Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
18 января, источник: Чемпионат.com

Шарапова: В этом году я транспортировалась в телевизор

Мария Шарапова поделилась впечатлениями от первых матчей в Мельбурне и рассказала о своей жизни вне корта.

Источник: AP 2018

Мария Шарапова уверенно стартовала на Australian Open. Россиянка одержала уже две победы и не отдала ни сета. Рисунки обеих встреч оказались очень похожи: убедительный первый сет, небольшой спад во втором, но именно небольшой. Со счётом 6:1, 6:4 она обыграла Татьяну Марию, а сегодня, 18 января, оказалась сильнее Анастасии Севастовой — 6:1, 7:6 (7:4). Вообще, соперница для Марии очень неудобная: в прошлом году она обыграла её на US Open, а через пару недель имела матчбол в Пекине. На сей раз Шарапова выиграла пусть и не просто, но легче, чем в Китае. В каком состоянии сейчас находится россиянка? Как она оценивает свою игру? Узнаем это, собрав наиболее интересные вопросы и ответы на её первых двух пресс-конференциях.

«Сейчас уже всё идёт обычно»

— Это ваш второй турнир «Большого шлема» после возвращения. Сравните предтурнирную подготовку перед US Open и Мельбурном.

— Подготовка самая обычная. Я здесь нахожусь уже неделю, тренируюсь на этом покрытии и привыкаю к разнообразной погоде, которую нам предлагает Мельбурн. В прошлом году я прошла через много испытаний как физических, так и психологических. Я провела первый турнир после возвращения, затем первый «Шлем». Но сейчас уже всё более обычно, я просто рада, что вновь играю.

Во время загрузки произошла ошибка.

— Возникали ли у вас мысли о том, что если бы не было Australian Open-2016, то всё пошло бы иначе? (Именно на том турнире допинг-проба, взятая у Марии, показала в организме наличие мельдония. — Прим. ред.)

— Нет, совсем нет. Я стараюсь не думать об этом в таком ключе.

«Я всё ещё набираю обороты»

— Оцените вашу форму на сегодняшний день.

— Я всё ещё набираю обороты. Мне кажется, что с каждым турниром и с каждой неделей у меня возникают разные ощущения. В чём-то я прогрессирую медленнее, чем хотела бы, какими-то элементами я довольна. Физически я всё ещё продолжаю добавлять. Я хочу немного улучшать свою игру каждую неделю, с каждым турниром. Вот такой у меня подход.

— Насколько вы уверены в том, что можете выиграть этот турнир?

— Я где-то уже слышала этот вопрос (улыбается). Я думаю, что уверенность приходит со временем и с каждым новым матчем. Я знаю, что ничего просто так не даётся мне или кому-то ещё. Надо бороться за выигрыш каждого очка. Сейчас очень тяжело сказать. Я точно не слишком уверена в себе. У меня есть ожидания, основанные на предыдущих результатах, и я знаю, на каком уровне могу играть и какой теннис показывать. Но при этом я реалистка. Процесс возвращения занимает время. Я продолжаю идти вперёд.

Во время загрузки произошла ошибка.

— Некоторые критично отнеслись к тому, что на прошлой неделе вы участвовали в жеребьёвке. Вам есть что им сказать?

— Директор турнира Крейг Тили пригласил меня стать частью этой церемонии, я с радостью согласилась. А тем, кто критикует моё участие, мне сказать нечего.

— В последнее время в мире, особенно в США, популярна тема насилия над женщинами. Что вы об этом думаете и имели ли неприятные инциденты в своей карьере?

— Лично я с этим не сталкивалась, но очень хорошо знаю, что в принципе происходит. У меня есть друзья, которые являются членами кампании «Я тоже». Я это всецело поддерживаю. Но лично у меня не было подобных неприятных ситуаций.

— Вечный вопрос по поводу призовых. Считаете ли вы, что теннисистам должны платить больше?

— Мн кажется, что турниры «Большого шлема» отлично справляются. Телевизионные права сейчас как никогда дороги. Если ты хорошо играешь, то хорошо получаешь. Но до далёких стадий надо ещё добраться. В целом призовые становятся выше, при этом я считаю, что игроки достойны получать ещё более солидные призовые.

«Не знаю, когда закончу карьеру»

— Скьявоне призналась, что была не права, когда говорила, что прошлый сезон должен стать последним в её карьере. Допускаете ли вы, что будете играть в 37 лет, или это практически невозможно?

— Я не знаю, что возможно, а что нет. Не хочу гадать. Когда я была тинейджером, то не думала, что буду играть после 30. Вообще не допускала этого, а вот видите, как получилось. Пока моё тело мне подчиняется, пока я могу играть несколько матчей и турниров подряд, пока у меня остаётся мотивация прогрессировать, я буду играть дальше. Я не знаю, когда закончу карьеру, возможно, это решение удивит меня саму.

Следующие вопросы задавали Марии после матча с Севастовой.

— Сегодня в Мельбурне настоящая жара. Расскажите о ваших ощущениях.

— Ну, я бы сказала, что было просто тепло. Да, постепенно становилось только теплее. Я люблю вставать и тренироваться рано утром, но заметила, что сегодня жарче, чем в предыдущие дни.

Во время загрузки произошла ошибка.

— Доставляло ли солнце какие-то неудобства? Может быть, солнечные лучи попадали в глаза при подаче.

— Да, иногда такое бывает, когда подбрасываешь мяч.

— Почему Севастовова является для вас такой трудной соперницей?

— Она никогда не сдаётся. Она возвращает много мячей на твою сторону, это доставляло мне неприятости в предыдущих матчах. Сегодня я очень довольна тем, что играла агрессивно. Я хорошо действовала у сетки и завершала много комбинаций ударом с лёта. Я над этим много работала. Во втором сете был небольшой спад, но я его преодолела. Мне удалось выиграть в двух сетах, а в прошлом году подобное у меня получалось нечасто, так что прогресс есть.

— После матча вы выглядели более радостной, если сравнивать ваши эмоции с другими победами во втором круге «Шлема».

— Ну, я была так рада, потому что две предыдущие встречи с ней сложились для меня непросто. Я выиграла в Китае, но у неё было два матчбола. Плюс сегодня было жарко, а мне удалось победить в двух сетах, это ещё один повод для радости. Я вышла в третий круг и, по-моему, заслужила вдоволь насладиться этим успехом.

«Битва полов» мне понравилась

— В следующем круге вам играть с Кербер. Встреча с такой сильной соперницей на довольно ранней стадии.

— Не совсем. Я возвращалась без какого-либо рейтинга, сейчас я в районе 50-й позиции. Так что я знаю, что буду попадать на сеяных в первых кругах. Как я уже говорила, я люблю большие матчи. Люблю играть с теми, кто раньше побеждал на «Шлеме». Кербер выигрывала здесь, в Мельбурне. Она знает, как играть на этих кортах и в такую погоду. Мне интересно понять, на каком уровне я нахожусь.

— Удалось ли вам посмотреть фильм «Битва полов»?

— Да. Билли-Джин Кинг пригласила меня на премьеру в Лос-Анджелес. Я была в городе, так что пошла. Мне понравилось. Наверное, после него я в кинотеатрах ещё ничего не смотрела. Да и вообще это единственный фильм, который я видела в кинотеатре за последний год.

— Этот фильм позволил вам узнать что-то новое? Например, о зарождении WTA?

— Я хорошо знакома с биографией Билли-Джин, она оказала большое влияние на мою карьеру. Я её знаю ещё с юниорских выступлений. Мне всегда хотелось понять, как она стала такой влиятельной фигурой в нашем виде спорта, хотя она уже давно не выступает. Благодаря ней мы можем делать то, что делаем. Она научила меня тому, что моя карьера может стать примером для подражания для следующих поколений. Когда ты молода, то не думаешь об этом в таком разрезе. Но на самом деле все твои слова и действия имеют влияние на следующие поколения. Я очень ценю то, что она сделала для меня и что продолжает делать для других.

— Как вы считаете, сейчас есть кто-то, похожий по характеру на Билли-Джин?

— Мы это узнаем через какое-то время. Когда я была тинейджером, то не понимала, какое влияние сильная личность может оказывать на других. Сейчас я это понимаю, но потребовалось время. Теннис — очень эгоистичный вид спорта. У тебя есть команда, и она всё делает для того, чтобы ты выиграла. Все сосредоточено на тебе. Всё это нужно, чтобы стать чемпионом, но при этом надо понимать, что и кроме тебя есть другие люди.

Во время загрузки произошла ошибка.

— Вы не играли здесь год. Скучали?

— Очень. Мне нравится Мельбурн, нравится Австралия, я люблю проводить тут время летом. Я смотрела тот турнир с носовыми платками, потому что болела. И вы знаете, у меня такое чувство, что в этом году я транспортировалась в телевизор, потому что играю здесь на арене Рода Лэйвера. Я хотела быть здесь, и я это сделала. Это прекрасно.

— Как вы оцениваете приём со стороны других игроков и болельщиков после вашего возвращения? Довольны ли вы тем, как вас встретили в мире тенниса?

— Мне кажется, что приём был очень тёплый. Публика меня отлично поддерживала на всех турнирах, во всех городах. Когда я приняла решение вернуться, то знала, с какими трудностями мне предстоит столкнуться. Я знала, что у меня не будет рейтинга, что меня могут ставить на маленькие корты. Я всё понимаю — это часть процесса. Теперь я знаю, какие ощущения испытываешь, когда долго не играешь. Мне нравится то, что я делаю, я боец. Мне кажется, что это видно по моим матчам. Как только я перестану это демонстрировать — перестану играть.

— Как отличается ваша игра от той, что вы показывали два года назад? Какие изменения произошли?

— Не мне сравнить свою игру сейчас и тогда. Но мне кажется, что я добавила несколько вещей. Я стала намного чаще ходить вперёд. Я намного более уверенно чувствую себя у сетки, чем раньше. Я стала играть более вариативно. Какие-то базовые элементы по-прежнему нуждаются в улучшении. Например, я могу играть более стабильно. Мне много надо прибавлять в игре на приёме. В общем, я могу говорить об этом целый день, но разговоры результата не дадут. Мне надо сосредоточиться на тех элементах, которые можно улучшить.