Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
31 октября, источник: Спорт-Экспресс

Павел Кулижников: Меня хоронили уже раз 50. Пока рановато

Пятикратный чемпион мира и один из главных претендентов на золото Олимпиады в Пхенчхане — о лицемерии, рэп-баттлах и желании соревноваться.

Источник: Спорт-Экспресс

— Вы пропустили отборочный старт на Кубок мира. Нам есть о чем волноваться?

— Я много стартовал до него и немного дернул пах. Костоправ сказал, что это может быть опасно, поэтому чтобы не добивать его полностью, решили пропустить соревнования. С учетом того, что неделю назад я сбегал на неплохом уровне на Кубке России (Кулижников пролетел 500 м за 34,54 — это лучший результат сезона в мире на среднегорье. На чемпионате мира-2017 Ян Смекенс победил, показав 34,58. — Прим. «СЭ»), мне разрешили сделать это. Но это перестраховка, бояться нечего. В начале сезона подобное случается. А с учетом того, что я 10 месяцев не соревновался — это вообще нормально.

— Хорошо, что у нас адекватный отбор. В Голландии вот на каждую дистанцию квалифицируется строго первая тройка — и никаких поблажек никому.

— У нас все-таки другой уровень конкуренции. Было бы в России много спортсменов, которые бегут на моем уровне, все было бы иначе. Многие, знаю, жалуются, говорят, что им не дают отобраться в сборную. Я смотрю с другой позиции. Государству нужны медали, правильно?

— Абсолютно.

— На Олимпийских играх нам нужны не туристы, а те, кто может бороться за призовые места. Нет никакого смысла показывать быстрые секунды сейчас. Все мы знаем, кто и на что способен. Когда будут главные старты сезона, никто про эти отборы даже не вспомнит. При этом я говорю именно о нынешней ситуации с конькобежным спортом в стране. Если бы у нас была огромная конкуренция, вопрос ставился бы по-другому.

— Кьелд Нейс, один из самых ярых ваших критиков, пролетел мимо Кубков мира на дистанции 1500 и 500 м. Карма?

— Если честно, мне немного жалко его. Плохо он подвелся к стартам. Очевидно, что Кьелд может бежать гораздо быстрее. Не хочу думать о карме или тем более желать хоть кому-то неудачи. Напротив — я за здоровую, честную борьбу. Хочу соревноваться с сильнейшими. Так что мне немного за него обидно.

— В одном из голландских шоу нещадно критиковали Куна Вервея. Он оказался ненужным в своей стране, попросился у Константина Полтавца тренироваться в группе с Денисом Юсковым — и после этого сенсационно выиграл отбор на 1500 м. Претензия со стороны соотечественников к нему в том, что он готовится с мошенниками.

— Думаю, его, как и меня, такие слова только закаляют и бодрят. Пусть говорят что хотят, они же ничего не знают. Как я понял, мы наоборот взяли Куна, чтобы показать всему миру: мы открыты, у нас нет никакого допинга. А если это не так — он бы сразу рассказал об этом. Людям же опять нравится говорить не по делу, не обращая внимания на факты.

ОБИЖАТЬСЯ — НЕ ПАЦАНСКОЕ ДЕЛО.

— Знаю, что некоторые из тех, кто критиковал вас во время скандала с мельдонием, в это межсезонье подходили и извинялись. Для вас это что-то значит?

— Понимаю, что не каждый пойдет на признание своих ошибок. За это можно уважать человека. Но я все равно смотрю на этих людей, как на предателей. Зачем вообще было что-то говорить, не зная ситуации? Лучше молчать. Поэтому особого смысла в извинениях не вижу. Предавший предаст и второй раз.

— Что они вам говорили?

— Что осознали свои ошибки и их просто так настраивали. Извинялись. Сказали, что посмотрели на ситуацию нейтрально и поняли, что все разыграно политически.

— Если кто-то из них позовет вас посидеть вечерком, поесть пиццы, согласитесь?

— Смотря кто. Вообще я ни на кого зла не держу. И обижаться точно не собираюсь. Не пацанское это дело. Было и было.

БЫЛ БОЛЬШОЙ НЕГАТИВ ПОСЛЕ ИСТОРИИ С МЕЛЬДОЕНИЕМ, МНЕ НУЖНО БЫЛО ОТДОХНУТЬ.

— Давайте по-честному. В декабре вы пропали со всех орбит. Всплывали различные слухи по поводу того, что с вами происходит. Был ли хоть один день, когда вы всерьез думали бросить спорт?

— Такого даже близко не было. Что вы! У меня топовая форма, со здоровьем все в порядке, зачем? Да я и жить пока без этого не могу. Просто чувствовал, что мне надо отдохнуть. Выходил на соревнования, как на войну. Ничего не хотелось! Вот как раньше, когда приходилось вставать в 7 утра, чтобы идти в школу — я с таким же настроением шел на тренировки. А это неправильно. И результаты говорили об этом же. Все шло не так. Из-под палки такие вещи не делаются.

Сравните с этим сезоном. Я выхожу с удовольствием — и сразу другие результаты.

— В какой момент стало из-под палки? Мы общались с вами как раз перед Кубком мира, и вы всем видом показывали, что находитесь в отличном настроении и заряжены на борьбу.

— Я хотел в это верить. Но слишком большим получился негатив после этой ситуации с допингом. Еще и медали за чемпионат мира в Коломне хотели отнять. Когда их вернули, я почувствовал, что уже какую-то победу одержал. И мне больше ничего не хотелось. Соревнования на тот момент были не интересны. Да обыграйте меня хоть 50 раз — вообще все равно! Никакой мотивации. Я пытался себя настроить на другой лад, но организм не обманешь.

— В начале прошлого сезона некоторые соперники при виде русских спортсменов демонстративно выходили из раздевалок. Это тоже сказывалось?

— Я над ними смеялся. Пацаны рассказывали, что как раз те, кто тогда выходил, сейчас подходят, здороваются, спрашивают как дела. Ё-моё, такое двуличие! Да смешно же на это смотреть. Просто стыд! У нас, русских, наверное, характер такой. Пацаны тоже говорят, как их прикалывают такие ситуации. Что тут может задеть? Наоборот получаем фан.

— Неприятный вопрос, но не могу его не задать. В прошлом году в голландской прессе появлялись новости, будто в Нагано вас с Русланом Мурашовым в пьяном виде задерживала полиция. Что было на самом деле?

— Все было банально. Да, выпили. Оправдываться не буду. Идем домой. Нас останавливают сотрудники. У нас с Русланом с собой были паспорта, показали. Нам говорят: «Вы можете идти». А у других документов не было. Уйти, оставив друзей разбираться самим, мы не могли, правильно?

— Друзья — это партнеры по команде?

— Да, но фамилии называть не буду. Так вот, мы позвонили менеджеру, спросили, что делать в этой ситуации. Она прислала нам представителя Международного союза конькобежцев (ISU), который знал язык. Мы подождали. А потом узнаем в новостях, будто нас задержала полиция… Откуда вообще такое берется? Мы же ничего не били, ни с кем не дрались, вообще никого не трогали. Какая еще полиция?

А то, что все-таки выпили… За каждым есть грешок. Все мы не святые и себя я оправдывать не собираюсь. Каждый может оступиться. Но кто был в спорте, думаю, поймут меня. У каждого бывали разные моменты в карьере.

— Произошедшее хоть в какой-то степени связано с тем, что вы были в поиске себя, тренировались через силу и не получали удовольствия от стартов?

— Конечно! Все это связано. Ничего не хотелось, кроме как забыться. В голове все было плохо, никого настроения. Тяжело все складывалось. Но теперь все в корне изменилось.

ТРЕНЕРЫ БЫЛИ ПРАВЫ, ПРОШЛЫЙ СЕЗОН НУЖНО БЫЛО СРАЗУ ПРОПУСКАТЬ.

— Как вы пришли к решению взять паузу в соревнованиях?

— На третьем или четвертом этапе Кубка мира я понимал, что исчерпался. Начал намекать об этом тренерам.

— Как они отреагировали?

— Да они мне еще в начале сезона советовали вообще не выходить на старт, отдохнуть один сезон. Я же думал, что на эмоциях отбегаю, все будет нормально. Оказалось, что правы были они.

— Вы уже в декабре знали, что пропустите весь оставшийся сезон?

— Мне посоветовали не торопиться с этим решением. Все-таки я шел первым в общем зачете Кубка мира на 500 м и вторым на 1000 м. А за это платят неплохие деньги. Поэтому мне перед каждым этапом говорили: «Подумай». А мне совершенно не хотелось выходить на лед.

— Но ведь даже в том состоянии вы могли попасть в призы на чемпионате мира на обеих дистанциях.

— Да, я понимал это. Но ничего не хотел.

ШОУ ВЕДУТ БРЕЖНЕВА, КИРКОРОВ И… ГНОЙНЫЙ. ЧТО ВООБЩЕ ПРОИСХОДИТ?!

— Есть ощущение, что вы любите рэп-баттлы.

— Конечно. Начал смотреть лет пять назад, когда только открылся Versus. Так что я очень давно в этой теме. Но каких-то кумиров у меня нет, просто нравится процесс.

— Почему баттл Гнойного и Оксимирона стал настоящей бомбой в России? Более 26 миллионов просмотров на Youtube.

— Оксимирон — очень известная личность в этом мире. Несколько лет он был настоящим королем. Многие думали, что никто его не победит. И тут баттл с парнем, которого он должен был выносить в одни ворота. От Гнойного никто ничего не ждал. А он вышел и взорвал зал. Настолько, что это раскатилось на всю страну. Сам баттл мне очень понравился. Оксимирон вышел играться с ребенком, а тот так огрызнулся! Короля убивали на глазах у всех, а это всегда интересно. Когда явного лидера выносят — это событие.

— За баттлами будущее?

— А я не знаю. Раньше думал, что это я пока еще пацанчик, 23 года, меня все это забавляет. Наверное, через пару лет мое мировоззрение поменяется. Но когда я вижу, как это все переносится в телевизор, становится смешно. Включаешь — а там шоу ведут Брежнева, Киркоров и… Гнойный. Что вообще происходит (смеется)?! Не знаю, к чему все придет.

Но мне пока нравятся баттлы. Остужает нервишки. Все же любят порамсить. И круто, что это можно делать без драк.

— Вы — резки на словцо. Не лезут за словом в карман Руслан Мурашов и Денис Юсков…

— И у нас реально бывают баттлы! Я-то толком не умею. А вот Руслан и Денис делают это очень круто. Причем совсем без мата, по-доброму. Бывает, запишешь что-нибудь на диктофон, отправишь им по Вайберу — и ха-ха на весь вечер.

Если серьезно, Денис может в этом жанре устроить экзамен любому. Хорошо у него идут слова!

ТЕ, КТО ДУМАЕТ, ЧТО КИБЕРСПОРТ — ЭТО ЛЕГКО, НЕ СООБРАЖАЮТ, О ЧЕМ ГОВОРЯТ.

— Вы вернулись домой в декабре и уже понимали, что сезон на этом закончен. Как провели первый день своего отдыха?

— Все это время я просто жил жизнью обычного человека. Гулял с друзьями, ходил в кино, в баню, спал, сколько хотел. Мне нужно было какое-то время, чтобы голова вообще ни о чем не думала. Все было банально. Баттлы вот смотрел, турниры по компьютерным играм.

— Киберспорт — это спорт?

— Конечно. Я еще лет девять назад, когда сам играл, пришел к этому. О чем говорить, если в Dota2 призовой фонд 24 миллиона долларов?

Играть целыми днями — это непросто. Я сам неплохо играю и, сравнивая свой уровень с профессионалами, вижу, насколько они круты. Как и обычном спорте, одни тренировки тут тебе ничего не гарантируют. В киберспорте, кстати, тоже есть тренеры. Но этого мало, нужен талант. Плюс мозги и пальцы. У некоторых пальцы реально золотые. И те, кто думает, что все это легко, просто не соображают, о чем говорят.

— Кто в сборной способен зарубиться с геймерами?

— Я могу с кем угодно. Раньше у нас была команда из трех человек, и мы сидели сутками напролет. В одной игре на серверах было тысяч по 60, а мы попадали в призы. Даже деньги какие-то выигрывали. Лет в 15−17 я был очень даже рукастый.

— Отдаете себе отчет в том, что пока вы высыпались, играли и смотрели баттлы, некоторые похоронили вашу карьеру заживо?

— А я на это никак не реагирую. Меня хоронили уже раз 50. С 15 лет — каждый год. Сколько раз слышал: «В следующем сезоне у него уже точно ничего не получится». Но я вышел на Кубке России, сбегал 34,5 — и все поняли, что хоронить меня пока еще рановато. Сейчас я тренируюсь с таким настроением, что реально получаю от всего удовольствие.

НА ЭТАПАХ В СЕВЕРНОЙ АМЕРИКЕ ВОЗМОЖНЫ РЕКОРДЫ.

— По чему больше всего соскучились за эти месяцы без соревнований?

— По самим соревнованиям. Там очень хорошо! Выхожу и столько фана получаю. После первого старта с меня улыбка просто не спадала. Ходил и думал: «Как же это круто». Вспомнил, каково это — бегать быстро. Такой адреналин!

— В декабре нас ждут этапы Кубка мира в Северной Америке, на высокогорье. Это означает, что стоит ждать новых мировых рекордов?

— Все возможно. Загадывать не будем, но есть много ребят, которые способны бегать быстро, и если справятся с психологией — замахнутся на рекорды. Возможно, у меня или у кого-то из моих друзей из российской сборной, это получится. Кто знает? Многое будет зависеть от настроения, состояния и здоровья в тот день. Но вы обязательно посмотрите! Будет интересно.

— До старта Игр в Пхенчане осталось 100 дней. Впереди первая для вас Олимпиада. Чего ждете от нее?

— В 2015 году я выходил на дебютный чемпионат мира, и для меня он был сродни Олимпиаде. Вышел на старт — и у меня включился автопилот. Как на тренировке (тогда Кулижников стал вторым на 1000 и победил на 500 м. — Прим. «СЭ»). Поэтому я хочу, чтобы в Пхенчхане у меня все срослось в техническом плане. Чтобы не спотыкаться, не накосячить, чтобы корейский ледочек помогал. Было бы здорово показать все, на что я способен. А там уже — будь что будет. Загадывать места сейчас просто глупо.