько позже удастся куда-то съездить отдохнуть на неделю.

— Ненадолго.

— Нет, времени свободного мало. Нам предстоит большая работа по усилению игры сборной, а отдохнуть еще успеем.