Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
3 февраля 2016, источник: Спорт-Экспресс

Новый наряд Шараповой

Ситуация, в которую попала сборная России перед матчем с голландками, напоминает известную сказку Андерсена.

Источник: Спорт-Экспресс

Матчи национальных сборных в олимпийский год — всегда особая история. Особенно с учетом постоянно ужесточающихся требований к игрокам со стороны Международной федерации тенниса (ITF). Понятны интересы функционеров, стремящихся к тому, чтобы лучшие мастера играли за свои команды и именно с этим увязывающих их допуск к Олимпийским играм. Однако зачастую это превращается в профанацию: вынуждаемые получить пресловутую «галочку», многие звезды откладывают выступление за сборную до самого последнего момента.

Главными пострадавшими в такой ситуации оказываются капитаны команд, которые мечутся словно между Сциллой и Харибдой. С одной стороны, им нужно заиграть тех из подопечных, кто еще не набрал нужную квоту матчей. С другой, — разгрузить игроков, уже соответствующих требованиям ITF. И ведь никто при этом не снимает с них задачу успешного выступления в Кубке федерации. Вот как хочешь — так и вертись.

Можно поэтому представить положение российского капитана Анастасии Мыскиной, под началом которой находится не кто-нибудь, а сама Маша Шарапова. Ни для кого не секрет, что одна из главных звезд мирового тенниса приезжает в сборную, только когда на горизонте замаячит очередная Олимпиада. Так было перед Играми в Пекине, потом ситуация повторилась накануне Лондона. Нынче — третья часть Марлезонского балета. В минувшем сезоне Шарапова выступила за сборную в Польше и Чехии. Чтобы получить право на поездку в Рио-де-Жанейро, ей не хватает последней отметки в дорожной карте. Штука только в том, что сейчас из-за травмы она играть не может.

Шестая ракетка мира повредила руку в начале сезона перед турниром в Брисбене и даже была вынуждена сняться с тех соревнований. На Открытом чемпионате Австралии она выступила, но сразу после поражения от Серены Уильямс улетела в Германию на обследование. Свой диагноз врачи не оглашают, однако, по всей видимости, дело не так просто. Уже известно, что Шарапова отменила все свои запланированные выступления вплоть до турнира в Индиан-Уэллсе, который состоится в начале марта. Не поедет она и на премьерный розыгрыш женского St. Petersburg Open, хотя предварительная договоренность об этом имелась и организаторы до последнего надеялись на появление звезды.

Итак, Шараповой как воздух нужен еще один матч за сборную, однако играть она не может. Что делать в такой ситуации? Можно, конечно, отложить выполнение всех формальностей до середины апреля, когда россиянки соберутся вновь для выступления в полуфинале Кубка федерации. А вдруг не соберутся? Что если — тьфу-тьфу-тьфу, стучим по дереву — голландки в предстоящие выходные сотворят сенсацию и не пустят хозяек площадки в следующую стадию? И потом, в эти сроки в Европе пройдет несколько турниров, на которых Марии нужно защищать рейтинговые очки. Ехать в национальную команду при таком раскладе ей совсем не с руки.

А что если поступить иначе? В регламенте ITF ведь не написано, что игроку следует обязательно выходить на корт. Находиться в официальной заявке сборной он должен непременно, а про остальное — не сказано ни слова. Чем вам не выход из положения? Так возникла ситуация, напоминающая известную сказку Андерсена «Новый наряд короля». Все все видят, все все понимают, только обрисовать ситуацию вслух не осмеливаются.

Выйдет ли Маша в выходные против голландок — это вопрос Полишинеля. Сама теннисистка достаточно откровенно отвечает на него. «Я не думаю, что буду играть. Скорее всего, выступлю в качестве болельщика, буду просто поддерживать команду», — заявила она в среду на пресс-конференции. В самом деле, если игрок не готов, кто может заставить его пойти на корт и рисковать осложнением травмы? Тем более, когда речь идет о такой суперзвезде, как Шарапова, для которой каждый день простоя означает гигантские убытки.

Но официальные лица не могут назвать все своими именами. Хуже всего приходится Анастасии Мыскиной, которую журналисты буквально атакуют вопросами о Шараповой. «Состав команды всегда определяется ближе к пятнице. Все теннисистки тренируются; кто из них будет лучше готов, тот и сыграет», — отбивается на наседающих капитан. Вроде бы и не кривит Мыскина душой, каждое из ее слов по отдельности — правильно и верно. Вот только осадок все равно остается: не сказать правду — еще не значит не солгать.

Понятно, что ситуация складывается щекотливая и двусмысленная. Спортивный принцип, согласно которому в сборную должны попадать самые сильные и подготовленные, задвигается в сторону. На смену ему приходят соображения иного порядка, преследующие высшие интересы. Но уж коли так получилось, может быть, признать это прямо, без экивоков? Да, жертвуем одним местом в сборной ради потенциальной олимпийской медали. Да и юной Даше Касаткиной будет полезно потренироваться неделю бок-о-бок с таким мастером, как Шарапова. В конце концов, конфузы случаются у всех — и у простых людей, и у королей. Умение же выйти из таких ситуаций с достоинством обычно отличает как раз коронованных особ.