Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
8 мая 2016, источник: Спортфакт

Версия Гескина. Стоит ли делать выводы по двум первым матчам

Обозреватель «Спортфакта» Владимир Гескин — о выступлении сборной России на хоккейном первенстве.

Не сомневаюсь, что игра российской сборной во втором ее матче на хоккейном чемпионате мира — против Казахстана — вызовет не меньше критики, чем в первом. Напишут и об отвратительной игре в меньшинстве, и о непродуманности, судорожности многих российских атак, и о том, наконец, сколь вольготно чувствовали себя казахстанцы в нашей зоне.

Далее напишут так. Да, выиграли, но потратили слишком много сил, а уже завтра следующий матч. Били, били, нанесли 49 бросков, но с грехом пополам забросили всего 6 шайб и, возможно, потеряли Панарина. И у кого выиграли-то? У Казахстана, который нам, как всегда казалось, не ровня!

После чего в очередной раз будет сделан вывод: все потеряно, шеф! Не играть нашим в финале, не стать чемпионами, нет у нас настоящей сборной, пора Знарка гнать взашей.

Может, и впрямь не играть и не стать. Но этого пока никто не знает, и не надо заранее впадать в панику. Она, знаете ли, плохой союзник. Тем более что примеров в истории спорта, когда какая-то команда неудачно начинала, а по ходу турнира находила свою игру, — вагон и маленькая тележка. Вон итальянская футбольная сборная сколько раз безобразно выступала в группе что на чемпионатах Европы, что мира, была на грани вылета, а потом….

Только ведь болельщики к моим словам, уверен, все равно не прислушаются, им мои советы ни к чему, у них своя правда. Раз команду кто-то необдуманно назвал Красной машиной, то пусть она и крушит всех. Тем более дома. Тем более в святой праздник.

Поэтому обращаюсь, прежде всего, к коллегам-журналистам. Нам дана большая власть отнюдь не для того, чтобы все хаять. Иногда — хотя бы иногда — желательно сначала подумать, а уже потом написать. Или прокомментировать в эфире.

В связи с чем расскажу одну давнюю историю (меня на них все чаще тянет — видимо, дело в возрасте).

Дело было в олимпийском Сеуле-1988, когда руководитель бригады «Сов. спорта» (он же главный редактор газеты) Валерий Кудрявцев отправил меня на баскетбольный матч СССР — Югославия.

Это был самый первый матч нашей мужской сборной, и она его с треском проиграла — 79:92. Ничего не получалось. На пресс-конференции после игры свои же журналисты устроили главному тренеру — Александру Гомельскому — полнейшую обструкцию, а на следующий день газеты в Союзе были полны черного пессимизма: команда к Олимпиаде не готова, ей ничего не светит, впору сниматься с соревнований и возвращаться домой.

Извините, что приходится «якать», но я тогда оказался чуть ли не единственным, кто обошелся без той самой черной краски. Написал достаточно спокойный материал, завершив его нахальным абзацем: мол, наши еще сыграют в финале с теми же югославами — и все будет иначе.

Так вот оказалось, что Папа (так все в команде, да и вокруг нее называли Гомельского) заранее попросил, чтобы ему из Москвы — по новомодному тогда факсу — присылали все публикации. Внимательно их изучал. И запомнил мой репортаж.

Наши потом играли неровно. К примеру, чуть было не уступили пуэрториканцам, но те на последних секундах смазали штрафные броски, а в овертайме мы их дожали. В одной четвертой долго уступали бразильцам, так и не смогли остановить великого Оскара Шмидта (он тогда набрал 46 очков!), и все же вырвали победу. В полуфинале — неожиданно для всех — одолели американцев с «Адмиралом» Робинсоном и Дэнни Мэннингом в составе. А в финале — против югославов! — наших было уже не остановить.

С того самого репортажа — и до самой смерти Гомельский относился ко мне в высшей степени по-дружески. Выделял в репортерской толпе, уважительно жал руку. Что я, не скрою, очень ценил.

А ведь мог написать — как все, тем более что повод был.