Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
19 мая 2016, источник: Спорт-Экспресс

Убьет ли «Родченков-гейт» спорт в России?

Каким должен стать план «Б», если угрозы приостановить членство нашей страны в Международном олимпийском комитете, воплотятся в жизнь.

Источник: Спорт-Экспресс

Глава Международного олимпийского комитета Томас Бах не исключил, что расследование обвинений о якобы имевших место допинговых махинациях в Сочи-2014 может закончиться приостановлением членства России в МОК и запретом на выступление всей нашей сборной на ближайших Олимпийских играх. Несмотря на бодрые заявления наших чиновников о готовности ОКР и Минспорта сотрудничать с комиссией ВАДА, которая будет расследовать скандальные разоблачения беглого главы Московской антидопинговой лаборатории Григория Родченкова, худший сценарий становится осязаемым. Во всяком случае, по нынешним временам морально нужно быть готовым к любому повороту, и мы не может позволить себе, чтобы плохие новости застали нас врасплох.

ИНДУЛЬГЕНЦИИ У НАС НЕТ

Возможное отстранение России от олимпийского движения — даже на небольшой срок — ужасное зло для нашего спорта. Ведь запрет на участие в Олимпиаде может потянуть за собой и запрет на выступление в чемпионатах мира и Европы, Кубках планеты и «Гран-при» — любых соревнованиях, которые проводятся международными спортивными федерациями. Эти федерации входят в структуру МОК и должны будут поддержать санкции. В результате почти весь наш спорт окажется в международной изоляции. Избегать такого сценария нужно любым способом, ведь наша спортивная пирамида и значительная часть традиций боления сейчас заточены под национальные сборные. Роспуск сборных станет трагедией для атлетов, тренеров и болельщиков.

Будем надеяться, что самого страшного не случится. Но что нам делать, если наказание России уже предопределено? Что, если ВАДА вместе с ее говорящими куклами Родченковым и Степановыми — это лишь инструмент в большой политической многоходовке? Что, если комиссию во главе французским жандармом Матье Хольцем не интересует правда о работе антидопинговой лаборатории в Сочи? Ведь главой следствия снова назначен представитель западной державы, а не, скажем, сотрудник офиса ВАДА в Монтевидео или в Кейптауне. Что, если шокирующие откровения Родченкова — это лишь повод для нашего устранения, независимо от того, совершили ли мы в Сочи фатальную ошибку, или это лишь плод богатого воображения ученого-перебежчика?

Всего два с половиной года назад я счел бы разговоры о возможности спортивной изоляции России верхом идиотизма. Но за последние время случилось столько невероятного — и в спортивной политике, и в международных отношениях, — что зарекаться невозможно ни от чего. По большому счету, мы давно уже живем за гранью реальности в ее классическом понимании. Да, Россия остается одним из столпов мирового спорта, великой спортивной державой, давно и глубоко интегрированной в олимпийское движение. Но все эти обстоятельства не дают нам безусловной индульгенции и защиты от хорошо продуманного и хорошо профинансированного «плана по изгнанию», если таковой существует.

ОПЫТ ЗНАМЕНСКИХ И БОБРОВА

Весьма значимые спортивные державы в разные годы проходили через изоляцию, и олимпийское движение из-за этого не рухнуло. Была история с недопуском на Олимпиады спортсменов из Германии и ее союзников сразу после Первой и Второй мировых войн. Материковый Китай долгое время оставался вне международного спорта из-за того, что членом МОК было гоминьдановское правительство, обосновавшееся на Тайване. С 1964 по 1992 годы из олимпийского движения из-за режима апартеида была исключена ЮАР. Возможно, в политическом отношении это не самые приятные для нас параллели. Но факт в том, что прецеденты были, и спорт в этих странах из-за санкций не вымер, и со временем все наказанные державы сумели восстановить свое влияние в олимпийском движении.

Наша собственная страна в первые четверть века существования СССР тоже не участвовала в работе МОК, которую считала прогнившей буржуазной и даже фашистской организацией. Последнее во второй половине 1930-х годов, в общем-то, было недалеко от истины. Но подобная, отчасти добровольная изоляция советского спорта, не помешала появлению ярчайших звезд, которых мы чтим по сей день. Например, бегунов братьев Знаменский, конькобежца Якова Мельникова или футбольно-хоккейного гения Всеволода Боброва (конец карьеры последнего, правда, пришелся уже на период выхода СССР на международную спортивную арену). Возможно, все эти атлеты в других обстоятельствах стали бы легендами не только советского, но и мирового спорта. Но их талант все равно пробился, несмотря на отсутствие больших международных стартов.

Кроме того, опыт раннего СССР и других стран-собратьев по несчастью показывает, что никакая изоляция не бывает абсолютной. Так советские спортсмены в довоенные годы состязались с иностранцами в рамках Красного спортивного Интернационала, участвовали в турнирах, которые не входили в систему МОК, и провели массу неофициальных стартов под вывеской «сборная Москвы» или «сборная Ленинграда» вместо «сборной СССР». Конечно, все это не идет ни в какое сравнение с современным уровнем Олимпиад и чемпионатов мира. Однако свидетельствуют о том, что получить международный спортивный опыт можно даже при самом неблагоприятном раскладе.

СТАТЬ СИЛЬНЕЕ

В современном спорте МОК широко раскинул свои сети, но есть некоторое количество соревнований топ-уровня, в которых он не имеет определяющего влияния. Например, американские коммерческие лиги (НБА, НХЛ, МЛБ), Кубок мира по хоккею, баскетбольная Евролига, профессиональные теннисные туры, профессиональный бокс, большинство автоспортивных серий. Ничего не мешает нам бесповоротно объявить КХЛ и Единую лигу ВТБ полностью коммерческими проектами и продолжать их, даже в условиях потенциальных санкций. Кроме того, ряд федераций (например, футбольная или теннисная) вполне способны принимать самостоятельные решения — МОК заинтересован в них больше, чем они в МОК.

Конечно, в новой реальности нам придется пересмотреть приоритеты, нынешнюю схему финансирования и, возможно, вообще всю нашу спортивную систему. Но, что делать, если у нас не будет другого выбора? Наш спорт в итоге станет другим, но далеко не факт, что он будет намного хуже, чем сейчас. На самом деле возможные санкции для нас — это шанс бросить основные ресурсы на массовый спорт не только на словах. Другой вопрос, что ресурсов этих в тот момент, когда спорт перестанет быть частью внешней политики России, станет в разы меньше.

Как бы не повернулся «Родченков-гейт», у нас должен быть план на любой исход разбирательства в ВАДА. Можно уповать на наши связи в высоких спортивных кругах, на возможность апелляции в арбитражах и даже в гражданских судах и верить в благоразумие руководителей МОК. Но правда в том, что сейчас мы ходим по грани. И с равной вероятностью можем и спастись, и рухнуть в пропасть. И если самое страшное станет неизбежным, то сильная позиция — не в том, чтобы рвать на себе волосы и клеймить позором наших врагов, а подумать, как обратить даже самую негативную ситуацию себе на пользу. Спортивная жизнь кипит даже за стеной санкций. И у нас при любом раскладе будет возможность вернуться в олимпийскую семью сильнее, чем мы есть.

Олег ШАМОНАЕВ.