Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
https://sport.mail.ru/news/martial-arts/25538620/?frommail=1

Федор Емельяненко: Почему вернулся? Потому что я — боец!

После подписания контракта на бой с бразильцем Фабио Мальдонадо Федор Емельяненко дал «Советскому спорту» интервью, в котором рассказал о своей команде, семье, работе, тренировках, диете и многом другом.

«Надеюсь, смогу поставить точку в карьере вовремя»

— Федор, вы — невероятная величина в мире ММА, ваш авторитет неоспорим. Что заставило вернуться на ринг после трехлетнего перерыва?

— Я боец. Вернуться на ринг меня заставило желание биться. Скоро у меня такой возможности не будет — возраст подпирает. Ну и, конечно, хочу помочь ребятам из своей команды, у которых, думаю, большое будущее. Они должны будут сменить меня. Я много ездил по России, проводил мастер-классы в разных городах, передавал молодым то, что умею. Сейчас, занимаясь с ребятами в Старом Осколе, могу ставить им технику, плюс у них есть возможность видеть, как работаю я.

— Парни из вашей команды Fedor Team — старооскольские?

— Не только. Кирилл Сидельников и Вадим Немков — из Белгородской области, Анатолий Токов — из Тобольска, Валентин Молдавский — из Крыма.

— Как создается команда? Как вы друг друга находите?

— Я встречал этих ребят на сборах и соревнованиях. С Кириллом мы рука об руку уже больше 10 лет. Вадим и Валентин были призерами чемпионата России. Кроме того, Союз ММА России проводит большую селекцию, так что, возможно, скоро в команду будут привлечены новые ребята.

— Какими качествами должен обладать боец, чтобы вы пригласили его в команду?

— В первую очередь у него должно быть желание работать. И талант. Чемпионам России обязательно надо давать шанс. Нельзя допустить, чтобы особо талантливые остались средними бойцами, — их надо выводить на высокий уровень. Для меня важно направить на это частичку своих знаний.

— В России бойцов ММА проверяют на допинг?

— Нет. Это дорогостоящая процедура. Но все к тому идет. В Японии уже начали проверять. Но почему-то там никого никогда не ловили.

— Не так давно к нам в редакцию приезжал ваш бывший соперник Джефф Монсон. На него было больно смотреть: интервью он давал, стоя на колене из-за болей в спине. А вас травмы не мучают?

— Есть небольшие травмы. Но так сильно они меня не беспокоят. Я работаю со специалистами ФМБА (Федеральное медико-биологическое агентство. — Прим. ред.), которые помогают мне в плане обследований, нужных процедур, гимнастики.

— Кто из специалистов входит в вашу команду? Повар, к примеру, есть?

— Повара нет. Есть массажист, ну и тренеры, конечно: Владимир Воронов, Александр Мичков, голландцы с нами работают. А вообще к нам могут приехать все желающие — поработать, потренироваться.

— Как вы относитесь к тому, что ряд бойцов из разных единоборств стоят в очереди за российским гражданством, а некоторые его уже получили?

— Если человек действительно желает связать свою жизнь с нашей страной, если он принесет сюда только хорошее, я — за.

— Вы с Монсоном общались? Есть у него такое желание?

— Не знаю. Не разговаривал с ним.

— Он известный коммунист…

— А я коммунистические идеи не поддерживаю.

— Во время последнего боя Роя Джонса под флагом России (против Энцо Маккаринелли — Прим.ред.) за него было немного неловко. Вас такое чувство не посещало?

— Всегда тяжело смотреть, как спортсмен такой величины — а он один из самых ярчайших боксеров мира — тяжело проигрывает. По первым движениям Роя в ринге я как профессионал понял, что он далеко не тот, каким был пять лет назад. Если уж Джонс решился на этот бой, ему надо было дольше готовиться. А так было видно, что он проигрывает даже не сопернику, а самому себе.

— Вы уверены, что сами вовремя почувствуете тот момент, когда надо будет навсегда сказать спорту «прощай»?

— Надеюсь, да. Пока, слава богу, чувствую себя хорошо. Скорость, сила, выносливость никуда не делись. Я это каждый день могу проверять в ринге с молодежью.

«Из пятерых предложенных мне соперников я выбрал сильнейшего»

— Как строится ваш день? Это правда, что вы пробегаете по 15 км ежедневно?

— Неправда. Просто бегаю не меньше часа. Режим дня меняется в зависимости от этапа подготовки к соревнованиям. «Физика», выносливость, бег — над всем работаю параллельно. Потом тренировки переносятся на борьбу и ударную технику. Утром например, — работа с железом. Вечером — ударная техника. А на следующий день — большой кросс утром и борьба вечером. Вот такое чередование.

— Спарринг-партнеров для подготовки к бою с Мальдонадо вы будете себе искать? Или ограничитесь бойцами из своей команды?

— Ограничусь своими.

— Будете строить свою тактику с учетом боксерской специализации Мальдонадо?

— Конечно, мы будем отталкиваться от того, что Мальдонадо — боксер. Специальных спаррингов выписывать не будем — у нас своих хороших боксеров хватает.

— Известно, что, кроме Фабио Мальдонадо было еще несколько кандидатов на поединок с вами. Можете назвать их имена?

— Нет, не могу их разглашать.

— Сколько этих кандидатов было?

— Мне предложили на выбор пятерых.

— По какому принципу вы выбирали?

— Обращал внимание на возраст, организации, в которых ребята выступали, послужной список.

— Можно сказать, что вы выбрали самого сильного?

— Да. Все-таки не так много свободных ярких бойцов. Я просмотрел много боев Фабио — многие из них он закончил нокаутом.

Фабио Мальдонадо.
© Reuters

— Вы настроены подраться в UFC (самая престижная организация смешанных единоборств. — Прим. ред.) или вы поставили на этом крест?

— Нет, я никогда не ставил на этом крест. Сейчас мы ведем с ними переговоры.

— Какова вероятность того, что вы там все-таки выступите?

— Вероятность высокая. Большего я сказать не могу. Есть вещи, которые я не могу выносить на всеобщее обсуждение. Но пока условия не будут меня устраивать полностью, этот контракт я не подпишу.

— Они согласны идти на какие-то уступки?

— Да.

— В интернете много слухов о вашем бое с Вандерлеем Силвой (легендарный бразильский боец. — Прим. ред.). Вы хотели бы с ним подраться?

— Пока это слухи и никакой конкретики. Слышал что-то подобное, но конкретных предложений мне не поступало.

— Сами этого хотите?

— Почему нет? Вандерлей — знаковый боец, долгое время был чемпионом. Это спортсмен с мировым именем.

Вандерлей Силва.
© AP 2017

«Я был советником министра. Всю работу на этом посту сделал»

— В чем вам комфортнее — в деловом костюме или в спортивных шортах?

— И в костюме, и в шортах. На пресс-конференции мне, конечно, уютнее в деловом костюме.

— В спортивной политике вы на своем месте?

— Вполне. Я был советником министра. Всю свою работу на этом посту я сделал. Я отвечал за единоборства, контактировал с представителями всех федераций, решал возникавшие проблемы. Плюс занимался развитием ММА как президент российского Союза. Дальше надо было принимать решение, так как совмещать со спортивной карьерой это было невозможно. Из прежних обязанностей у меня остался только пост президента Союза ММА.

— Со стороны кажется, что у ММА нет грамотной организации, какая существует у других федераций единоборств. Есть идеи создать иерархию международного масштаба в вашем виде спорта?

— У нас есть международная организация. Но я за нее не отвечаю, а отвечаю только за развитие ММА в России. Да, у нас нет олимпийского статуса, но наши ребята бьются и в М-1, и в Fight Nights, и в других бойцовских организациях.

— Согласились бы возглавить международный союз ММА?

— Мне хватает российского. Если выходить на мировой уровень, нужно бросать все, что я делаю в своей стране. А у меня здесь большая работа и очень плотный график.

— Сколько часов в день при таком графике вы спите?

— Сплю я полноценно. А в период подготовки стараюсь выкроить днем дополнительный час для сна.

— Насколько реально включение смешанных единоборств в олимпийскую программу? Популярность у ММА дикая, намного выше, чем у той же борьбы.

— Популярность действительно серьезная. Но вопрос этот скорее к Международному олимпийскому комитету — готовы ли они принять нас в свою семью.

— Но ведь инициатива с вашей стороны тоже необходима.

— Конечно. Для начала мы ведем переговоры по включению смешанных единоборств в программу Европейских игр, Всемирных игр боевых искусств. Наша задача — попасть туда, а потом уже смотреть выше.

— На Европейские игры уже пробилось самбо.

— Да, верно. Хотя вот боевое самбо на Первых всемирных играх было, а на вторых — уже нет с объяснением, что это слишком жесткий вид спорта.

«На родительские собрания я не хожу»

— Известно, что вы — глубоко верующий человек. Сейчас идет пост. Вы его соблюдаете?

— У меня есть благословение не соблюдать пост и не ущемлять себя в еде. Тренировки изнурительные, мне необходимо дополнительное питание.

— Ребят из команды приобщаете к своим духовным идеалам?

— Нет, не я приобщаю. Это их потребность. Ребята ходят в храм, живут духовной жизнью, как я, как многие другие спортсмены. Почему возникает эта потребность? Все-таки нам от многого приходится отказываться и часто просить о божьей помощи, потому что своих сил, бывает, не хватает.

— Ваш жесткий, порой жестокий, вид спорта и высокодуховные идеалы — как это сочетается?

— Это не спорт жестокий. Жестокими бывают люди. Посмотрите бои моих ребят, вы не увидите там жестокости. Жесткость — да. Но это наш путь. Мы защищаем честь России в этом виде спорта.

— Складывается ощущение, что вас тяготит ваша популярность. Это так?

— Стараюсь не обращать на это внимания, а просто жить. Иногда мне это докучает, особенно когда нахожусь с семьей. В такие моменты не могу уделить людям внимание. Но вообще стараюсь относиться к этому с пониманием.

— Объявляя в 2012 году о завершении карьеры, вы говорили, в частности, о том, что хотите больше времени проводить со своими дочками, стать примерным папой. Вам это удалось? Вы ходите на родительские собрания?

— Нет, на родительские собрания не хожу. Но все свободное время стараюсь проводить с семьей. Сейчас из-за моей подготовки его стало гораздо меньше.

— Вы можете со стопроцентным попаданием выбрать подарок на день рождения каждой из своих дочерей?

— Наверное, нет. Бывает, угадываю. Но чаще всего стараюсь узнать, о чем дочери мечтают.

— Воспитывая детей, вы ограничиваете их?

— Знаете, два с половиной года назад в моей семье произошли изменения. Мы сошлись с моей первой женой Оксаной. Сейчас я живу с ней и со своей старшей дочерью. И с тех пор, как мы разошлись с Мариной, своих младших дочерей я вижу редко.

«Я в ледниковом периоде? Никогда!»

— Кого из бойцов можете назвать своими друзьями?

— Конечно, Саню Поветкина, Александра Карелина, Давида Мусульбеса, Дениса Лебедева — да их много!

— Приедете в Москву 21 мая на бои Поветкина и Лебедева?

— Скорее всего — да.

— Что думаете про шансы Поветкина в бою с Деонтеем Уайлдером (чемпион мира WBC в тяжелом весе. — Прим. ред.)?

— Они высоки. Я думаю, что Саня станет чемпионом.

— Вас называют Последним императором. Это прозвище, как часть имиджа, вы придумали сами?

— Я от этого прозвища всю жизнь отказывался. У нас есть последний император — святой царь-батюшка Николай. Меня же так назвали японцы. Я вообще об этом не знал поначалу. А когда узнал — прозвище уже ко мне прилипло. Сколько я ни пытался объяснить японцам свою точку зрения — не помогло. Хотя и у них есть свой император.

— Фильм «Последний император» вы смотрели?

— Нет еще. Есть такой? Посмотрю обязательно.

— Вам пришелся по душе актерский опыт в «Ключе Саламандры»? Вы себе нравитесь как актер?

— Я был в этом фильме не актером, а скорее самим собой. Поэтому мне было легче. Хотел попробовать сняться в кино и сделал это. Одного опыта мне достаточно.

— То есть больше не будете сниматься?

— Нет.

— Новые предложения поступали?

— Да, но я отказывал.

— Рассказывают, что во время работы над «Ключом Саламандры», которая большей частью проходила в Азии, съемочную группу одолел неизвестный вирус. Что это за история?

— Вирус, наверное, накрыл, когда меня не было. А когда я работал со всеми, помню, что одного парня кто-то укусил, из-за чего ему пришлось лежать в больнице то ли месяц, то ли два.

— Вам поступали предложения принять участие в телешоу?

— Мой PR-менеджер Юлия знает мое отношение к этому, поэтому все предложения закольцовываются на ней.

— И вам неинтересно, куда вас звали?

— Про некоторые предложения знаю, иногда Юля мне рассказывает.

— А если все-таки зажмуриться и представить, что вы участвуете в «Ледниковом периоде» — кого из партнерш хотели бы видеть рядом с собой.

— Даже представить это невозможно. Я не любитель шоу и подобных развлечений. А что касается партнерши, то ею может быть только моя жена.

— Вы вообще телевизор не смотрите?

— Случается. Новости, в основном.

— Вы — соавтор нескольких книг. В чем заключалась ваша работа над ними?

— Я наговариваю информацию и проверяю текст. То, что писалось от моего имени, было мною сказано и мною проверено.

— Следующая книга о чем будет?

— Надеюсь, что ее не будет (смеется). Это тяжело и отнимает кучу времени.

— Читать что-то успеваете?

— Да, в дороге, на сборах, перед сном. Люблю читать духовную литературу или классику. Не так давно я прочитал Письма Святой княгини Елизаветы Федоровны. Уверен, когда мы читаем духовную литературу или классику, мысли выстраиваются в правильном порядке. Этого не добьешься, читая форумы в интернете, где сплошная грязь. По форумам я не хожу, но случалось увидеть всякое.

— В целом какое у вас отношение к интернету?

— Каждый там может найти свое. Пчела летит на нектар, а муха — сами понимаете, куда.

— Интересно ваше мнение о женских смешанных единоборствах.

— Мне это не нравится. Не думаю, что женщина должна заниматься единоборствами.

— Смотрели последний бой Ронды Роузи?

— Тот, что она проиграла? Да, смотрел.

— Она — ваша большая фанатка.

— Спасибо Ронде. Но я не сторонник того, чем она занимается.

— Женщины вашей семьи бои с вашим участием смотрят?

— Да.

— Позволяете им?

— Не запрещаю. Они смотрят и, как могут, поддерживают.

— Вы много времени проводите в Старом Осколе. Вам там не тесно? Все-таки вы фигура столичного масштаба.

— Нет, не тесно. Я люблю свой город. У меня там мама, сестра, брат, друзья, команда. Люблю и Москву. Но мой родной и любимый город тот, где я вырос.

Обнаружив в тексте ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Новости Единоборств