Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
14 января, источник: Чемпионат.com

Валерию Харламову исполнилось бы 70 лет

Сегодня Валерию Харламову исполнилось бы 70 лет. Чем бы занимался великий хоккеист в наше время?

Источник: РИА "Новости"

Кажется, что ни про одного советского хоккеиста мы не знаем столько, сколько про Валерия Харламова. Пытливые журналистские умы всякий раз пытаются родить на свет материал из серии «Неизвестный Харламов», но с каждым годом это становится всё сложнее. Харламов, не дожив до наших дней, удивительным образом стал нам ближе и роднее многих его современников. Многие из тех, кто сегодня болеет хоккеем, не застали великого 17 номера в игре. Сам он не давал больших интервью, где спустя годы открыл бы все потайные закутки своей карьеры. Оттого, наверное, желание собрать в мозаику все пазлы из жизни Харламова только сильнее.

Сегодня, когда все мыслимые и немыслимые рекорды в прокате бьёт кинолента «Движение вверх», сталкиваются лбами вдохновлённые романтики и щепетильные прагматики. Что для одних невинное художественное приукрашивание, то для других — грубый исторический просчёт. Однако, что сага про баскетбольное чудо в финале мюнхенской Олимпиады, что «Легенда 17» выполняют одну ту же миссию. Заворожённо наблюдая за тем, как юный Валера Харламов исполняет на экране канатоходца, балансируя между двумя огромными трубами, волей-неволей возникнет желание узнать, как всё было на самом деле. А открывая одну сторону харламовской биографии за другой, потихоньку узнаешь его всего.

О Харламове мы знаем даже больше, чем-то есть на самом деле. Не зря же в названии биопика о нём есть слово «легенда», хотя и великому игроку подошли бы и другие эпитеты. Вокруг его имени много легенд, баек, небылиц. Чего только стоит то, что Валерий якобы родился в машине «Скорой помощи». А вот то, что у Харламова был порок сердца — чистая правда, не нуждающаяся в приукрашивании. Обнаружили болезнь во время очередной ангины, которые буквально преследовали маленького Валеру. Серьёзные осложнения привели даже к детскому параличу, после которого будущий хоккеист долго восстанавливался.

Быть может, тот образ, который приписывался Валерию в «Легенде 17», излишне героический. В реальной жизни в нём не было столько бунтарства, как в экранном Харламове, да и волевым лидером, который может поднять партнёров на баррикады, он на самом деле не был. Однако борьба с самим собой, со своим здоровьем и жизненными преградами сопровождали Харламова до самого финала. Его дальнейшую жизнь определило тяжёлое решение записаться в хоккейную секцию вопреки множеству противопоказаний. С такой закалкой он сумел не поникнуть ни во время легендарной ссылки в Чебаркуль, ни когда лежал в больнице, восстанавливаясь после аварии.

Представить, что история Харламова произошла бы в наши дни, непросто. Его, больного и хлипкого мальчика наверняка бы не подпустили и на пушечный выстрел к хоккею. Особенно к такой школе, как ЦСКА. Сегодня детским тренерам нужен результат, а добиться его проще всего с не по годам развитыми ребятами. Валерий, больше напоминавший цветок на тонком стебельке, таким точно не являлся. Он скрывал не только проблемы со здоровьем, но и некоторое время свой возраст. Начинал он заниматься хоккеем с ребятами на год старше его. Сейчас бы сказали: «Переписанный!» и тотчас выгнали бы из секции. Харламова, разглядев его талант, лишь перевели в команду соответствующего возраста.

Существует миф, что Харламов раскрылся лишь в 23 года. Его примером принято подбадривать ребят, которые никак не могут найти себя во взрослом хоккее: «смог он — сможешь и ты!». На самом деле к 23 годам Харламов уже был двукратным чемпионом мира и вовсю играл за ЦСКА. Однако в молодёжной команде он действительно был в тени своих партнёров. Смолин обводил за раз всю пятёрку, Богомолов был на карандаше у тренеров первой команды, а Харламов до поры до времени держался куда скромнее. Он выскочил из-за спин партнёров также — так же, как спустя годы выскакивал из-за спин канадцев.

Оставаясь легендой для всё новых и новых поколений, Харламов, без сомнений, был игроком своего времени. Он неуловимо ускользал от защитников вдоль бортика в 70-х, но уже в 80-х, на закате карьеры, игра начала меняться. К новым реалиям куда больше были готовы его знаменитые партнёры по тройке Харламов — Петров — Михайлов. Могучие броски Владимира Петрова от синей линии оставались вне времени, а Борис Михайлов с его манерой игры на пятаке не затерялся бы и в НХЛ. За океан звали и Харламова, но уехать за границу тогда было сложнее, чем разгромить Канаду на Суперсерии.

Сегодня Харламову исполнилось бы 70 лет. Чем бы Валерий Борисович занимался в наше время? Он вряд ли бы стал президентом ФХР или обычным хоккейным чиновником. В бытность игроком у него не было той жилки, что у Третьяка. Быть может, сидел бы сейчас в одной ложе с Михайловым и смотрел за родным ЦСКА, вспоминая времени их общей молодости. Вспоминая, что при жизни Харламов мечтал съездить в Испанию, его вполне можно представить на родине матери, скажем, тренировавшим детей. В своё время он загорелся этой работой, когда восстанавливался после аварии и катался с воспитанниками школы ЦСКА. Нам остаётся только гадать, в чём бы великий хоккеист нашёл себя после карьеры. Харламов поэтому и легенда, что остаётся вне времени.