Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
18 января, источник: Советский спорт

Николай Голдобин: Я со многими в НХЛ дружу, кроме Овечкина. Он — кумир детства

Корреспондент «Советского спорта» в Торонто беседует с форвардом Николаем Голдобиным в тот период, когда он выступал за «Ванкувер».

Источник: Советский спорт

— Вы второй сезон проводите в НХЛ. Есть ли какое-то волнение?

—  Волнения нет. В прошлом чемпионате я сыграл два матча за «Сан-Хосе», еще 12 — за «Ванкувер». Много выступал в АХЛ, набрался опыта. И когда меня вызывают в НХЛ теперь, я уже не переживаю.

Очень радуюсь, когда выхожу на матч против того же «Торонто». Техничная команда. Интересно проверять себя с такими соперниками, тем более мы редко встречаемся в сезоне.

— Что вы себе пожелали на Новый год и Рождество?

— Никогда этого не делаю. Зачем загадывать голы? Они придут сами, если будешь стараться.

— Вы в «Ванкувере» считаетесь новичком. Трудно пробиться наверх?

— У нас нет никакой дедовщины. Все ребята хорошие. Есть пара старичков, но они никак не мешают молодым. Наоборот, только дают добрые советы. Все уважают друг друга, поддерживают.

— С кем вы дружите из русских энхаэловцев?

— Почти со всеми, кроме тех, кто повзрослее. Например, Овечкин — я с ним просто не знаком. Он был только моим кумиром в детстве. Ну, а так — Ваня Проворов, Барбашев, Мамин.

— Павел Буре тоже был кумиром?

— Да, конечно. Его в «Кэнакс» и сейчас обожают. Малкин, Дацюк — с этих игроков я тоже беру пример.

— Вы вспоминаете свой молодежный чемпионат мира?

— Я был очень рад уже тому, что играл за сборную России. Там выступали лучшие хоккеисты со всей страны того возраста: 1995−1996 годов рождения.

Мы неплохо выступили на турнире, победили Данию — правда, еле-еле (3:2). Но дошли до финала с Канадой. Пропустили два быстрых гола в первом периоде, а потом сравняли счет. Матч получился невероятным, мы в итоге проиграли. Очень расстроились, некоторые плакали. Но мы в раздевалке были вместе, бились за Россию. Серебро — не лучший результат, хотя медаль неплохая. Мы сделали все, что могли. И свою медаль на трибуну не кидали, как сделал тот швед.

В этом году тоже следил за молодежной сборной России, очень болел. Даже кричал дома. Хотел, чтобы парни завоевали золото. Мы ведь это не сделали. Но увы… Надеюсь, команда выстрелит в следующем сезоне — в моем городе Ванкувере. Готов поддержать ребят и сводить их в хороший ресторан. Вдруг это им поможет?

— Никита Трямкин уехал из «Ванкувера», теперь вот — Александр Бурмистров. Что происходит?

— У каждого свои причины. Я их не знаю, а если бы знал, то не сказал. Но обидно, что так теряем русских ребят. То, что дают мало игрового времени? Надо терпеть.

— Вы сами не думали поиграть в КХЛ?

— Не исключаю такой вариант. Но пока меня не звали.

— Что скажете о своем наставнике?

— Вообще в «Ванкувере» самые трудные тренировки. Я никогда еще так много не тренировался. Но и система немного другая. Все время бежать вперед, толкаться.

Чем отличается от Сан-Хосе? Только игрой. Но и в Калифорнии классный город, всегда тепло. А в Ванкувере очень много дождей.

— Ваш агент Игорь Ларионов сам когда-то играл за «Кэнакс». Что он говорит?

— «Делай все, что они просят. И не забывай о своей технике. В ином случае не будешь играть, и тебя отправят обратно в АХЛ».

— В чем секрет вашего одноклубника Брока Бесера?

— У него хороший и сильный бросок. Он чувствует, где нужно быть, ему отдают классные пасы, он забивает. Есть сильная хоккейная интуиция.