Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
https://sport.mail.ru/news/hockey-worldcup/25837921/

«Нет-нет, я не останусь»

Специальный репортаж Алексея Шевченко о дне четвертьфинала ЧМ-2016 в Москве.

Специальный репортаж Алексея ШЕВЧЕНКО о дне четвертьфинала ЧМ-2016 в Москве.
Увеличить
Видимо, что-то случилось...

К сожалению, мы не можем отобразить эту картинку.
Сообщение об ошибке автоматически отправлено
в службу поддержки. Приносим свои извинения

ЧМ-2016. ¼ финала. РОССИЯ — ГЕРМАНИЯ — 4:1.

СПЕЦИАЛЬНЫЙ РЕПОРТАЖ.

Спекулянты поняли, что нажиться на российских болельщиках не получится, поклонники нашей команды не переживали после первого периода, а Владимира Вуйтека так и не смогли уговорить остаться.

Днем никто и не думал, что для Владимира Вуйтека это будет последний рабочий день в карьере. Нет, американцы, безусловно, не подарок, но все-таки там играют студенты и ребята, которые еще только хотят закрепиться в НХЛ, а чехи настолько солидно смотрелись на турнире, что уж обязаны были выходить в полуфинал.

Вуйтек в Москве — само спокойствие. С удивлением смотрит на секьюрити и пресс-атташе. Первые почему-то не пускают к нему журналистов, а второй ограничивает общение. Он готов, он наслаждается работой. Он один из немногих за время работы в России приглашал журналистов поговорить за два часа до матча — не важно, плей-офф ли это был или регулярный чемпионат. Так же потом поступал Юлиус Шуплер.

Все как-то забыли, что Владимир изменил наш хоккей. Это из-за него большинство клубов отказалось от базы. Это он сделал так, что хоккеисты прекратили нарушать режим. Не бегал за ними, не следил, а просто объяснил, что на самом деле важно в жизни. Хоккеисты ярославского клуба в каждом городе рассказывали истории о том, что после матча они могут выпить пиво и при тренере (но хотело это делать все меньше и меньше людей), что за сутки до игры их не сажают на замок. Что вот прямо сейчас они разминаются самостоятельно, и каждый знает, что надо делать.

Чешские хоккеисты, проиграв американцам, отчего-то не устроили своему главному тренеру овацию, как сделали это норвежцы. Мы на пресс-конференции спросили его об этом.

— Российские руководители поблагодарили меня за работу в стране, — он, кажется, не понял вопроса.

Вуйтек, даже проиграв, не изменил себе. Он был спокойным, с улыбкой на лице, двадцать минут разговаривал с чешскими журналистами. Остановился у российских, хотя пресс-атташе куда-то тянул его в сторону раздевалки. Зачем, кстати?

— Лучший российский хоккеист, с которым я когда-то работал, это Андрей Коваленко, — мгновенно отозвался он на мой вопрос о России.

— Есть ли какие-то отличия работы в сборной Словакии от сборной Чехии? — услышал он новый вопрос и принялся отвечать, как отвечал вообще на все вопросы.

Я не стал слушать. Мне было немного грустно. У Вуйтека спросили, может ли он передумать, но чешский тренер сразу же убил надежду.

— Это мое окончательное решение.

Вуйтек пошел в раздевалку, но на выходе его догнал еще один человек.

— Пан Владимир, — по такому обращению сразу видно русских. — Может быть, все-таки останетесь?

— Нет-нет, — отстранился он. — Я все.

И так будет со всеми, кто обыграет нас 3:0.

Обычно первыми по микст-зоне идут проигравшие, но на этот раз почему-то все изменилось. Американцы не уступили сопернику дорогу (как и ранее на льду) и прогулочным шагом двинулись переодеваться. Пожалуй, я впервые потерял ощущение чемпионата мира.

Патрик Марун что-то насвистывал, Винс Хиностроза разглядывал репортеров, словно никогда в жизни не видел прессу. С таким видим с тренировочного катка уходят любители, а не профессионалы.

Чехи еще не поняли, что вечером улетают домой.

— Мы проиграли всего в одну шайбу, — зачем-то напомнил нам Ян Коларж из «Амура». — Могли бы и выиграть в одну.

Мы спрашивали про Владимира Вуйтека, но он, кажется, не понимал, о чем идет речь.

— Последний матч, — переспрашивал он. — Он очень хороший тренер.

Коларжа спасало то, что русский язык он знал плохо.

— Вы вообще изучали соперника-то? — издевательски говорили защитнику.

Но он никак не реагировал. Кивал. Мол, смотрели видео, готовились.

Спекулянты внезапно сбросили цены на билеты, и попасть на игру России против Германии можно было за семь тысяч рублей. А если постоять и подождать, то и за четыре тысячи. Да, дорого, но тут все дело в сравнении. На первый матч против Чехии просили 17−20, а где-то и 50 тысяч.

Но отдавать такие деньги за игру, где все ясно, было бы неправильно.

После первого периода я побежал на арену, чтобы посмотреть, как наши болельщики реагируют на неприятный счет. Но особой тоски не было. На турниры такого уровня ходит такой контингент, который особенно по поводу счета не заморачивается. Россия играет, Александр Овечкин бегает — больше ничего не нужно.

Переживал лишь Алексей Марченко. Корреспондент «Матч ТВ» Наталья Кларк пыталась было пригласить на беседу после стартового отрезка защитника сборной, но на нее замахали руками. Мол, ну что же вы просите такое. Дали Артемия Панарина.

А вот журналиста Первого канала Александра Лидогостера мы больше на хоккее не увидим. После путаницы с игроками его отстранили от турнира, а работники канала рассказывали, что он также лишен и чемпионата Европы по футболу.

Это какое-то слишком жестокое решение. Но все нервничают — и первый период игры с немцами это показал.

Алексей ШЕВЧЕНКО
из Парка легенд.

Обнаружив в тексте ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter