Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
31 июля, источник: Советский спорт

Железные «кости», Или триумф Джона Джонса

С субботы на воскресенье в Анахайме состоялся номерной турнир UFC 214 с яркой вывеской «Джонс — Кормье 2, реванш».

С субботы на воскресенье в небольшом городке Калифорнии Анахайме, знакомом болельщикам прежде всего своей хоккейной командой «Анахайм Дакс», состоялся номерной турнир UFC 214 с яркой вывеской «Джонс — Кормье 2, реванш». Турнир получился неоднозначным, прежде всего из-за боев главного карда. Автор «Советского спорта» предлагает обзор событий.

Первыми вышли драться уроженец Швейцарии этнический турок Волкан Оздемир и британец Джимми Манува. К моменту боя оба бойца шли на победных сериях, 3 у Оздемира и 2 у англичанина, который этими победами реабилитировался после сокрушительного поражения от Энтони Джонсона. Поединок обещал быть зрелищным, ведь в октагоне встречались два явных нокаутера. Бой начался слегка нервно, оба спортсмена выбросили по паре джебов, но англичанин сразу сблизился и стал удерживать в клинче своего менее атлетичного оппонента, подведя того к клетке. На близкой дистанции оба бойца начали бить короткие удары, но в одной из комбинаций Волкан Оздемир попал точно в челюсть британцу и Манува «поплыл». Он стал пятиться назад и швейцарец своими размашистыми ударами попал второй раз, а потом брутально добил своего оппонента. На вопрос Джо Рогана, что думает швейцарец о своей победе, тот скромно ответил: «Не знаю, наверное, в моих кулаках динамит!». Своей победой Волкан Оздемир встряхнул застоявшийся дивизион, где первые 3 номера рейтинга менялись поочередно, и занял очередь на титул, сразу за шведом Александром Густаффсоном.

Следующей парой в октагон вышли Дональд Серроне и Робби Лоулер. Оба бойца всегда отличались своей особой любовью к «стойке», что всегда нравится зрителям. Лоулер на момент встречи не выступал уже почти год и многие сомневались в его форме, а особенно вызывало волнение то, как же все-таки Робби смог перенести тяжелый нокаут в своем последнем поединке. Серроне тоже выходил после поражения нокаутом от другого перспективного бойца полусреднего веса Хорхе Масвидаля. Все ждали огней и искр, но бой получился очень неоднозначным, особенно его результат. Робби начал с места в карьер, ввязавшись в клинч, он стал наносить град ударов с не совсем рабочей правой руки, иногда включая левую, которую старался блокировать «ковбой» (прозвище Серроне). Лоулер, казалось, потряс Серроне, но тот смог выдержать стартовый натиск и даже перевести соперника в партер. Отконтролировав соперника, Дональд Серроне попытался из сайд-контрола провести болевой прием, но Робби Лоулер легко поднялся и бой продолжился в стойке. Было видно на сколько мощнее и жестче удары у последнего, в отличие от Серроне, который полагался на комбинации и точные попадания, как ногами, так и руками. Во втором раунде создалось впечатление, что Дональд Серроне находится на тренировке и работает со спарринг партнером, который только защищается. Робби Лоулер ходил за оппонентом, принимая на себя его комбинации, и даже не пытался наносить удары. Официальная статистика UFC за второй раунд показывает 31−9 по количеству ударов в пользу «Ковбоя». Третий раунд должен был быть решающим. Дональд Серроне поймал кураж и начинал выкидывать все более изощренные комбинации, проведя даже пару ударов локтем, в стиле своего коллеги по лагерю Джона Джонса. Робби Лоулер же полагался на жесткие удары, в основном на скачке. Счет по ударам в этом раунде 40−34 в пользу «Ковбоя», а также по значительным ударам 38−31, но судьи предпочли отдать победу Робби Лоулеру (29−28, 29−28, 29−28). Повторилась ситуация, как с другим воспитанником из зала Грега Джексона и Майка Винкельджона Карлосом Кондитом, который наносил намного больше ударов и предпочитал комбинации, нежели жесткие попадания, которые предпочли судьи. Зрители встретили решение судей гулом, а Робби Лоулер, не обращая на их реакцию никакого внимания, посвятил свою победу Мэтту Хьюзу, который только вышел из комы после страшной аварии.

Чемпионскую тройку боев, открывал поединок за вакантный пояс в женской, полулегкой категории, между Крис Сайборг Жустино и чемпионкой INVICTA Тоней Эванджер. Любая интрига в этом бою отпала уже в самом начале, когда Брюс Баффер стал оглашать участников поединка. Если бразильянка была сложена, как заправский атлет, то рыхловатое тело Эванджер говорило само за себя. Было не понятно, за счет чего американка собиралась выигрывать у своей именитой соперницы. Ударная техника у нее напоминала пьяного тестя на свадьбе, борьба оставляла желать лучшего, вот только ее челюсть была действительно крепкая. Сайборг Жустино с самого первого раунда тотально доминировала над своей соперницей, которой, кстати, как раз в самом первом раунде удался один тейкдаун. Бразильянка качала маятник, двигала корпусом, обманывала, финтила, готовила свои атаки, хоть пару раз и провалилась после своего размашистого правого оверхенда. Когда выпадал момент, Крис Жустино, наносила удары ногами, особенно у нее удались в этом бою внутренние лоу кики, которые доставляли массу неприятностей Тоне. Было видно, что бразильянка играет со своей противницей и только от нее зависит, когда же закончится поединок. Положить конец всему она решила в третьем раунде, когда попала правой рукой точно в голову, а потом добила соперницу. Тоня же в этом бою, показала не дюжую отвагу и смелость, а также то, что она может выдержать немало урона и умеет стоять до конца. Теперь остается ждать следующего оппонента Крис Сайборг, ибо на ум приходит только одно имя — Холли Холм. «Дочь проповедника» своим движением и комбинационной работой может стать достойным соперником для неудержимой бразильянки.

Далее в карде турнира прошел, наверное, самый скучный чемпионский бой в истории организации. Тайрон Вудли, участник предыдущего скучнейшего поединка, реванша со Стивеном Томпсоном, на этот раз переплюнул сам себя, все же защитив титул в бою с Демианом Майей. Худощавый, леворукий мастер бразильского джиу-джитсу, казалось, не должен был доставить ни каких проблем чернокожему, мускулистому атлету, с сумасшедшей ударной мощью и прекрасной базой вольной борьбы. Демиан Майа и не смог ничего поделать. Бразилец, в течение всего боя, выкидывал один-два удара, ходил за оппонентом и отчаянно пытался перевести того в партер. Он бросался в ноги метров с двух, как новичок, только пришедший в секцию вольной борьбы. Из 21 попытки тейкдауна у него не получилось ни один! Он стал негативным примером бойца, который во времена, когда каждый должен быть подкован во всех элементах смешанных единоборств, полагается только на одну технику. Казалось бы, что такой противник должен стать легкой добычей для нокаутера Вудли, тем более что вначале первого раунда, когда бразилец впервые кинулся в ноги, он наткнулся на встречный правый и у него заплыл глаз. Но Тайрон, по прозвищу «избранный», выбрал стратегию отсутствия риска. Он ждал пока бразилец, который не особо то и стремился, выбросит удар и пытался контратаковать. С самого первого раунда было видно его преимущество во всех аспектах смешанного боя, особенно в ударной мощи и, попытайся он провести атаку первым, мог бы закончить поединок досрочно. Но, увы, все пять раундов прошли под гул зрителей и по одному и тому же сценарию. Итог, наискучнейшая победа Тайрона Вудли решением судей 50−45, 49−46, 49−46.

Завершал этот вечер боев поединок двух непримиримых оппонентов Джон Джонса и Даниэля Кормье. После годичного отсутствия «кости» (прозвище Джона Джонса), разобрался со своими проблемами и, наконец, смог выйти в октагон, сразу на чемпионский бой. Эта была своего рода авантюра, особенно, если считать, что все 4 своих боя после их первой встречи Кормье выиграл. Но риск оправдал себя. Бой начался по сценарию их первого поединка: Джонс наносил короткие, одиночные удары из дальней дистанции, в основном по корпусу, а, уж очень хотевший попасть, Кормье не мог достать головы оппонента. Следует отметить, что Джон Джонс пополнил свой арсенал фронт киком в туловище, которым Андерсон Сильва смог потрясти Кормье, на UFC 200, что и стало решающим фактором. К середине первого раунда Даниэль Кормье слегка расслабился и начал наносить комбинации, что сразу принесло свои плоды — он несколько раз очень здорово зацепил оппонента левым боковым и пару раз попал правой через руку. Картина вырисовывалась четкая: Джону Джонсу нужно было продолжать работать на дистанции, стараясь в первую очередь сломать корпус соперника, а Даниэлю Кормье через комбинации находить челюсть оппонента. Отдать первый раунд можно было и тому и другому бойцу. Второй раунд продолжался по сценарию первого. Но стоит отметить количество и разнообразие ударов «костей» по корпусу. Кормье во втором раунде все чаще попадал по голове оппонента, который старался работать вторым номером, на отходе и, порой, заигрывался. Важным событием стал первый хай кик в исполнении Джонса, который пришелся в защиту, после чего Джон продолжил бить соперника по корпусу, используя все тот же фронт кик. Третий раунд начался точно так же, как и предыдущие два: Кормье шел вперед, а Джонс сбивал атакующие порывы недруга. Но количество ударов по корпусу дало свои результаты — Кормье слегка замедлился и стал беспечно убирать правую руку от головы. В какой-то из моментов, когда Джон Джонс снова отступил к клетке октагона, он, на встречном движении, нанес левый хай кик аккурат в голову Кормье. Даниэля болтануло и он попятился назад. «Кости», почуяв кровь, пошел на добивание: после еще одного левого прямого, он подсек оппонента и добил его у клетки. Итог: 2−0 в пользу Джона Джонса и сомнительные перспективы в этом дивизионе у Даниэля Кормье. Особенно следует подчеркнуть то, как высказался Джон Джонс о своем оппоненте сразу после победы: «Хочу поблагодарить Даниэля Кормье за то, что он являлся моим самым непримиримым соперником и самым сильным мотиватором в карьере. Ему нет абсолютно никаких причин быть недовольным собой». Чуть позже он добавил: «Он был образцовым чемпионом, образцовым мужем, образцовым отцом, отличным товарищем по команде, лидером. Я стремлюсь быть похожим на этого человека». Тем самым Джон Джонс поставил точку не только в их противостоянии внутри октагона, но и во враждебных настроениях вне него.