Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
18 февраля, источник: TeamRussia.pro

Четыре, три, два… Один?

Любой репортёр стремится избегать банальных и слишком очевидных вопросов. Но иногда просто не остаётся вариантов. Итак, в скиатлоне наш лыжник Денис Спицов финишировал четвёртым. В гонке на 15 километров — уже третьим. Эстафета принесла нашим серебряные медали.

 — У вас эдакая лесенка получается: четвёртое, третье, второе…

— Давайте не будем тут ничего выстраивать пока что, — Денис засмеялся, но как-то не слишком открыто. Он ведь не мог не проследить такую бросающуюся в глаза последовательность. — Придёт время, посмотрим. А пока не будем ничего загадывать.

Но это было потом. А сначала журналисты с радостью констатировали, что в день эстафеты на трибунах лыжного стадиона «Альпензия» наконец-то было многолюдно. Именно в воскресенье предлагалось очень эффектное зрелище — мужская эстафета 4×10 километров. И к тому же — отличная погода.

— Сегодня теплее, чем в прежние дни. Но вот Денис Спицов говорит, что ему нужно, чтобы было холодно. Вам какая погода больше нравится?

— Несколько лет назад в Валь-ди-Фьемме бежали мою любимую гонку — 15 километров, — Андрей Ларьков отвечал неторопливо и обстоятельно, как будто он не на Олимпиаде и не ждёт развязки острейшей гонки, а в отпуске у моря. — Так там было плюс 12 градусов и солнце. Это моя любимая погода, — и засмеялся.

За нашу команду два первых классических этапа бежали Адрей Ларьков и Александр Большунов, третий и четвертый — коньковые — отвели Алексею Червоткину и Денису Спицову. С двумя первыми и последним этапами всё было очевидно. А вот Червоткин на этих Играх ещё не выступал, да к тому же переболел совсем недавно. Это тревожило.

За норвежскую команду бежали Тонсет, Сундбю, Крюгер и Клэбо. Страшно звучит? Вы знаете, нет. После того, что наши здесь уже совершили — совершенно не страшно. И лично я готовился смотреть борьбу наших за победу.

Первым со стартовой прямой на дистанцию выбежал норвежец Тонсет. Андрей Ларьков был чуть позади, не отставали и другие лидеры. Впрочем, все гонщики держались плотной группой на протяжении первого круга, но уже на втором — пелотон растянулся. Впереди остались Ларьков, казахстанец Алексей Полторанин и все тот же Тонсет. Но на третьем круге начались чудеса. Ларьков и Полторанин стали уходить от всех. Оба были явно прекрасно готовы, к тому же у них оказались великолепно готовы лыжи. И всё это совершенно не удивило Андрея. — Вы сами от себя ожидали такой прыти?

— Я настраиваюсь на эстафету очень серьезно, мне очень нравится этот вид программы, — Ларьков до того выступил в двух олимпийских гонках, но неудачно. — Уже, можно сказать, готов был вчера с вечера бежать.

— То есть спали спокойно, позавтракали нормально, я правильно понимаю?

— Да. Буквально день-два назад мы только-только привыкли к местному времени. Ложимся часов в 11, встаем в 9. В самый раз, как надо.

— Лыжи работали идеально?

— Лыжи сегодня работали очень хорошо, — Андрей слегка задумался. — Вторая пара после Алексея Полторанина, я думаю.

Тем временем выяснилось, что смазчики норвежца и шведа Халварсона промахнулись. В подъем оба не столько ехали, сколько бежали вприпрыжку. И отставали все больше.

— Очень быстро всё прошло сегодня. Десять километров, быстрое скольжение, всего три круга, — Андрей только через полчаса после финиша мог излагать внятно. — Не успели оглянуться, как начался третий круг, скорости взвинтились. Я даже, если честно, не видел, что какой-то отрыв появился. Всё скоротечно прошло.

Ларьков выиграл у норвежца 18 секунд, у шведа — 36! И передал эстафету Александру Большунову, уже выигравшему здесь бронзу в спринте. И тот — не побежал, а помчался. Его отрыв от всех рос на глазах. 26 секунд, 30, 33, 36, 42! А ведь позади бежал Сундбю. Зрелище завораживало. Только на третьем круге отрыв начал сокращаться. Норвежец, итальянец и француз — втроём! — смогли приблизиться к лидеру.

— Вы очень быстро начали свой этап. Тактика такая?

— Тактики не было, так как нельзя было дать соперникам, чтобы они почувствовали и начали приближаться с самого начала, — Александр был несколько скован. В этот момент шел уже четвертый этап, и он нервничал.

— На последнем круге очень тяжело было?

— Конечно, тяжело. Потому что всё-таки скорость с первого круга была очень высокая.

— Что тяжелее: бежать или ждать, как пробежит Денис?

— И то, и другое. Но за Дениса не переживаю, так как он в хорошей форме. Больше всего переживали за Лёху Червоткина.

О да. Они-то знали, что Червоткин бежит на морально-волевых. Большунов передал ему эстафету с отрывом в 24 секунды, но норвежец Крюгер, француз Паризе и итальянец де Фабиано нагоняли буквально с каждым метром. И через два круга догнали Алексея.

— Возможно ли было пробежать сегодня лучше?

— Конечно, возможно, — Червоткину очень трудно было давать интервью. Едва ли не труднее, чем бежать. — Если бы были кондиции, как на «Тур де Ски», был бы я в той форме, и если бы меня даже догнали, я бы не отстал. Это 100 процентов.

— Большунов принял решение уехать раньше со сборов, ещё до спринта. Он легче перенес болезнь?

— Он рвался в бой, это прямо видно было. Признаюсь, что я не был уверен в себе на все 100 процентов. Потому что у меня не было никакой практики соревновательной.

— В сущности, не хватило пробежать здесь одну гонку?

— Да, хотя бы одну. Не для того, чтобы посмотреть, в какой я форме, а чтобы продышаться. Именно потерпеть, поработать. Всегда после болезни с каждым стартом всё легче и легче становится.

— Сильно удивились тому преимуществу, которое вам привели?

— Честно говоря, нет. Это Санёк! — Алексей улыбнулся. — Мне кажется, он может всё, что угодно. — И засмеялся. Если нет повода радоваться за себя, так хоть за товарища. — Жалко, конечно, что я немного подвёл ребят. Признаю это. Но что поделать. На самом деле я не был удивлен. Я удивился другому: когда я пришел на старт и посмотрел на экран, показывали норвежца, француза и еще кого-то. Несколько секунд я думал, что Санёк упал или ещё что-то случилось. А потом уже показали его отрыв более 20 секунд, и я уже понял, что он творит.

— Когда вас начали догонять, вы уже тактическое решение приняли? Подпустить соперников. Или хотели держаться до последнего.

— Я упирался, старался работать, чтобы они ко мне не быстро и не легко подъехали. Старался держать этот просвет, но не получилось. Но когда они уже подъехали, я думал, что я за ними смогу удержаться. Но и это не вышло.

Увы. На третьем круге Крюгер и Паризе уехали от Червоткина. Но он сделал всё, что мог. После финиша Алексей минут пять не мог подняться. Он финишировал, как иногда говорят — «кишками наружу». И Денис Спицов помчался догонять Йоханеса Клэбо и француза с не вполне французской фамилией Бакшайдер. Вот только поначалу Денис даже приотстал. — Когда стартовал свой этап и увидел, что отставание только растет, я подумал, как бы мне за тройку зацепится! — он рассмеялся.

— А изначально на что рассчитывали?

— Рассчитывал зацепиться за тройку! Но когда Саня свой этап отработал прекрасно, думал, что мы сможем… — Денис запнулся. — Но… Серебро — это тоже хорошо.

Видимо, он понимал, что, если у Клэбо гандикап, то рассчитывать почти не на что. Об этом же говорил и Большунов, глядя Спицову вслед.

— Денис способен победить Клэбо?

— Способен, но если бы у него было хотя бы пять-десять секунд преимущества, чтобы он мог начать свою гонку. А не догонять лидеров.

— Как думаете, чего Червоткину не хватило?

— Старта, — Александр имел в виду хотя бы одно выступление на Играх.

Тем временем Клэбо никуда не спешил. Он даже раздражался от того, какой низкий темп предлагал француз. Порой аж руками разводил. И в конце второго круга Спицов догнал обоих. Молодец, браво. Но… Догнать-то догнал, выбившись из сил. А тут Клэбо, почти не уставший. Впрочем, было в этом и личное.

— Вы ровесник с Клэбо, это какую-то роль играет в вашем соперничестве.

— Я думаю, играет неплохую роль, потому что мы давно с ним знакомы, ещё с юниорских соревнований, — Денис говорил об этом без ожесточения, даже как-то насмешливо. — Мы ещё тогда соперничали. Но сейчас он силен, как никогда. Поэтому будем готовиться и постараемся составить ему конкуренцию.

Оставался третий круг, последний и решающий. Француз не выдержал и отстал. И осталось двое претендентов на победу: Йоханес Клэбо и Денис Спицов. Ровесники 21 года от роду. Будущее лыжного спорта. Кто-то произнес: «Два терминатора».

На предпоследнем подъеме норвежский терминатор ускорился, и наш терминатор не выдержал. Да и кто бы выдержал? Так норвежцы победили, наши стали вторыми. И, добившись высшего успеха в карьере, не выглядели счастливыми.

— Но ведь второе место! После норвежцев! Это грандиозный успех, так? — я пытался увидеть в глазах Червоткина радость. Не увидел.

— Не скажу так, потому что со времен СССР мы с норвежцами соперничаем. А сейчас у нас только поражения от них.

— Но ведь всех остальных обыграли! Это олимпийская медаль! Казалось бы, успех?

— Всегда хочется большего. Серебро — это хорошо, есть медаль. Но аппетит приходит во время еды. Спицов, впрочем, говорил, что это счастье для них. По крайней мере, столько счастливых поздравлений он никогда не получал.

— Я читаю всё, но, к сожалению, не всем получается ответить, — Денис и вправду сожалел.

— Ответьте сейчас, как бы всем сразу!

— Если такое возможно, то, конечно, спасибо. — И он с готовностью обратился ко всей своей аудитории. — Огромное спасибо вам за вашу поддержку, за ваши поздравления. Я стараюсь прочитать все, но ответить получится потом, после Олимпиады.

— Теперь, когда у вас есть бронзовая и серебряная медаль, можно ли считать, что Олимпиада полностью удалась? Даже сейчас, ещё до окончания Игр.

— Я бы не сказал, что всё удалось. Давайте подождем. Ещё осталось не так много гонок, мы будем бороться до последнего, постараемся показать свой максимум.

Что ж, они точно знают, что второе место вслед за норвежцами — это не их максимум. И это прекрасно.