Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
14 мая 2016, источник: Спорт-Экспресс

Ричард Паунд: Решение о будущем России примет МОК

Бывший глава Всемирного антидопингового агентства (ВАДА) и Независимой комисии ВАДА по расследованию употребления допинга в российской легкой атлетике прокомментировал для «СЭ» обвинения со стороны Григория Родченкова.

Источник: Спорт-Экспресс

— Мистер Паунд, в прошлом году в рамках работы комиссии вы сами допрашивали Родченкова на тему допинга. Почему вам он не сделал столь сенсационных признаний, как американской газете New York Times?

— Мы говорили с ним в тот момент, когда он еще жил в России и занимал пост руководителя лаборатории. Очевидно, он не хотел потерять работу и волновался о собственной безопасности. Поэтому он не рассказал нам практически ничего из того, что мы бы не знали до этого. У меня было чувство, что он знает гораздо больше, чем говорит, но что мы могли сделать? Сейчас, покинув пределы России, Родченков посчитал для себя возможным начать говорить.

— Вы считаете человека, фигурировавшего в уголовном деле, имеющего психиатрический диагноз, уничтожившего почти полторы тысячи допинг-проб, — достоверным источником информации, чтобы судить о российском спорте?

— Все будет зависеть от того, как он объяснит разницу в своих показаниях комиссии и интервью New York Times. Если факты, о которых он говорит, — правда, то для России все очень серьезно. Пока слишком рано судить о последствиях, но они могут быть весьма чувствительными….

— Как вы предполагаете проверить, правду говорит Родченков или нет?

— Прежде всего ВАДА стоит найти Родченкова и попросить его поделиться всеми возможными документами и информацией, какой он владеет. Если он не захочет этого сделать, тогда все так и закончится на интервью New York Times. Если же Родченков станет сотрудничать, тогда мы сообщим Международному олимпийскому комитету (МОК) обо всех обнаруженных злоупотреблениях, и МОК уже примет решение по поводу российской команды.

— Вы видели открытое письмо Родченкова президентам МОК и ВАДА, где он призывает вскрыть сочинские пробы в Лозанне в присутствии международных экспертов, журналистов и операторов? Это вообще реально — устроить из перепроверки проб реалити-шоу?

— Думаю, все возможно. Родченков утверждает, что имеет список с именами спортсменов, чьи пробы были подменены. Я не знаю, откуда у него этот документ, но если это правда, то почему бы нет? В зависимости от того, что нам удастся выяснить в отношении этой информации, мы и будем решать по поводу Лозанны и всего остального.

— New York Times уже призывает не допускать до участия в Олимпиаде в Рио не только легкоатлетов, но и всю российскую команду. Вы поддерживаете эту идею?

— Окончательное решение останется за МОК. Но если выяснится, что Родченков сказал правду, мы передадим в МОК всю информацию о коррупции в российской антидопинговой системе, и дальше они уже вынесут вердикт.

— Вы считаете реальным провести целое расследование по следам разоблачений Родченкова всего за несколько недель, которые остаются до закрытия олимпийских заявок в Рио?

— На мой взгляд, все реально. Тут всего два варианта: либо Родченков сказал правду, либо нет. И если первое, то у всех будут большие проблемы.

— Включая само ВАДА, под носом которого столько лет меняли пробы и фальсифицировали результаты допинг-контроля?

— Если слова Родченкова окажутся правдой, это действительно шокирующие факты. Пока я даже затрудняюсь сказать, какие выводы из них могут быть сделаны.

— Ваше личное мнение: должны ли российские легкоатлеты теперь выступить на Олимпийских играх в Рио?

— Я бы предпочел не вмешиваться в работу комиссии Международной федерации (ИААФ). Теперь у них имеется гораздо больше информации, чем было у нас. Но если они посчитают, что в России за прошедшие месяцы добились значительного прогресса в сфере антидопинга, то, вероятно, рекомендуют допустить ваших спортсменов в Рио. Если нет — временное отстранение останется в силе. Возможны оба варианта.

— Обвинения Родченкова касаются преимущественно зимней Олимпиады в Сочи. Как эти факты, если они будут доказаны хотя бы частично, могут повлиять на перспективы совершенно других российских спортсменов на летних Играх в Рио?

— Могут. Они будут говорить о том, что вся система российского спорта коррумпирована, независимо, идет речь о зиме или о лете.

— Родченков фактически признался в нескольких уголовных преступлениях — распространении запрещенных препаратов, взяточничестве. Его могут за это судить?

— Я не в курсе, что говорит на этот счет российское законодательство. Если бы Родченков находился на территории вашей страны, безусловно, на него действовали бы все принятые у вас законы. Но он в США… Теоретически Россия могла бы попросить его экстрадиции, но я не уверен, что это применимо к «спортивным» преступникам, а не только к военным, например.