Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
https://sport.mail.ru/news/martial-arts/24437458/

Федор Емельяненко и японский беспредел

Новый год в Японии — праздник семейный. Люди проводят его с близкими, родными — и с Федором Емельяненко.

Новый год в Японии — праздник семейный. Люди проводят его с близкими родными — и с Федором Емельяненко.
Увеличить
Видимо, что-то случилось...

К сожалению, мы не можем отобразить эту картинку.
Сообщение об ошибке автоматически отправлено
в службу поддержки. Приносим свои извинения

Заполненная на 90% уже к началу Saitama Super Arena взорвалась в первый раз, когда началось представление бойцов. По очереди они спускались с двух сторон ринга по помостам и застывали в скульптурных позах. Последним, из ниоткуда, как deus ex machina, появился и завис, высвеченный огнями наверху, Федор. От него не исходило какой-то особой угрозы, как и все предыдущие дни, что мы видели его в Токио, но в постановке японских режиссеров на арене начинало казаться, что все вздрогнули от одного звука его имени. Нельзя сказать, что все пришли посмотреть только на него — ну, может, только чемпион-самбист Сурен Балачинский и пара русских ребят, отправившие своих жен в местный «Диснейленд». Половина карда была нашпигована цирковыми боями, с участием сумоистов и про-рестлеров, представителями именитых династий Ямамото и Грейси, а еще там были бразильянка с гипертрофированной мускулатурой, гремевшие когда-то, но безнадежно состарившиеся Джером Лебаннер и Энди Сауэр, переодевающийся школьницей свирепый японец… Состав участников поразительно походил на безумный срез японского тв, которое приходится смотреть всем, кто мучается бессонницей.

Может быть, все здесь от чистого воздуха. Он настолько прозрачен и лишен примесей, что напоминает дистиллированную воду. А она хороша исключительно для того, чтобы разводить спирт, потому что сама не имеет вкуса. Вот и жители Токио, обитающие в коробке из стекла и бетона и дома, и на работе, истосковались по сильным ощущениям — потому они крайне рады любому безумию, которое здесь творится. А что может быть безумнее театра, в сочетании с боями. Здесь кажется нормальной потасовка между двумя громилами суммарным весом за 300 кг. Боб Сапп и Акебоно толкаются на взвешивании — хорошо… Мужчина-боец в платье — тоже хорошо. Федор и ринг-герлз, стоящие на коленях — замечательно. Ничего особенного не происходит, это же Япония. Удивительно другое — попадая в эту атмосферу, бойцы раскрываются с новой стороны, внезапно они начинают актерствовать, работать на камеру, давать интервью так, как никогда не делали раньше.

И еще — среди всего этого японского беспредела находится место и настоящим жестким боям. Виктор Немков, участник гран-при в тяжелом весе, вышел в полуфинал достаточно легко, 29 декабря он встречался с Гораном Реличем, и уничтожил его за раунд. Вышел на чеха Йири Прохазку. Тот, казалось, был ему удобен — жесткий, но размашистый, физически мощный, но не очень обученный по части борьбы…

Бой-взрыв, он внезапно освежил воспоминания о древнем, еще из 90х, бое Олега Тактарова с Тэнком Эбботом, когда и победителя, и проигравшего после окончания откачивали кислородными масками.

Жестокая бойня, бой насыщенный действием, совсем не тактический, скорее на излом, на износ. Немков пропускал, затем шел в ноги, бросал соперника, пытался задушить, но тот вставал, выкручивался, и все начиналось сначала.

Эти длинные 10-минутные раунды и есть как воспоминание о первых боях UFC, которые уже стали культовыми. Они вытягивают из зрителей эмоции, а из бойцов силы, и с ними уверенность в себе и желание продолжать. Силы у Немкова иссякли уже к 8й минуте, дальше его спасали только рефлексы и воля. Для чеха Прохазки это был точно такой же вопрос выживания, воли к победе и чисто физических ресурсов организма. Их оказалось больше. После сигналу к окончанию раунда он отправился в свой угол — а Немков так и остался лежать на настиле, и команда помогала ему спуститься и уйти.

После этой драмы, абсолютно реальной и непридуманной, невозможно воспринимать всерьез бой Боба Саппа с Акебоно. Да, кровь там текла по-настоящему, из-за уха экс-сумоиста Акебоно, как из артерии свежезарезанной свиньи, заливала ринг и соперника, и действо все время прерывалось на вытирание ринга, рассечения, передышки, и бойцы в итоге отдыхали больше, чем дрались. Кто-то из наших хотел немедленно найти Акебоно подорожник. Боюсь, не помогло бы — только если бы целиком обмотаться…

Затем ринг-анонсер зарычал-заверещал, и в ринг пошел Федор Емельяненко. Вскрикивания от восторга в толпе, недовольные возгласы из сектора с подвыпившими фанатами — все это было. Но, в отличие от других бойцов — приветствовали его все, как все ждали его возвращения. Трудно сказать, о чем это больше говорит — о безмерном к Федору уважении здесь в Японии, или о желании приобщиться к чему-то значительному. Стать сопричастными. Спортивная значимость этого конкретного боя — примерно ноль целых, ноль десятых. Но это шанс увидеть Фёдора в действии, оценить его форму и рефлексы в бою с человеком, который кое-что умеет и кое-кого побеждал. При самом неблагоприятном раскладе, он перевел бы бой в партер, и там вымучил бы болевой или удушающий. Сингх закончился еще раньше, чем Федор обратился к магии самбо — пропустив несколько ударов, оказался у канатов на полу, где попытался закрыться, но в конечном счете скорчился, оглушенный, в ожидании пока рефери остановит избиение.

Федор вернулся, и с ним что-то еще. То ли тень больших побед, то ли воспоминания о них, то ли новые надежды. Следующее шоу промоушена RIZIN пройдет, как говорят, в августе, Федор будет там.

Он вернулся и пока остается, это все, что нам следует знать.

Обнаружив в тексте ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Новости Единоборств

Новости Mail.Ru