Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
9 мая 2016, источник: Спорт-Экспресс

Что не так с меньшинством сборной России

Корреспондент «СЭ» — об игре команды Олега Знарка в неравных составах.

Источник: Спорт-Экспресс

За два матча сборная России пропустила 7 шайб. Одну из них — в пустые ворота, одну в равных составах, четыре в меньшинстве и еще одну — сразу после выхода со скамейки штрафников Калинина, толком не успевшего вступить в игру. Фактически — в меньшинстве пропущено 5 голов. И это всего из 9 попыток. Процент реализации у соперников — выше 50, натурально катастрофический.

Довольно большая нагрузка в нейтрализации лишнего выпадает на Калинина и Плотникова. Характерно, что первый за весь сезон в «Нью-Джерси» провел на льду в меньшинстве около 19 минут. Менее 15 секунд в среднем за игру. В активе Плотникова и вовсе 4 с половиной минуты, в районе 6 секунд в среднем. Широкова тоже не назовешь специалистом в этом деле. Как и связку Шипачев — Дадонов, хоть они и используются в таком качестве в СКА. Но являются далеко не первой опцией. Бурмистров — да, он в «Виннипеге» из меньшинства не вылазит. И по Телегину с Любимовым вопросов нет. Однако картинка, так или иначе, выходит не очень приглядной.

Из пяти шайб две пришлись как раз на пару Калинин — Плотников, одна на Любимова Плотникова, одна на Бурмистрова и Телегина и еще одна — на Бурмистрова и Широкова. Нападающие, выходящие в меньшинстве, должны хорошо понимать, какими могут быть углы атаки, и куда может последовать передача. И соответствующим образом взаимодействовать. Целиком этим требованиям пока ни одна связка не соответствует.

В защите с практикой получше, но вылезают другие проблемы. Вытекающие из несогласованности и слабой тактической подготовки. Из пяти шайб одна пришлась на пару Антипин — Белов и целых четыре — на Емелина и Войнова. Положим, две из них — достаточно случайны (рикошет от клюшки Любимова, очень неожиданный рикошет после блокшота самого Емелина), но два других симптоматичны. Емелин — один из ведущих убийц меньшинства в «Монреале». А его пара с Джеффом Питри — самая надежная в стане «Хабс». Но тут нужно учесть, что в НХЛ почти каждая первая команда играет «зонтик» и его модификации. При таком розыгрыше одной из самых действенных схем нейтрализации является «ромб». Желательно — подвижный ромб, при котором Питри, как более габаритный и неплохо использующий эти самые габариты защитник, занимает пятак, а Емелин работает по одному из флангов, обязательно выдвигаясь на нападающего соперника, от которого обычно исходит наибольшая угроза. И в этом случае на пятак должен подтягиваться один из форвардов «Монреаля», страхуя. Ромб-то у сборной получается выстраивать, и менять его на квадрат, но вот с взаимодействиями — беда. Подстраховать либо не успевают, либо забывают.

Что до единственной шайбы Белова и Антипина, то они просто решили не оказывать давления на Рымарева. Меньшинство сборной России вообще пока характеризуется пассивностью. Связанной в том числе с отсутствием согласованности. Из-за чего попытки играть активно оборачиваются ничем, а то и делают хуже. Сыграть четко 1−3 в средней не получается, потому что кто в лес, а кто по дрова. Опять же — не у всех есть достаточный опыт, а непонятки по составу вкупе с вечным ожиданием спасителей отечества из НХЛ не позволили заранее выбрать и наиграть пару сочетаний. Стратегический просчет, хотя и поправимый. Спешная дозаявка как раз и говорит о том, что понимания по персоналиям не было изначально.

Далеко не все ладно и с большинством. И три заброшенных шайбы не должны вводить в заблуждение. Под «конверт» с участием Панарина (Широкова), Шипачева и Дадонова выходили Чудинов и Войнов, оба с правым хватом. В случае вертикального перевода с левого фланга Чудинову крайне трудно бросить с ходу. А при любом промедлении его тут же накрывают. Во второй бригаде выходит Мозякин, гуру неравных составов, но используется далеко не на полную катушку. Допустим, финны выпускают под Лайне Хиетанена, который легко, имея правый хват, выкатывает ему диагонали. Так юный снайпер забил Германии, например. Как вариант — Овечкин, играющий с праворукими Карлсоном или Нисканеном. Смысл — в мгновенной смене фланга в две диагональных передачи, если поперечный пас отдать возможности нет. Вратарь движется вдоль линии ворот, что делает его гораздо более уязвимым.

Мозякин, единственный на всю команду нападающий со стабильным броском в касание, выходит в большинстве с Антипиным и Беловым, двумя леворукими защитниками. Первый из которых играет на дальнем пятаке — наработка «Магнитки». И не сказать, что она столь уж хороша, чтобы слепо копировать. Потому что у Антипина нет ни габаритов, ни классного броска, ни серьезных навыков подправления бросков, хотя одна из обычных комбинаций при такой расстановке — high-tip — как раз и подразумевает подправления с уровня усов. Ну, а второму переводить налево не очень удобно, не по хвату. В этот раз Белов неплохо бросал сам и попадал, но такие подвиги ему совершенно не свойственны. Поэтому не стоит ожидать от него чудес в дальнейшем.

При помощи одной только игры в неравных составах можно обыгрывать уступающие в классе команды. Продолжая по ходу дела поиск игры и оптимальных сочетаний. Канадцы, шведы, финны, американцы — этим живут, в первую очередь разбирая именно этот аспект. У сборной России в этом плане, и не в первый раз, — некий разброд. За два матча перепробована масса сочетаний в большинстве, то есть варианты на бумаге не просчитывались. В меньшинстве дела обстоят похожим образом. Да и о равных составах можно сказать примерно то же самое. И это плохо. Эмпирический путь — это все же больше про клубы.