Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
11 сентября, источник: Чемпионат.com

«К концу заплыва мои ноги стали короче». А она мечтала плыть по-собачьи

Россиянка собрала почти полмиллиона рублей и переплыла Ла-Манш. 20 часов в холодной воде, в барсучьем жире, в сопровождении медуз и котиков.

Источник: Чемпионат.com

28 августа россиянка Татьяна Квасова переплыла Ла-Манш. В наше время вроде бы обычное дело, счёт пловцов-героев пошёл на вторую тысячу. Но Квасова — обычный любитель, которая училась плавать в сибирских озёрах и собирала деньги на тренировки и сам заплыв с помощью марафонской команды Шри Чинмоя. Если бы первая попытка завершилась неудачей, на вторую средств бы уже не было.

«Мечтала переплыть Ла-Манш по-собачьи»

— Как вы вообще узнали об этом экстремальном марафонском заплыве?
— С сайта международной марафонской команды Шри Чинмоя. Там вообще было очень много информации о том, чего добились члены этой команды. Там и восхождение на Эверест, и суточный бег, и многое другое, в том числе плавание через Ла-Манш. Мне очень захотелось преодолеть этот пролив, тем более, что в Новокузнецке, где я родилась, не было бассейнов, чтобы учиться плавать.

— А где же учились плавать?
— Выезжали с родителями на окрестные озёра. Там и научилась плавать по-собачьи, мне тогда было лет 6−7. Но наплаваться вдоволь не могла никогда. Часами проводила время в воде, и всё было мало. Когда я узнала про то, что можно переплыть Ла-Манш, и плыть там часов 13 минимум, я загорелась этой идеей. И постоянно думала о том, пустят ли меня туда, если плыть именно по-собачьи. Друзьям такой вопрос задавала, и они меня убедили, что нужно сначала нормально плавать научиться, а потом мечтать о чём-то большом.

— И когда начали учиться?
— Первый раз я пришла в бассейн в 19 лет в Челябинске, куда поехала учиться. Там в этих сооружениях, в том числе и олимпийского формата (50 м), недостатка не было. Именно в Челябинске мне показали, какие существуют стили плавания, как нужно правильно держаться на воде и дышать.

 — Сложно было среди взрослых плавать учиться?
— А я и не тренировалась со взрослыми. Несмотря на возраст, выглядела я намного моложе, и меня определили в подростковую группу. Так что настоящему плаванию я училась с «малявками» (смеётся). Но не сказать, чтобы это было у меня как-то регулярно. Месяц ходила — бросала, месяц ходила — бросала. На другой уровень я вышла только года три назад уже в Москве.

«Написала отрывок из письма Татьяны Онегину на английском самому Шри Чинмою»

— В Москву вы переехали из Челябинска?
— Да. В нашей столице команда Шри Чинмоя координирует все мероприятия, которые проходят в России, хотя отделения есть во многих городах. А я стала членом этой команды и получила приглашение в Москве заниматься организацией эти мероприятий.

 — Пока получали образование на факультете иностранных языков?
— Именно так. Присоединиться к проекту может любой человек. Я написала туда письмо ещё в то время, когда был жив сам Шри Чинмой. Так что в команду он пригласил меня лично.

— Насколько я знаю, там обязательным к заполнению является пункт, в котором нужно рассказать, кто вы и зачем вам это нужно. Что вы там написали?
— Я написала отрывок из «Письма Татьяны к Онегину». Честно говоря, уже не помню, какие именно строчки, но на тот момент они отражали именно то, что я чувствовала. Мне было довольно скучно в жизни, а здесь можно было постоянно развиваться и добиваться таких достижений, которых в обычной жизни и представить нельзя. Вот я и написала на английском. Про то, что испытывала и чего бы хотела добиться.

— На такое письмо, наверное, сложно не ответить.
— На самом деле, ответил мне не Шри Чинмой, но именно он прислал мне приглашение в команду через координатора в Челябинской области. Было это в 2004-м.

 — Может быть, первый случай, когда стихи Пушкина помогли не только в любви, но и в спорте.
— Звучит несколько необычно, но так и есть. Но без любви всё равно никуда. Я когда ехала на заплыв, меня тренер предупреждал, что очень важна первая встреча, от этого многое зависит. Могу сказать, что в Ла-Манш я влюбилась с первого взгляда. Я не хотела его форсировать, я чувствовала, что хочу просто жить в нём, словно в родном доме.

«Ла-Манш? Вау! Хочу, хочу!»

— Когда вы писали письмо, думали именно о том, что в будущем решитесь на такой заплыв?
— Не совсем. В команде Шри Чинмоя интегральный подход к развитию личности. Там много времени уделяется умению концентрироваться в нужный момент. Даже не представляете, как это помогло мне на экзаменах в вузе! Мне было интересно всё. Но когда я узнала про Ла-Манш, это было…

 — «Вау! Хочу, хочу!»?
— Абсолютно точно. Я стала искать информацию о том, кто и когда переплывал Ла-Манш, как они к этому готовились, что испытывали, с какими сложностями сталкивались. И три года назад я поняла, что готова это сделать. Начала заниматься настоящим плаванием.

— Непосредственно подготовка сколько времени заняла?
— Ровно год. В сентябре 2016-го у меня появился новый тренер, с которым я стала готовиться к марафонскому заплыву. Это Максим Коршунов из школы My Swim Евгения Безрученко. Он составил для меня годичный план подготовки, в котором была расписана каждая неделя. Моей задачей была адаптация к холоду, поскольку Макс, если так можно выразиться, «бассейновский» пловец. То есть он меня сразу предупредил, что за эту часть подготовки ответственности нести не может. Но всё остальное расписал подробнейшим образом, включая и медицинскую часть. Так что его заслуга в том, что я финишировала — огромная. Как и всех работников дворца водных видов спорта Фили, которые давали мне возможность тренироваться без ограничений.

 — А к холоду как адаптировались?
— Целую программу разработала. Купалась в проруби, например. Даже записалась в «Клуб моржей» Натальи Серой, которая в составе российской команды Берингов пролив переплывала. Я узнала от них множество полезных вещей о том, как приспособиться к холодной воде. Но ездила к ним в клуб всего один раз, поскольку мне было далековато. Полученные знания применяла на практике самостоятельно.

— А где именно плавали зимой?
— У меня рядом с домом Химкинское водохранилище, и там была отличная прорубь, за которой кто-то тщательно следил всю зиму. Вот в ней и плавала регулярно.

 — Бросить всё это не хотелось?
— Несколько раз, признаюсь, было такое. Просто накатывали приступы страха, я думала, что у меня ничего не получится. Но тренер убедил меня не бросать затею, а довести проект до конца.

«Собрала 5000 фунтов стерлингов. Второй раз вряд ли бы получилось»

— За чей счёт был реализован этот проект?
— Вы знаете, я же работаю в команде Шри Чинмоя, а потом можно сказать, что весь бюджет сложился из моих собственных средств и тех денег, которые помогли собрать коллеги. Особенно это чувствовалось на последнем этапе, когда за месяц до старта нужно было ехать в Лондон и там жить. Я же за несколько месяцев до главного заплыва должна была проплыть квалификационный в холодной воде. Сделала это в Крыму весной. По совету Макса Коршунова плыла 30 км. Со мной всё это время была подруга по команде, которая после этого заплыва написала отчёт на шести листах и отправила его по корпоративной почте.

— После этого вам стали присылать деньги?
— Да. Со всего мира. И набралась нужная сумма.

 — Нужная — это сколько?
— Около 5000 фунтов стерлингов. Из них 3000 фунтов уходит на аренду лодки. При этом она арендуется на конкретные даты, которые бронируются за пару лет до самого заплыва. Сначала вносится невозвратный депозит в 300 фунтов, а потом двумя частями — основная часть средств. Стартовый взнос составляет 325 фунтов. Проживание в Англии уже у каждого индивидуально. Кто-то может себе и отель шикарный позволить.

— Где жили вы перед заплывом?
— В палаточном лагере. 10 лет назад там же останавливался наш Юрий Кудинов, которому до сих пор принадлежит рекорд среди россиян. Хозяин этого лагеря его отлично помнит, называет «огромным русским, который плавал, как машина». Именно благодаря Кудинову я и смогла остановиться в этом лагере, поскольку все места на лето уже были забронированы. Но хозяин после воспоминаний о Кудинове выделил палатку для меня и помощников и сделал очень хорошую скидку. Проживание на троих обошлось примерно в 350 фунтов — дешевле просто не бывает. Значительная сумма ушла на спортивное питание. Покупались бутылки, верёвки, фонарики, прочие мелочи.

 — Не очень комфортно, наверное.
— Это правда, но зато там природа практически в нетронутом виде и потрясающий воздух. Я, наверное, на 10 лет вперёд надышалась и оздоровилась. В таком месте чувствуешь какие-то недоступные ранее эмоции: чистейшая вода, ягоды растут, которые мы ведёрками набирали, лисы бегали, кролики прыгали.

 — Практически те же условия, что были у Мэтью Уэбба.
— Да, очень похоже.

 — Вы не думали о том, что собрать такую сумму второй раз не получится, и нужно обязательно с первой попытки всё сделать, в отличие от Уэбба?
— Не знаю, состоялась бы вторая попытка или нет, но я прекрасно понимала, что во второй раз придётся всё начинать с нуля. И вновь решать финансовые вопросы. Да и тренер сказал, чтобы я ему даже не звонила, если финишировать не смогу (смеётся).

«Ла-Манш — это на 80 процентов голова, а на 20 процентов «физика»

— О чём думали перед тем, как войти в воду и начать заплыв?
— Несколько секунд медитировала. Так принято у нас в команде. На самом деле на лодке ты немного отплываешь, затем прыгаешь в воду и плывёшь к пляжу. Тебе необходимо выйти на берег и ждать сирены, которая даст сигнал к старту. Я думала, что у меня будет несколько минут, но оказалось, что для медитации был совсем короткий отрезок времени. Мне хватило.

 — Чем натирали тело перед заплывом?
— Огромным слоем вазелина, барсучьим жиром и кремом «Барсукор», который просто жарит изнутри. Это помогает и в плане борьбы с холодом, и спасает кожу от натираний. Кстати, мне было очень сложно решиться на барсучий жир.

— Почему?
— Потому что я вегетарианка, и мне очень жалко животных. Но Макс убедил меня в том, что это обязательно нужно сделать. В данной ситуации пришлось поступиться принципами, чтобы не рисковать результатом.

— Во всех марафонах спортсмены сталкиваются со «стеной». У вас такое было?
— Мне много рассказывали, что наступит момент, когда ты не сможешь шевелить руками и ногами, когда будет сводить всё тело. Я ждала, когда же со мной такое произойдёт. И не дождалась. Хотя я пловец слабенький, а тут даже крутые профи об этой «стене» говорили.

— Слабенький?
— Конечно. На тех турнирах, которые проводит школа My Swim, я бы всегда была в конце протокола. Я могу плыть долго, но делаю это очень медленно. Я даже когда с лодочником говорила, то сразу сказала, что проведу в воде примерно 20 часов. Он понял, что мы будем плыть без остановок, но долго.

 — Вы предполагали, что проплывёте 60 км, то есть почти в два раза больше?
— Конечно. Тут надо учитывать приливы и отливы, волны. А вообще, Ла-Манш — это 80 процентов голова и 20 процентов «физика». Как настроишься, так и проплывёшь. Это тяжёлое испытание.

 — При этом вы очень высоко оцениваете роль тренера.
— Да, он ведь готовил меня во всех отношениях, учил меня выходить из зоны комфорта. Помогла мне и философия Шри Чинмоя, его методики и рекомендации. А ещё помогло участие в марафонском беге.

 — А вы бегали марафоны?
— Не просто марафоны, а непрерывный бег в течение долгого времени. Я бегала в течение 13 часов. И бассейне плыла 25 км, а это очень сложно именно в бассейне.

 — Вам легче плыть или бежать?
— Плыть, потому что во время плавания я научилась «отключать» голову, и всё оказывается хорошо и легко. Я много над этим работала. Это и есть основная задача медитации. А во время бега мне это не удаётся сделать.

«Не понимаю, как проплыла мимо медуз и котиков. Я ужасно их боюсь»

— Вы представляли себе финиш?
— Да, представляла, как выползаю на берег. До старта опасалась, что у меня не будет сил нормально выйти, потому что после тренировок такое бывало не раз — силы иссякали полностью. Но я не устала за время заплыва! Плюс погода была просто идеальной.

 — Вам сказали ориентир, где финишировать?
— Да, наблюдатели просили доплыть меня до камня, дотронуться и плыть к лодке. Но мне это показалось скучным. Там же пляж рядом, поэтому я на пляж поплыла. Мне нужно было обязательно выйти своими ногами, которые к концу заплыва стали короче. Они загибались внутрь, а я из-за этого стала похожа на морского котика. Но я вышла довольно спокойно, хотя чуть-чуть потрясывало.

 — На берегу кто-то был?
— Да, две девушки сидели. Француженки, наверное. Но они даже не посмотрели в мою сторону, и хорошо. Если в тот момент, когда он вышел, его даже случайно кто-то коснётся, то результат не засчитывается, так как это можно расценить как постороннюю помощь. Так что я вышла, а потом поплыла обратно к лодке, поскольку к берегу причалить было невозможно.

— От заплыва физически быстро отошли?
— Когда на лодку вернулась, всё уже было нормально. Я представляла, что буду дрожать, пить что-то горячее, но ничего такого не было. Мне дали гирлянду, флаг, попозировала чуть-чуть, а потом в купальнике сидела, благо было даже жарко. Про меня даже забыли ненадолго, пришлось напомнить, попросить принести одежду. И ещё мне стало очень страшно!

 — Почему?
— Потому что только с лодки я увидел множество мордочек морских котиков! А я их ужасно боюсь. Когда я плыла, никто меня не коснулся, а когда увидела эти морды с лодки, испугалась. Уже потом мне помощники рассказали, что по ходу заплыва меня постоянно сопровождали медузы, котики и дельфины. Может, барсучий жир помог и меня за свою приняли?

— Что дальше? Ведь мечта исполнилась.
— Пока не знаю. Могу точно сказать, что быть преподавателем и тренером — не моё, так что работать по профессии не буду. Я пробовала заниматься репетиторством, однако у меня это не получалось. Я не могу заниматься тем, что приносит деньги, но не доставляет удовольствие. Мне больше нравится самой чему-то учиться. Пока продолжу работу в качестве организатора соревнований в команде Шри Чинмоя. У нас больше 20 стартов в год для спортсменов-любителей, это много. Пока каких-то далёких планов я не строю.