Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
25 июля, источник: Советский спорт

Карен Хачанов: Цели — стать первой ракеткой мира и выиграть Шлем и не один

В классификации сильнейших молодых (до 21 года) игроков АТП-Тура, которая ведет к ноябрьскому турниру финальной восьмерки в Милане «Next Generation Finals» россияне теперь занимают два первых места из трех.

Источник: РИА "Новости"

Впереди — немец Александр Зверев, за ним Карен Хачанов и Андрей Рублев. Намерения у всех самые серьезные.

Пока французы, приехавшие шумной толпой в курортный город Бостад, снимались с турнира, не доиграв первого матча, забирали призовые и отправлялись на «player’s party», пока испанцы улыбались блондинкам, 21-летний Карен Хачанов шел на корт, в тренажерный зал и снова на корт, потому что цели у него другие.

— Короткие цели себе не ставил, ни три месяца, ни на год, — синие глаза под черными бровями смотрели серьезно, даже строго, — у меня есть мои главные цели.

— И это?
— Конечно, стать первой ракеткой мира, выиграть Большой Шлем и не один. Когда это случится точной даты не ставим. Главное — идти к этому.

К этой же цели идет не один Хачанов, с ним по пути еще по крайней мере троим — австрийцу Доминику Тиму, немцу Александру Звереву и соотечественнику Андрею Рублеву.

Смелое хачановское «Иду на Вы» вместе с сокрушительной подачей, достойной роста (198 см), и другими не хилыми ударами, падает на соперников могильной плитой и хоронит всех: и молодых и старых, двуручных и одноручных, высоких и коротких. Поверженный им на Роланд Гарросе двухметровый американец Джон Иснер, которому Хачанов смотрит глаза-в-глаза, не вставая на цыпочки, заметил: «Он бьет по мячу исключительно мощно и исключительно плоско. Но это та скорость, на которой он хочет играть. Если ему удалось перебить Бердыха, это впечатляет».

Не только Бердыха, но еще и Пабло Куэваса, Давида Гоффана, Кея Нишикори и Жиля Симона… На всех покрытиях: грунте, харде, траве.

«Жена играет главную роль, но выбор турниров с ней не связан»

После Уимблдона теннисный пелетон начинает плавно перетекать на американский хард, но Хачанов задержался в Европе и напланировал себе и Бостад, и Гамбург. В чудесный, утопающий в розах Бостад приехал с тренером и женой.

— Может вам жена сказала: поедем, в Швецию, там такой чудесный курортный городок есть, Бостад…
— При чем тут жена?

— Жена играет большую роль в жизни человека…
— Понятно, что она играет большую, даже главную роль в моей жизни. Но выбор турниров с ней никак не связан. Мы с моей командой планировали заявку еще за шесть недель до начала Swedish Open. В то время я неплохо выступал на грунте и хотел продолжить играть на грунте после травы. Поэтому приехали сюда и потом в Гамбург. Вот и все.

— Почему тогда не сыграть и третий, завершив грунтовую серию Китцбюэлем?
— Мог бы, конечно, сыграть еще и Китцбюэль, но потом сразу было бы США, там два Мастерса идут подряд, друг за другом. Они очень важны, и к ним надо хорошо подготовиться. Игроки играют там, где предпочитают. И в прошлом году у меня был такое же турнирное расписание, рейтинг правда был немножко другой. Конечно, может быть было бы легче, нет не легче, а удобнее, сразу поехать на хард, тогда бы уже весь остаток сезона провел бы на харде, поменяв лишь осенью улицу на зал. Но все равно решил сыграть еще пару турниров на грунте, потому что он мне нравится, вот и все.

Когда русскому с немцем есть о чем пошутить

Свой самый длинный тай-брейк Карен сыграл в паре с Дастином Брауном в Бостаде — матч был выигран 17−15 в решающем укороченном сете и русский с немцем смеялись всю дорогу на зависть Медведеву с Меркель.

— Парные матчи, как оказывается, очень поднимают настроение…
— Переход с травы на грунт требует тренировки, хотел побольше матчей сыграть — вот и согласился на пару. Браун сам заранее позвонил, спросил, хочу ли я с ним сыграть и за неделю до турнира мы договорились.

— С ним от скуки наверное не умрешь?
— Да. Он веселый парень, но пара — это как тренировка. Понятно дело, я хочу выиграть, но есть такие элементы, которые здесь очень хорошо тренируются. Вообще пара пришлась в Бостаде особенно кстати.

— Объясните.
— Я прилетел в Швецию в субботу, сразу узнал, что Гаске снялся, поэтому его место четвертого сеянного перешло мне. Это значит проход без игры сразу во второй круг. Это также значит, что свой первый матч мне было играть не раньше среды или четверга. Если бы я знал про Гаске заранее, то прилетел бы в понедельник и не маялся бы лишних дней в Бостаде. Конечно, всегда хочется приехать на турнир заранее и потренироваться пару дней, но пять дней — это перебор. Выматывает конкретно и выбивает из ритма. Ты готов играть, хочешь играть, но начинаешь турнир позже других. Поэтому парный матч, сыгранный в понедельник, пришелся как нельзя кстати.

«Даже Федерер, играя с Надалем, случается, ведет 40−0 и все равно проигрывает»

— Два сыгранных матча в Бостаде, как зеркальные отражения друг друга: в одном вы отыгрались с матчболов и выиграли, в другом сами имели матчболы и проиграли…
— Гульбис — игрок первой десятки, полгода не играл, сейчас вернулся, показывает хороший теннис. Он очень быстрый, хорошо читает игру и у него прекрасное чувство мяча. С его стороны все было хорошо, с моей стороны: вверх — вниз, где-то потерял концентрацию, где-то играл чуть более плоско, чем надо было. Главное, что боролся до конца и получилась волевая и тяжелая победа.

С Долгополовым играл первый раз. Правда, удалось немного потренироватсья с ним в воскресенье, но был дождь и мы просто с места немного постучали. Да, конечно, он необычный неординарный игрок, очень опасный. Настраивался, как и на все матчи. Думаю, что на результат оказало влияние и состояние корта после дождя — корт вязкий, отскок низкий.

— Есть ли способ тренировать внимание, чтобы оно от вас не уплывало в решающие моменты?
— Не такая уж это редкость, когда ведешь в гейме, скажем, 40−15, а потом становится «ровно». Почему так происходит? — ответов много: может соперник хорошо сыграл, может я потерял концентрацию, надо смотреть по ситуации. Даже Федерер, играя с Надалем, случается ведет 40−0 и все равно проигрывает, правильно? Все теряют концентрацию в какие-то моменты. Надо просто правильно на это реагировать, то есть быстро забывать ошибки и настраиваться на следующее очко.

— Федереру уже 36, вы можете представить себя лет через 15?
— Хотелось бы играть, как можно дольше, но вы же знаете, что многие наши теннисисты закончили достаточно рано из-за травм. Дай Бог, чтобы здоровье позволяло, как оно позволяет Федереру в этому году. Он же на полгода выпал, затем вернулся и сейчас играет, как в лучшие годы.