Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
3 мая

Вадим Селюкин: «Мечтаю об олимпийском золоте»

Российский следж-хоккеист, серебряный призер Паралимпийских игр 2014 года, заслуженный мастер спорта, бронзовый призер чемпионата мира по следж-хоккею 2013 года, чемпион Европы 2016 года, пятикратный чемпион страны, двукратный кавалер ордена Мужества и обладатель медали «За заслуги перед Отечеством» — о работе, семье и мечтах о полных трибунах.

Солдат или спортсмен?

Долгое время Вадим Селюкин жил вдали от камер и софитов. Его имя на газетных полосах и в соцсетях появилось после Паралимпиады в Сочи, когда после оглушительного провала олимпийской хоккейной сборной на лед вышли ребята-паралимпийцы. Ну, как вышли… Выехали. С двумя короткими клюшками в руках, на небольших, похожих на укороченные скейты, санях с полозьями. В тот год ребята, начавшие тренироваться всего лишь в 2009 году, взяли олимпийское серебро. Фоторепортаж с игр, не скрывая обиды на основную сборную, репостили в соцсетях с короткими ремарками вроде «Спасибо, мужики!» и «В такой хоккей играют настоящие мужчины!».

Следж-хоккей — разновидность хоккея для людей с ограниченными возможностями. Хоккеисты, у которых ампутирована одна или две ноги, передвигаются на специальных санях, а шайбу друг другу передают клюшками. Выигрывает команда, которая забросила в ворота соперника больше шайб, чем пропустила в свои.

Следж-хоккей зародился в середине шестидесятых годов прошлого века в Швеции, а с 1994 года этот вид спорта входит в программу Паралимпийских игр. Сборную России по следж-хоккею сформировали в 2009 году. Состоит она преимущественно из военных, получивших ранения во время службы в армии. Поэтому и дисциплина в команде, капитаном которой Селюкин был до 2013 года, царит армейская.

Вадим планировал связать свою жизнь с армией. В 1995 году пошел по призыву — и попал в Чечню. В самый разгар конфликта. Первое шокирующее впечатление от войны: приехав в часть, хотел найти земляка, с которым сдружился на сборном пункте за месяц до отправки. Но того за несколько дней до прибытия Селюкина к месту службы отправили на родину в цинковом гробу под грифом «груз 200»….

Война есть война, на ней было всякое. Но именно там Вадим понял смысл слов «есть такая профессия — родину защищать». И решил связать с армией жизнь. После прохождения срочной службы остался служить по контракту. Прошел в качестве сверхсрочника Таджикистан. А в 2002 году снова поехал в, казалось бы, возрождающуюся после войны Чечню.

Жарким душным вечером его разведрота возвращалась с задания. Узкой тропинкой прошло больше десятка человек. Вадим шел замыкающим. Как он зацепил эту старую, наполовину проржавевшую мину, и почему она взорвалась, пролежав столько лет в земле, — на эти вопросы он не знает ответа.

Итог — военный госпиталь, развившаяся в условиях жары гангрена, многочисленные операции. Врачи до последнего пытались сохранить хотя бы часть ног и ампутировали частями. Потом была срочная эвакуация в Подмосковье. Долгие часы в барокамере и как молитва: «Давай, Вадим, давай!» от легендарного военного хирурга Сергея Поправка. Вернулся домой пешком — на протезах. Воинская часть своего солдата не обидела. Помогали с реабилитацией, выделили квартиру, машину «Ока».

Вадим всегда считал и продолжает считать себя военным. И даже сейчас уверен, что «если завтра война», то сможет быть полезным Родине. Как и большинство его товарищей по команде.

Главные «девочки» его жизни

Не упасть в госпитале духом Вадиму помогли две главные женщины в его жизни: мама и жена, которую он иначе, как Ириша, не называет. Ириша на тот момент была совсем девочкой — познакомились-то еще до Чечни, когда она училась в 11-м классе.

Когда случилась беда, Вадим упрашивал не сообщать о ней ни маме, ни Ирине. Но как такое скроешь?.. И обе приехали первым же рейсом, как только узнали о трагедии. Мама, конечно, плакала в больничном коридоре. Но в палату зашла бодро, с газетной вырезкой о водолазе без ног. Чтобы показать, что жизнь продолжается, — просто это будет другая жизнь.

Именно благодаря этой статье Вадим на ближайшие пять лет связал свою жизнь с плаванием. И в итоге стал призером чемпионата России. Хотя до армии, по его признанию, лишь «барахтался по-собачьи». После госпиталя вместе с сослуживцем и друзьями организовал в Одинцово клуб для спортсменов-инвалидов, встретив поддержку и одобрение со стороны местных властей.

Ириша тоже была всегда рядом. Товарищи по госпиталю, глядя как на пороге с домашними кастрюльками и лекарствами появляется неизменно улыбчивая Ириша, вздыхали: «Вот же повезло тебе, братишка».

После госпиталя они не расставались. Сразу начали жить вместе. Спустя год Вадим неуверенно сделал предложение. Все-таки терзали сомнения: а правильно ли он поступает, предлагая навсегда связать две судьбы в одну? Ирина лишь облегченно выдохнула: «Ну, наконец-то, решился!». Свадьбу играли по всем канонам: на два дня, с белым платьем, выкупом, конкурсами, переносом невесты «через мосты».

В какой-то момент родные предлагали снять протезы и пересесть на коляску. Но я эти два дня просто летал от счастья, усталости вообще не чувствовал.

Потом рванули в свадебное путешествие — на той самой «Оке» с ручным управлением. В Дивноморск, под Геленджик. Сейчас Вадим называет ту поездку откровенным безумием, потому что машина несколько раз ломалась в дороге. А тогда ребята просто были счастливы. Кстати, именно там, на пляже, под приморскими соснами, Вадим понял, что счастье не зависит от физического облика, оно живет в душе.

А вскоре у супругов родилась дочка Катюша. Свет в окошке, девочка-солнышко. Сейчас, когда Вадим возвращается со сборов, где проводит очень много времени, у него золотое правило: «Извините, я с семьей». Под этим предлогом отвергаются самые заманчивые приглашения. Разве что ради любимой рыбалки Вадим может сделать исключение, но только прихватив с собой своих девчонок.

Про удочку и рыбу

Кстати, рыбалка не зря стала любимым увлечением Вадима. Старая притча «Если ты дашь голодному рыбу, то накормишь его на один день. А если дашь ему удочку и научишь рыбачить, то накормишь на всю жизнь» — один из девизов, с которым он идет по жизни. Вадим уверен, что если у человека с инвалидностью нет серьезных повреждений центральной нервной системы, то он может освоить любую из современных интернет-технологий и зарабатывать наравне со всеми, без оглядки на диагноз.

Еще не зная, что его профессией и основным заработком станет следж-хоккей, после госпиталя Вадим поступил в МГОУ, стал осваивать специализацию «менеджмент организаций». Поступил не сразу: несмотря на льготы, в первый год не смог сдать русский язык даже на «тройку». Но за год наверстал и поступил. И за все время обучения в университете пропустил лишь одно занятие. В итоге — красный диплом!

Кстати, однокурсники в первые годы учебы даже не догадывались о травме Вадима. Лишь через какое-то время один из них предложил помощь в поиске врача, спросив, из-за чего тот «прихрамывает». Сейчас Вадим получает второе высшее образование. Подумывает о тренерской работе после завершения спортивной карьеры, а для нее необходим соответствующий диплом.

Хоккей и настоящие мужчины

Сейчас вся профессиональная жизнь Вадима крутится вокруг следж-хоккея. Триумф, безусловно, пришелся на дни Олимпиады в Сочи. Многие считают, что «звездным часом» была встреча спортсменов с Путиным в Кремле, когда ребята получили из рук президента заслуженные государственные награды. Но именно ту встречу спортсмены помнят как в тумане. Им больше запомнился неожиданный визит президента накануне старта игр, после разочарования от игры основной сборной. Тогда Владимир Владимирович пожал каждому руку и попросил: «Мстить не надо. Просто покажите силу и мощь страны».

Источник: РИА "Новости"

Кстати, аншлаг на трибунах в первую игру мешал. К такому вниманию ребята не привыкли. До этого они играли преимущественно при пустых трибунах. А тут перед игрой вбегает массажист с большими от удивления глазами и кричит: «Там Путин! Там Медведев!». Но ко второй игре ребята поняли всю силу этой коллективной поддержки и по-настоящему ощутили, что «дома стены помогают». Соперники потом признавали, что такого единения болельщиков они нигде и никогда не видели.

Источник: РИА "Новости"

Но олимпийские фанфары стихли, и ребята вернулись на свою основную площадку для тренировок — в городе Алексин Тульской области для паралимпийцев выстроили отдельный комплекс.

Кстати, никакого забвения после Сочи нет, на просьбы и нужды спортсменов-инвалидов власти до сих пор откликаются и идут навстречу. Правда, обещанные квартиры пока получили не все. Не отметил новоселье и сам Вадим. Но что касается спортивной части, то запросы паралимпийцев находят отклик — и по оборудованию, и по комплектованию штата. Финансируются и зарубежные поездки, и консультации у именитых иностранных экспертов. Огорчает другое: познав рев многотысячных трибун, ребята не хотят больше играть в тишине.

«Наши игры зрелищные, эмоциональные. Я не думаю, что пропал интерес зрителей. Просто до обычных людей не доходит информация о наших турнирах. К нам больше не приезжает телевидение, под репортажи о следж-хоккее не отводят места в телепрограммах. Посмотрите, каких только каналов сейчас нет! Передачи — на любой вкус. А программ, посвященных паралимпийцам нет даже на основных спортивных каналах. И мы, причем не только хоккеисты, снова играем в пустых залах. Почему бы не раздавать билеты на наши игры на предприятиях, в школах, вузах? Все равно ведь трибуны простаивают! — сетует Вадим. — Мы много ездим по другим странам, там совершенно иной подход к освещению таких соревнований».

Карьерные планы у Вадима довольно амбициозные: еще как минимум одна Олимпиада, а дальше — как позволят силы и здоровье. В этом году Вадиму исполнилось сорок и уходить из спорта навсегда он не планирует. В планах — тренерская работа.

Мы в любом случае выиграем Паралимпиаду. И я очень хочу взять это первое в истории российского следж-хоккея паралимпийское «золото» именно как игрок, а не как тренер. «Серебро» в Сочи – это прекрасно, но, уверен, мы с ребятами способны на большее.

На средства, собранные в рамках акции «Красная гвоздика» фондом «Память поколений», Вадиму Селюкину была оказана помощь: куплено инвалидное кресло-коляска.

Александра Маянцева

Читайте также:

Гвоздики, маки, васильки: как цветы стали символами памяти

«Страха не было, только дрожь по телу». История Лидии Морозовой

«Я обещал себе, что не сломаюсь». История Рафаэля Исхакова

«Напишешь правду — не поверят». История Андрея Грачева

«Боевой товарищ Викторовна». История Валентины Викторовой