Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
28 июля, источник: Спорт-Экспресс

Антон Чупков: Перед стартом послушал гимн. Зарядился

Чемпион мира за дистанции 200 метров брассом — о тактике Борзаковского, своих слабых местах и британском небожителе.

Адам Пити предсказывал Чупкову золото. А Пити в брассе — это не просто олимпийский чемпион и пятикратный чемпион, а легенда. Его фамилию произносят с придыханием все брассисты, да и сам Чупков сказал после награждения, что считает англичанина недосягаемым.

— Вы планировали до такой степени ускориться на последнем отрезке?

— Ну да, все как обычно. Главное, чтобы силы на это оставались. Если сил нет, тут уж планируй, не планируй… У меня силы оставались, как и вчера.

— В финале ваша борьба с японцами выглядела более жесткой.

— Да? А я и не почувствовал. Просто плыл. Ребята прибавили, ну так и я старался прибавить. Но так, не в ущерб для себя, чтобы не было совсем уж тяжело.

— Ориентировались по ходу дистанции на рекордсмена мира Иппея Ватанабе?

— Так больше было не на кого. Второй японец (Ясухиро Косеки. — Прим. «СЭ») наверное тоже быстро начинал. Просто его я не видел: с Ватанабе мы плыли рядом, а Косеки — по следующей дорожке.

— На финише почувствовали, как они оба стали сдавать?

— Не думал об этом, мое дело было прибавлять самому.

— Вы знаете, кто такой Юрий Борзаковский?

— Да, конечно. Легкоатлет, бегун. Я даже смотрел какие-то его выступления, но, честно говоря, не особенно их запомнил.

— Он тоже обычно начинал дистанцию спокойно и расслабленно и прибавлял на финише.

— Ну вот. Значит, я такой не один. Это мой тренер такую тактику придумал.

ВТОРОЙ И ТРЕТИЙ ОТРЕЗКИ У МЕНЯ «ВЫПАЛИ»

— Можете ли сказать, что сейчас вы знаете о дистанции 200 метров брассом что-то такое, чего не знали в Рио-де-Жанейро?

— Ничего принципиально нового я не узнал. Мы с тренером точно так же обговаривали тактику, я старался ее придерживаться. В плане тренировок и выступлений я вообще слушаю только его. А сам просто стал на год… как бы это правильнее сказать: не старее, а опытнее.

— Другими словами, на Играх вы были не в состоянии плыть быстрее?

— Возможно. Там я был счастлив от того, что завоевал медаль. Пусть бронзовую.

— Вы как-то объясняете для себя сегодняшний феноменальный результат команды?

— Просто мы все поверили в себя.

— Волновались в ожидании финала?

— Поел вечером хорошо, уснул спокойно, утром стал как обычно готовиться к старту.

— И даже мельком не думали о возможной медали?

— Вообще нет.

— Адам Пити сказал утром, что вы обязательно выиграете.

— Он молодец. Хотя сам я твердо усвоил: никогда нельзя перед заплывом недооценивать соперников и переоценивать себя.

— Что вам нужно для того, чтобы побить мировой рекорд?

— Больше тренироваться, больше прибавлять в «физике».

— Как, по вашему мнению, должна быть построена раскладка заплыва, чтобы этот рекорд случился?

— Понимаете, я здесь вообще не думал об этом. Понятно, что хотел показать хороший результат, но главное на чемпионате мира все-таки победа.

— Это понятно. Но если говорить о рекорде, как нужно строить тактику, чтобы к нему приплыть?

— Я не видел свою финальную раскладку, но по предыдущему старту могу сказать, что второй и третий «полтинники» у меня немного выпали. Это, наверное, и есть самое слабое мое место.

— Если скорость в ходе дистанции начинает проседать, вы это чувствуете?

— Нет. Мне всегда кажется, что я плаваю на соревнованиях одинаково.

НЕБОЖИТЕЛЬ ТУТ ТОЛЬКО ОДИН — ПИТИ

— Чем больше всего были довольны в финале?

— Тем, как прошел первый и последний отрезки. И цифрами на табло.

— Вы помните, когда ваш тренер Александр Немтырев впервые серьезно заговорил с вами о тактике?

— На юношеских Олимпийских играх. Со мной тогда в финале плыл как раз Ватанабе, он выиграл 200 метров. Вот с того момента мы и стали думать, как побеждать.

— Это тяжелая работа — тренировать вторую половину дистанции таким образом, чтобы она была столь стремительной?

— Очень. Такая работа требует не только много сил, но и много нервов.

— Конфликты с тренером на этой почве случаются?

— Никогда. Тренер всегда прав.

— Кирилл Пригода, установивший на стометровке брассом рекорд России, сказал, что для него было делом чести у вас этот рекорд отобрать. Прокомментируете?

— Сам я не плыл в Будапеште стометровку, поэтому могу сказать только то, что Кирилл молодец. Мы друзья, так что его успех никак не ущемляет мои чувства. Я рад за него. Рад, что первую медаль завоевал именно он, и очень хотел тоже получить медаль.

— Когда вы ждали свой старт, следили за тем, что происходит в бассейне, или старались как-то отстраниться от этого?

— Не просто следил, я специально ходил смотреть, как плывет Женя Рылов, смотрел, как его награждали, гимн слушал. Зарядился, можно сказать, от этого.

— У России подбирается на этом чемпионате довольно крутая комбинированная эстафета 4×100 метров. Вам что-то известно о своем в ней участии?

— Если мне будет доверено проплыть утром, я очень обрадуюсь этому. На вечерний заплыв по понятным причинам не претендую. Было бы логично и правильно отдать этот этап Пригоде.

— Американцев считают в плавании небожителями. Наверное, приятно ощущать, что дистанция сокращается?

— Небожитель тут только один — Пити. Остальные обычные люди, с которыми можно бороться. То, что наша команда боеспособна, мы, думаю, доказали.

— Что такого есть у Пити, чего нет у вас?

— Тяжело сказать. Он плавает в брассе 50 и 100 метров, я — 200. Так — обычный парень. Мне просто очень нравится, как он плывет. На данном этапе он, думаю, на своих дистанциях непобедим. Но рано или поздно и с ним будем биться на равных.

— Пити знаменит и тем, что поглощает восемь тысяч килокалорий в день. А вы?

— Понятия не имею. Я за этим не слежу — просто ем то, что хочется. Плавать мне это не мешает.

— Спасибо за интервью.

— Нет-нет-нет, подождите. Я очень хотел бы сказать всем спасибо. Тренеру, моей семье, родным, близким, любимым, моей маме, спортивной школе, своему городу — всем, кто за нас сегодня болел. Я же могу об этом попросить?

Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ
из Будапешта.