Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
4 мая 2016, источник: Спорт-Экспресс

Ричард Паунд: Поведение Шараповой необъяснимо

Бывший глава Всемирного антидопингового агентства (ВАДА) и автор нашумевшего отчета о допинге и коррупции в российской и мировой легкой атлетике Ричард Паунд в эксклюзивном интервью «СЭ» высказал свое мнение о том, стоит ли допускать наших легкоатлетов на Олимпиаду в Рио, и выразил недоумение действиями нынешнего руководства ВАДА в ситуации с мельдонием.

ПОСЛЕ НАШЕГО ДОКЛАДА В РОССИИ ПРОИЗОШЛИ ПЕРЕМЕНЫ

— До заседания Совета ИААФ, где решится, поедет ли российская сборная по легкой атлетике в Рио, остается чуть больше месяца. Ваш прогноз: ИААФ будет на стороне России?

— Честно говоря, я не в курсе, что происходило в России последние месяцы. Наша работа как составителей доклада завершилась, как только его опубликовали. Теперь слово за рабочей группой ИААФ, которая следит за всеми изменениями в российской легкой атлетике и в июне доложит о них Совету. Что удалось коллегам выяснить и сделать в этом направлении, я не знаю.

— Но вы наверняка видели недавний фильм немецкого журналиста Хайо Зеппельта, где утверждается, что якобы в России по-прежнему покрывают употребление допинга. На ваш взгляд, этот фильм может повлиять на итоговое решение Совета ИААФ?

— Я не видел фильма целиком, но посмотрел отдельные части с английским переводом. Конечно, в ИААФ фильм тоже смотрели, и он может оказать свое влияние. Там показаны проблемы, о которых нужно знать и необходимо оперативно их решать.

— Цитата из вашего недавнего интервью: «Если Россия сумела организовать Олимпийские игры и потратила на них миллиарды, решить проблему допинга для такой страны — это детские игрушки». Вы по-прежнему так считаете?

— Уверен, что после доклада нашей Независимой комиссии в России произошли перемены. Даже с учетом того, что первой реакцией на доклад было отрицание, что такая проблема в принципе существует. Сейчас люди понимают, что настало время что-то менять. Но так как моя комиссия более не работает, я не знаю, что именно сейчас происходит в вашей стране, и чему из того, что я вижу и слышу, можно верить, а чему нет.

— Одно из требований ИААФ — любой российский спортсмен, который хочет принять участие в Олимпийских играх, должен сдать как минимум три внесоревновательные допинг-пробы в течение полугода до старта. Объясните, например, чемпиону России по марафону Федору Шутову, почему он не может поехать в Рио только потому, что его фамилии не оказалось в пуле тестирования?

— Проблема российской легкой атлетики на сегодняшний день в том, что сама система доказала свою неэффективность. И если тот или иной спортсмен не сдал положительных проб, это вовсе не означает, что он не употребляет допинг. Вспомните велосипедиста Лэнса Армстронга: его пробы были отрицательными, но факт употребления им запрещенных средств на всем протяжении карьеры доказан.

— Тогда я спрошу по-другому: почему бы ИААФ не требовать того или иного количества внесоревновательных проб от любого участника Олимпийских игр, а не только от россиян?

— Я знаю, что это выглядит нечестно, но факт в том, что именно в России мы обнаружили множество нарушений и впоследствии страна была признана не соответствующей Кодексу ВАДА. И все это не могло пройти без последствий. Поэтому любой российский участник Олимпиады в Рио в легкой атлетике обязан будет доказать, что он действительно не употребляет допинг, а не просто сдает отрицательные пробы.

— 12 мая ВАДА рассмотрит ситуацию в Кении и примет решение, соответствует ли эта страна Кодексу. На ваш взгляд, учитывая масштаб нарушений, кенийские легкоатлеты достойны выступать в Рио больше, чем россияне?

— Я не занимался расследованием в отношении Кении и поэтому не знаю многого о происходящем там. Подобное расследование в ВАДА ведется, просто без моего участия. Для меня очевидно, что в Кении есть проблемы, но судить об их масштабе и тем более сравнивать с Россией не возьмусь.

— Недавно Спортивный арбитражный суд в Лозанне (CAS) принял решение в пользу российской легкоатлетки Татьяны Андриановой, чья проба с чемпионата мира-2005 дала положительный результат, но ИААФ перепроверила ее уже после истечения восьмилетнего срока хранения. Вы поддерживаете решение CAS или считаете, что сам факт наличия допинга в пробе, независимо от процедурных нарушений — достаточное основание для лишения медалей?

— Это сложная ситуация. С одной стороны, мы знаем, что проба положительная, но с другой, существует определенный срок ее хранения. И если ВАДА не выдвинула обвинений в течение этого срока, то спортсмен сохраняет медали и результат. То же самое происходит и в гражданской юриспруденции, для всего есть свой срок давности.

ИНТЕРЕСНО, ПОЧЕМУ МЕЛЬДОНИЙ НЕ ЗАПРЕТИЛИ РАНЬШЕ

— Недавно ВАДА вынесло новые рекомендации по запрещенному веществу «мельдоний», в результате которых уже были сняты обвинения с десятков спортсменов. Вы считаете эти рекомендации шагом назад для ВАДА и признанием своей ошибки?

Читайте также

— Мне не очень понятно, почему мельдоний так долго не включали в Запрещенный список, и я ни капли не сомневаюсь, что этот препарат находится там на своем месте. Другой вопрос, что никто не знает точных сроков вывода мельдония из организма. И те спортсмены, кто употребляли препарат в конце 2015 года, не должны нести наказание. Поэтому ВАДА провело дополнительное исследование, по результатам которого была выявлена определенная концентрация, которая позволяет предположить, что спортсмен принимал мельдоний именно в 2015-м. И такие люди были оправданы. Все это скорее научная дискуссия, чем какой-то системный сбой.

Источник: AP

— Но почему ВАДА не провело научное исследование до того, как запретить мельдоний, чтобы не предъявлять обвинений практически сотне спортсменов, которые, как выяснилось, ни в чем не виновны?

— Я понимаю, что вы имеете в виду, но тут двоякая ситуация. Если ВАДА убеждается, что тот или иной препарат является допингом, оно обязано внести его в Запрещенный список. А все дополнительные исследования можно провести уже потом. ВАДА говорит: «Стоп, это нельзя больше принимать, потому что это допинг». А если тот или иной спортсмен сможет доказать, что прекратил прием мельдония вовремя — то он будет оправдан. Но бремя доказательства лежит именно на спортсмене.

— Если вы абсолютно уверены, что мельдоний — это допинг, то почему его не запретили раньше, ведь препарат был изобретен в 1970-х и повсеместно используется уже десятки лет?

Фоторепортаж
Жертвы мельдония. От Шараповой до ЕфимовойРоссийские звезды, уличенные в применении запрещенного с 1 января вещества.

— Мне тоже это интересно. Очень удивлен, что мельдоний так долго оставался вне Запрещенного списка и люди использовали его, чтобы добиваться результатов нечестным путем. Почему так случилось — один из вопросов, которые мы в ВАДА будем себе задавать….

— Как вы можете объяснить, что спортсменка уровня Марии Шараповой могла не знать о запрете мельдония и, судя по всему, продолжала употреблять его и в 2016-м году?

— Вся мировая антидопинговая система строится на том, что именно спортсмен несет ответственность за любые препараты, попадающие в его организм. Мария Шарапова — суперуспешная теннисистка, за свою карьеру она сдала очень много допинг-проб. У нее большая команда, в том числе и медицинская, которая могла бы помочь и предупредить о запрете мельдония, даже если Мария пропустила эту информацию сама. Я с трудом могу себе представить, как настолько успешный человек — причем и в спортивном, и в финансовом плане, может игнорировать изменения в правилах своего вида спорта. Для меня это необъяснимо.

ОЛИМПИАДА В РИО НЕМНОГО ПОТЕРЯЕТ БЕЗ РОССИЙСКИХ ЛЕГКОАТЛЕТОВ

— До старта Олимпийских игр в Рио остаются ровно три месяца. Как член Международного олимпийского комитета, вы уверены в том, что Игры пройдут на нужном уровне, учитывая многочисленные негативные новости об их подготовке?

— Я волнуюсь всегда и перед любой Олимпиадой, такая работа. И почти всегда старту Олимпиады предшествует волна негативных новостей в СМИ. Но, конечно, нельзя отрицать, что в Бразилии есть свои проблемы. Там практически произошел коллапс экономики, хаос в политической жизни… Мы обеспокоены, но есть примеры Афин-2004 и Барселоны-92, когда приготовления завершались в последний момент, но, тем не менее, Игры прошли без потрясений.

— Что из происходящего в Бразилии сейчас вызывает у вас наибольшие опасения?

— Самое главное, чтобы спортсмены получили возможность выступать в соревнованиях с равными условиями для всех. Например, транспортная система часто является проблемным местом, это почти норма. Но центр любых Игр — именно соревнования. Отсюда следующая проблема — с телевещанием, ведь 99,9 процента болельщиков увидят и почувствуют атмосферу Олимпиады именно через телеэкраны и другие СМИ.

— Если российские легкоатлеты все-таки пропустят Олимпиаду в Рио, что она потеряет — в спортивном и маркетинговом смысле?

— Я не думаю, что потеряет много. Бойкоты Олимпийских игр были и в прошлом — один затронул мою страну, другой — вашу, третий — США. Это трагедия для спортсменов, которые пропускают Игры, но на самой Олимпиаде жизнь продолжается. Если российские легкоатлеты не поедут в Рио, мне жаль, но это результат работы всей системы в вашей стране. Когда мы опубликовали свой доклад, я сказал: «Если в России будут работать на 110 процентов и решат свои проблемы, ваши атлеты могут поехать в Рио». Но для этого в вашей стране должны быть предприняты действительно сверхусилия.

РОССИЯ ЛИДИРУЕТ ПО КОЛИЧЕСТВУ ПОЛОЖИТЕЛЬНЫХ ДОПИНГ-ПРОБ

Согласно опубликованному отчету ВАДА за 2014-й год, больше всех положительных проб за этот период сдали российские спортсмены. В статистике учитывались соревновательные и внесоревновательные пробы, взятые по линии национальных антидопинговых агентств. РУСАДА идет на втором месте по количеству взятых проб после Китая. Но по количеству положительных проб мы значительно опережаем всех. В отчетный период нашим спортсменам практически не удалось доказать свою невиновность — в частности, не было оформлено ни одного (!) терапевтического исключения (ТИ) на использование запрещенных препаратов. В то время как, например, в США было оформлено целых 22 ТИ.

Справка
Что такое допинг и как с ним боротьсяКак проверяют спортсменов на допинг, зачем нужны биологические паспорта и что будет с нечестным атлетом