Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
24 апреля, источник: Спорт-Экспресс

Шамиль Тарпищев: В следующем году все сильнейшие приедут в сборную

Глава национальной федерации — о вылете женской сборной России из Мировой группы Кубка федерации, перспективах развития тенниса в стране и дефиците квалифицированных тренеров.

Источник: Спорт-Экспресс

НЕ МОЖЕМ СОБРАТЬ ОПТИМАЛЬНЫЙ СОСТАВ

— Болельщики говорят о кризисе в женской сборной, которая проиграла пять из последних шести матчей. Он на самом деле есть?

— Как я уже не раз говорил, чтобы хорошо выступать в Кубке федерации и Кубке Дэвиса, нужно иметь как минимум два состава из равноценных игроков. Когда мы выиграли четыре Кубка федерации в 2000-е, у нас было не два, а даже четыре состава. Из 14 теннисисток, задействованных в составе сборной России с 2001 по 2009 год, 13 стали обладательницами трофея. Если бы мы даже без длинной скамейки располагали всеми лучшими на данный момент игроками, мы бы не вылезали из Мировой группы ни у женщин, ни у мужчин. О кризисе уместно говорить, если некого ставить и нельзя даже надеяться на результат. У нас есть, кого ставить — мы просто собрать оптимальный состав не можем.

— Справедливо ли мнение, что девушек больше интересует личный рейтинг, чем сборная? Они не патриотки?

— Естественно, что существует конфликт между личными выступлениями и игрой за национальную команду. Но он касается не только России, это проблема всех стран. Дело в том, что жеребьевка стадий Кубка федерации проходит гораздо позже, чем формируется индивидуальный календарь спортсменов. А от нее зависит, с кем и даже на каком континенте ты играешь. Понятно, что в этом вопросе существует конфликт интересов между профессиональным туром и международной федерацией тенниса. Они никогда по нему не договорятся. Поэтому так важна глубина состава.

— На национальном уровне эта проблема как-то решается?

— На следующий год, думаю, все основные теннисистки будут выступать за сборную, потому что хотят участвовать в Олимпиаде-2020 в Токио. И мы будем выбирать, кого в какой момент задействовать.

Несомненно, будем ставить задачу возвращения во второй дивизион.

— Нужно ли пытаться вернуть в сборную Марию Шарапову, с которой мы в последний раз играли в финале в 2015-м?

— Но ведь сама Шарапова ни одного Кубка федерации не выиграла — все четыре трофея мы взяли без нее. Получается, и без Марии сборная добилась своих лучших результатов. Хотя она несколько раз нам здорово помогла — в полуфинале с Израилем в 2008-м, с Польшей в 2015-м, когда обыграла Агнешку Радванску, и в том самом финале с Чехией принесла два очка.

ОТТОК ТЕННИСИСТОВ В ДРУГИЕ СТРАНЫ ОСТАНОВЛЕН

— Что можно сказать о проблемах сборной в целом?

— В командах идет смена поколений, просто у мужчин она началась на пару лет раньше. А у девушек молодежь еще не до конца созрела для выступлений на взрослом уровне — на юниорском крупных побед добивались Потапова, Калинская, та же Жук, которая живет в Америке и не слишком охотно приезжает к нам. Но мы последнее время всегда играем смешанным составом — сейчас вот Вихлянцева подтянулась.

— В чем причина некоторого провала в подготовке молодых игроков?

— У нас была очень непростая ситуация, когда мы были лишены нормального финансирования в спорте высших достижений. Сейчас с этим все хорошо.

Мы создали экспериментальные команды, куда на сегодняшний день подписали 43 человека, определились с работой на перспективу, и результаты уже видны. У юношей было пять перспективных теннисистов — трое уже в топ-50, Бублика у нас «украл» Казахстан, а Сафиуллина преследовали травмы, но он преодолел этот период и недавно выиграл «челленджер» в Казани.

— Вы упомянули Бублика — насколько остро сейчас стоит перед федерацией проблема оттока теннисистов в другие страны?

— Отток остановился. Причины я уже объяснил выше — мы располагаем ресурсами и подписываем контракты со спортсменами. Окончательно пока не решен вопрос с Тимофеем Скатовым, но он все-таки в Казахстане родился. А в остальном сейчас ситуация совсем не та, что была несколько лет назад. За тот же Казахстан играют сейчас 13 наших теннисистов — это неправильно, и случилось в тот период, когда были сложности с финансированием.

— Рассуждать о работе Игоря Андреева в женской команде пока, конечно, рано. А в целом в стране стоит тренерский вопрос?

— Да, проблема с кадрами на самом деле довольно большая. У нас сейчас много частных клубов, в которых тренерами работают специалисты, перепрофилировавшиеся из других видов спорта. С другой стороны, уровень подготовки молодых тренеров в вузах не является сверхсовременным. А прежнее поколение еще советских специалистов уже во многом сошло по возрасту. Поэтому можно сказать так — количество тренеров по стране увеличилось, но профессиональных кадров стало меньше. Из 1300−1400 специалистов, работающих на данный момент, полноценное образование получили не более чем 400−500.

— Какая-то работа ведется в этом направлении?

— Мы проводим тренерские семинары раз в квартал, на которых обсуждаем методические вопросы. Технологии сейчас ушли далеко вперед, а мы в этом плане не так оснащены. Привлекаем к работе завершающих карьеру игроков. Сейчас в федерации Кафельников и Мыскина — вице-президенты. Андреев стал капитаном женской сборной, Турсунов тоже начал у нас работать. Куницын давно тренирует, Чесноков работал с Весниной, Лиховцева — с женской командой. Только Дементьевой мы предлагали, а она не захотела. Поэтому все эти игроки передают свой опыт. Хотя им тоже надо учиться, в том числе и методической составляющей.