Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
30 октября, источник: Коммерсантъ-Огонек

Допинговая гонка

Елена Бабичева — о том, что идет на смену запрещенным препаратам.

Пока Россия оправдывается перед Всемирным антидопинговым агентством из-за употребления запрещенных препаратов отдельными спортсменами, в большинстве стран беззастенчиво используют вещества, которые просто еще не научились обнаруживать в организме.

Как известно, Всемирное антидопинговое агентство (ВАДА) намерено до конца ноября рассмотреть вопрос о восстановлении статуса Российского антидопингового агентства (РУСАДА).

Цена вопроса немалая: именно решение о несоответствии РУСАДА стандартам ВАДА (что автоматически лишило РФ права проведения крупных международных соревнований) и стало главным оргвыводом из нашумевшего доклада Ричарда Макларена, в ноябре 2015-го обвинившего Россию в многочисленных нарушениях антидопинговых правил. За этим последовала серия публикаций в New York Times о допинге в нашем спорте, а руководитель независимой комиссии ВАДА (тот самый Макларен) повысил ставки, сделав громкое заявление, что система манипуляций с допинг-пробами существовала в РФ на государственном уровне.

С тех пор — хотя с части спортсменов претензии и сняты — Россия уже второй год в положении оправдывающейся стороны. Прижилась и схема разоблачений: в октябре ВАДА вслед за Россией заподозрила Китай в господдержке допинга и приступила к расследованию: снова беглый доктор-правдоруб, снова международное возмущение, снова независимая комиссия…

Между тем есть и альтернативное мнение: допинг сегодня — проблема абсолютно всех стран. Просто Россия (а теперь, не исключено, и Китай) попалась из-за отсталости фармацевтической промышленности. Механизм? Чтобы описать его, «Огонек» обратился к экспертам.

Запретные списки и факиры на час

Источник: Reuters

Существует масса новых или не очень новых (как в случае с мельдонием) стимулирующих веществ, которые спортсмены вполне легально применяют до того, как препараты попадают в список запрещенных. А вот успеть за изменениями в списке — отдельная наука. Или, если хотите, искусство.

— Запрещенный список — это документ, в который ежегодно вносятся изменения и дополнения, — разъяснил логику этих запретов «Огоньку» генеральный директор РУСАДА Юрий Ганус.— Субстанции, включенные в запрещенный список, используются в медицине для лечения серьезных заболеваний, и, естественно, их бесконтрольный прием может вести к негативным последствиям для здоровья.

Например, применение инсулина может привести к гипогликемической коме; мочегонных средств — к нарушениям в работе сердечно-сосудистой системы и так далее. Однако следует понимать: дополняться данный документ может и в течение года, поэтому следить за обновлениями следует регулярно.
Юрий Ганус

Вот некоторые примеры. Самая «молодая» группа в списке, объясняет специалист, так называемая категория S0 «Не одобренные субстанции». Сюда относят лекарства, которые находятся на стадии клинических или даже доклинических (то есть на мышках) испытаний, препараты, которые лишили лицензии, медикаменты, разрешенные только в ветеринарии, и так называемые дизайнерские препараты — вещества, схожие с запрещенными, но имеющие небольшие модификации.

А еще несколько лет назад заметно пополнилась группа S6 «Стимуляторы» — она включает вещества, которые активно воздействуют на центральную и периферическую нервную систему. Этот список активно расширяется: в него, говорят, грозятся внести даже кофеин. Также недавно, как теперь все знают, в запрещенный список (категория S4 «Гормоны и модуляторы метаболизма», дисквалификация до 4 лет) попали такие субстанции, как триметазидин и мельдоний. В общем, список, можно сказать, живет. И вопрос, как застраховаться от веществ, которые могут попасть в него, не из легких.

— На самом деле тот или иной допинг сегодня принимают практически все спортсмены, — рассказал «Огоньку» на условиях анонимности один из ведущих отечественных экспертов в области спортивной медицины (наш собеседник много лет занимался антидопинговыми тестами).— Просто есть страны с развитой фармацевтикой, с технологиями, которые позволяют использовать очень сильные стимуляторы, официально не занесенные в запрещенный список. И у спортсменов из таких стран бесспорное преимущество перед спортсменами из тех стран, где фармпромышленность развита слабо. Вот последние и идут на риск, используя устаревшую продукцию, которая отнесена к допингу. А спортсмены из развитых стран пользуются экспериментальными препаратами, которые в черный список еще не попали.

Как это обычно происходит на Западе? Сначала появляется вещество, которое испытывают на грызунах, затем начинаются клинические исследования на людях, рассказывает наш источник. Если вещество показывает эффективность и об этом становится известно спортивной федерации, между нею и фармкомпанией возникает некий альянс.

Без клинических исследований, только на основе экспериментальных данных это вещество испытывается на спортсменах. На деле это серьезный риск для здоровья — отдаленные последствия неизвестны. Но нередко именно из-за использования таких непроверенных веществ и выстреливают спортивные вундеркинды — эдакие факиры на час: выступил, взял медаль и исчез, потому что здоровье не выдержало.

На доказательство клинической эффективности и безопасности препарата уходит в среднем 4 года. Плюс еще года четыре он может использоваться как новый, о котором антидопинговые службы не знают. Иными словами, у спортсмена в запасе 8 лет — два олимпийских цикла.

Победить на Олимпиаде — и умереть

Источник: Reuters

Конечно, хочется верить, что спорт — это история о равных возможностях. Но увы: грешили даже участники античных Олимпиад. Историки выяснили: древнегреческие атлеты, чтобы поднять спортивный дух и выносливость, использовали вино и галлюциногены, а древнеримские впихивали стимуляторы не только в себя, но и в лошадей — перед гонками на колесницах. Словом, корни допинга не в национальных особенностях, а, похоже, в самой установке: победа превыше всего. Тех, кто готов быть первым любой ценой, в том числе и ценой здоровья, в мире хватает.

— Грамотная организация тренировок, питание, физиопроцедуры, экипировка, правильный режим жизни — методы повышения работоспособности спортсменов совершенствуются постоянно, но на их действие нужно время, — объясняет Евгений Ачкасов, завкафедрой спортивной медицины и медицинской реабилитации МГМУ им. Сеченова.— А запрещенные в спорте вещества работают иначе — они наносят вред здоровью, но при этом дают преимущество по сравнению с теми, кто тренируется добросовестно.

— Несколько лет назад, — напоминает спортивный врач Илья Мелехин, — один зарубежный научный институт проводил опрос среди спортсменов: готовы ли вы к тому, чтобы выиграть Олимпиаду ценой своей жизни? И очень многие ответили: да, готовы!

Первая смерть от допинга официально зафиксирована в 1886 году. А одним из самых диких случаев злоупотребления допингом стала история марафонца из США Томаса Хикса (на Олимпиаде-1904 тренеры «поддерживали» его на дистанции коктейлем из бренди со стрихнином — в малых дозах крысиный яд действует как стимулятор). Но настоящий допинговый бум грянул в середине ХХ века — с расцветом фармацевтической промышленности.

Спорт открыл амфетамины, анаболические стероиды — все это давало серьезное преимущество. Правда, до пьедестала добирались не все.

Тот или иной допинг принимают все спортсмены. Просто спортсмены из развитых стран пользуются экспериментальными препаратами, которые в черный список еще не попали.

На Олимпиаде-60 не выдержал нагрузок датский спортсмен Кнут Йенсен. В 1967-м на одном из этапов изнурительной велогонки «Тур де Франс» замертво рухнул британец Томми Симпсон (он принимал амфетамин). Этот случай и заставил Международный олимпийский комитет пересмотреть свои правила и учредить медицинскую комиссию по борьбе с допингом. Уже в следующем году появился первый список препаратов, запрещенных для спортсменов. Были определены методы, позволяющие выявить их прием. По существу, это стало признанием: большой спорт — состязание не только в силе и ловкости, но и в хитрости — в умении использовать фармацевтические средства так, чтобы повысить силу и выносливость, но при этом не попасться на антидопинговом контроле.

— Ни от страны, ни от вида спорта ничего не зависит, — говорит наш анонимный эксперт по спортивной медицине.— Честная или не честная борьба — выбирает исключительно сам спортсмен. А чтобы понять, что это за выбор, представьте: вы тренер и ваш спортсмен входит в десятку.

И вот вам приносят препарат, который даст преимущество перед соперниками. Препарат не внесен в запрещенный список, вред для здоровья вроде как не выявлен, в общем, верный успех… И если в такой ситуации тренер и спортсмен откажутся, я снимаю перед ними шляпу.
Эксперт

От таблетки до клетки

Источник: РИА

Если в прошлом веке на первом месте были химические виды допинга — амфетамин, гормоны и анаболики (синтетические производные тестостерона), то в наш век список запрещенных препаратов куда обширнее. Что в целом естественно: наука значительно лучше изучила наш организм и изобрела массу способов его стимулировать. Вот только вместо ясности по поводу того, что можно, а что нельзя, царит удобная для толкований двусмысленность.

Так, с размахом ведутся исследования по созданию генного допинга. По определению ВАДА, это нетерапевтическое применение клеток, генов, генетических элементов или модуляторов экспрессии генов, обладающих способностью повышать спортивные результаты. Одно из самых известных направлений — создание блокатора миостатина (белка, который тормозит прогрессивный рост мышечной массы). Если из генома удалить ген миостатина, то мышечные клетки продолжат деление и мышечная масса будет нарастать.

— Между прочим, такая технология уже используется в животноводстве для выведения коров особо мясных пород, — напоминает наш анонимный эксперт.— Ведутся разработки по применению миостатина и у спортсменов. И если не поставить новые барьеры в развитии допинг-индустрии, мы получим вместо атлетов генетически модифицированных киборгов. Вот эти мутанты с чрезмерно развитой мышечной тканью, сверхъестественно сильные, и будут вести на наших глазах борьбу за олимпийские медали.

Казалось бы, остановить от рискованных разработок должна сама медицинская логика, ведь от выключения миостатина есть явно негативный побочный эффект: вместе со всеми мышцами растет и сердечная, а это непосредственный риск инфаркта. Но кого это волнует, когда речь о медалях?

Как бы то ни было, но пока за теми, кто попался на старых допингах, с азартом ведут охоту, дела по допингам нового поколения разваливаются одно за другим. В 2003-м, скажем, впервые было возбуждено дело против немецких легкоатлетов, которых тренировал Томас Спрингштейн.

Их заподозрили в приеме репоксигена — препарата, который генетики разработали для лечения анемии в условиях гипоксии (кислородного голодания тканей). С помощью введения специального гена эритропоэтина усиливается выработка эритроцитов, снабжение тканей кислородом резко увеличивается, повышается выносливость. Обратная сторона избытка этого гена — серьезные риски сгущения крови и образования тромбов. Прецедент был серьезнейший (под подозрение попал допинг, который не фигурировал в списках ВАДА), но немецкое разбирательство так ничем и не закончилось.

Читайте также

Между тем эксперты предрекали: мы на пороге эры генного допинга. И начиная с 2002 года ВАДА ежегодно выделяет до миллиона долларов на разработку методов его выявления. Но дело не продвигается: в отличие от препаратов, последствия приема которых обнаружить легко, синтетический генный продукт, по сути, неотличим от своего природного аналога — выявить его чрезвычайно сложно. Доказать же, принадлежит ли вирус — переносчик гена спортсмену или он встроен искусственно, на нынешнем этапе научных знаний и вовсе невозможно. Так что пока химический и генный допинг, скорее всего, будут развиваться параллельно.

— Можно сказать, что генный допинг уже входит в жизнь многих спортсменов, — рассказывает Надежда Татевосова, сооснователь генетической компании Генбиолаб.— В самое ближайшее время начнут наращивать мышцы с помощью гена инсулиноподобного фактора роста I. Возможно, мускулы у взрослых после генных инъекций и не будут расти, зато они останутся по всем показателям «молодыми». Вполне можно говорить и о пока фантастическом, но в будущем вполне реальном вмешательстве в организм на уровне ядра яйцеклетки: эмбриону можно задать нужные характеристики, которые приведут к блестящим спортивным результатам в будущем.

Шоу должно продолжаться

Источник: РИА "Новости"

Основные допинговые скандалы последних лет связаны с легкой и тяжелой атлетикой, теннисом и плаванием. Именно циклические виды спорта, где нужно долго крутить педали, бежать на лыжах или просто бежать, требуют повышенной выносливости. Простор для допинга и в силовых видах спорта.

А вот в командных видах спорта, по мнению экспертов, допинг не так распространен, поскольку подобрать универсальное средство стимуляции для общекомандных действий сложно. Реже используется допинг и в тех видах спорта, где помимо силы и выносливости требуется также координация, точность движений, скорость реакции. Впрочем, даже эти, так сказать, естественные ограничители — отнюдь не гарантия.

— К сожалению, применение стимуляторов в спорте только растет, — говорит наш анонимный эксперт по допингу.— При желании их можно использовать в любом виде спорта, включая шахматы. Еще бы: эта игра требует повышенной концентрации, сопровождается сильным стрессом.

Сегодня есть большая группа исследований о роли ментальных проявлений, таких как память, агрессия, спокойствие, стресс. Всеми этими вещами можно манипулировать с помощью фармакологии: одни вещества дадут спортсмену заряд бодрости, кураж; другие, напротив, помогут спортсмену, который нервничает, выступить спокойно.
Эксперт

Так можно ли как-то остановить допинговую экспансию? По мнению экспертов, для этого в первую очередь необходимо разобраться, что конкретно можно принимать, а что нет. Многие говорят о том, что нужен не только «черный список», но и перечень разрешенных в спорте препаратов. Такой перечень сразу отсечет все нелегальные средства стимуляции, которые еще не прошли исследования и не используются официально.

Вторая проблема в том, что сегодня спортсмен, которого уличили в приеме какого-либо запрещенного вещества, обязан доказывать, что это было неумышленно. То есть нарушена презумпция невиновности — основная норма права.

— По существу, необходима реорганизация ВАДА, — уверен наш анонимный собеседник, — пересмотр всех нынешних правил и кодексов. Сегодня это организация, которая делает на допинге огромные деньги. Чем больше стран попадается на допинге, тем богаче ВАДА. Давно известно, что в американском спорте вовсю используют наркотики. Только делают это официально, как сестры Уильямс, которые принимают «в терапевтических целях». А нашу Шарапову поймали на применении мельдония, который несравним с наркотиками и попал в список совсем недавно. В итоге Уильямс играют как ни в чем не бывало, а Шарапову больше чем на год отстранили от корта. И как это объяснить? Все просто: спорт — это шоу-бизнес, зрелище, в котором крутятся огромные деньги. А допинг стал частью этого зрелища. Впрочем, как и сама борьба с допингом…