Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
23 октября, источник: Спорт-Экспресс

«Я был уверен, что это конец, и молился». Как экс-игрок «Авангарда» избежал смерти

Журнал Sportsnet встретился с нападающим «Детройта» Дэвидом Бутом, ранее выступавшим за «Адмирал» и «Авангард», и разузнал интересные подробности из жизни хоккеиста.

Источник: Спорт-Экспресс

Джон Торторелла как-то назвал Дэвида Бута «странным парнем».

И знаете что? На тот момент тренер «Ванкувера» не имел в виду ничего плохого.

Это означало, что Дэвид просто не похож на других. Он точно не подходит под стереотипное описание игрока НХЛ. И он точно всегда честен хотя бы перед самим собой. Бут верит в те слова, что говорит. Отличается от многих. И с ним невероятно приятно вести беседу. Конечно, не все разделяют страсть Дэвида к охоте, но и без этого существует множество тем, на которые с ним можно поговорить, при этом совершенно не затрагивая хоккей.

Знали ли вы, что Бут старается каждый год проводить две недели в какой-то глуши, чтобы «быть поближе к земле»? Конечно, он берет с собой какую-то провизию, но к концу своего самовольного уединения он питается ягодами, растениями и зачастую теряет до 10 килограммов веса. Дэвид настаивает, что эти путешествия необходимы ему, чтобы «выйти из зоны комфорта».

Именно с этой целью мы и встретились. Все же очень интересно узнать, насколько правдивы эти рассказы.

Он тепло приветствует меня с широкой улыбкой на лице. Его речи не свойственна протяжность, которой отличаются многие уроженцы Северной Дакоты, но местный акцент все же отчетливо улавливается.

Первый вопрос посвящен его возвращению в НХЛ. После пары лет в России этим летом Бут заключил контракт с «Детройтом»: «Лучше играть по четыре минуты в НХЛ, чем по двадцать четыре — в КХЛ».

Он честно пытался найти какой-то позитив в карьере в Европе, но признается, что, если бы не нашел клуб в НХЛ, то не вернулся бы в Россию. И он отдает себе отчет в том, что, скорее всего, это означало бы завершение карьеры. Но не изменение стиля его жизни, о котором мы и хотели поговорить.

Понимаете, год назад Бут получил приглашение в тренировочный лагерь «Анахайма». У него был всего день на то, чтобы добраться из Келоуны до Анахайма и успеть к открытию тренинг-кэмпа. Казалось, это не составит труда. Бут имеет лицензию пилота, так что он мог спокойно запрыгнуть в свой одномоторный самолет и прибыть в Южную Калифорнию вовремя.

И все шло по плану, пока он не влетел в зону облаков над горами.

— Я хотел пролететь над облаками, потому что началось обледенение фюзеляжа. В облаках было слишком много влаги, поэтому я пытался уйти по другому пути. Был уверен, что смогу подняться над облаками, но не учел, что они могут оказаться такими плотными.

В этот момент двигатель отказал.

И теперь Бут летел над горами без двигателя.

— Я сразу же связался с диспетчерской по управлению полетами: «У меня аварийная ситуация». Мой голос дрожал. Давление наддува было на нуле. Пропеллер все еще вращается, но давления в двигателе нет.

Диспетчерская сообщила, что ближайший аэродром располагался в городе Виннемукка, штат Невада. До него оставалось 60 миль пути. Бут попросил проинструктировать его, как ему лучше поступить, чтобы дотянуть до предполагаемого места посадки.

— Меня трясло. Я молился. Истово. Тебя готовят к экстренным ситуациям… Но я был уверен, что это — конец.

Бут схватил телефон и попытался отослать сообщение жене. Несколько раз. Текст не менялся.

— Я не знал, дойдет ли до нее сообщение, но я попросил помолиться за меня. «Пожалуйста, помолись за меня», — продолжал писать я ей. Кажется, одно сообщение до нее все же дошло. Удивительно, ведь это был единственный момент за весь полет, когда мой телефон поймал сигнал.

Но нужно было возвращаться к не менее важным делам. Как безопасно посадить самолет?

— Я летел в облаках. Странное ощущение. Когда двигатель отказывает, ты должен быть готов к таким ситуациям. Тебя специально готовят к ним. Я просто старался определить, какие у меня шансы и что я могу сделать в данный момент.

Наверное, состоянию спокойствия не очень способствовало, что на связь выходили другие пилоты и желали ему удачи.

— Я пытался оживить двигатель. Когда ты находишься на высоте 14 километров над землей, то не кажется, что ты падаешь. Кажется, у тебя много времени. До столкновения с землей остается минут 15.

Когда Бут опустился ниже облаков, то стал высматривать место, где мог бы приземлиться, если бы не долетел до Виннемукки. Но оказалось, что волноваться больше не стоит.

— Неожиданно я услышал рокот: «Не может быть». Я испытал чувство эйфории.

Двигатель завелся. А дальше вы услышите слова, которые прекрасно характеризуют самого Бута.

— Я решил, что должен продолжить свой маршрут. Ведь завтра открывается тренировочный лагерь.

ЧЕГО?

У твоего самолета отказал двигатель, ты чуть не разбился, а тебя волнует, что завтра открывается тренинг-кэмп?

Бут сообщил диспетчерской, что двигатель заработал и он собирается продолжить полет, чтобы достичь пункта назначения. Он передал им: «Кажется, я разобрался с проблемой». В диспетчерской ответили, что он вправе продолжать маршрут.

В итоге, Бут все-таки добрался до Анахайма вовремя. Но в состав «Дакс» он так и не пробился.

Помните, как мы упоминали, что Дэвид всегда честен перед самим собой? И он не стесняется говорить о судьбе. И если он говорит, что эта ситуация помогла ему, то сложно не поверить его словам. Он не похож на человека, который станет выдумывать.

— Да, это были жуткие ощущения, но в конце я понял, что не страшусь смерти. Я не хотел расставаться со своей женой. Я очень люблю ее и не хотел покидать ее так рано. Но я чувствую, что по ту сторону нас ожидает нечто гораздо более удивительное, и эта мысль, в какой-то степени, успокаивала меня.

Но не стоит думать, что Дэвид торопится на тот свет. Он уже продал свой самолет. Хотя это не значит, что он распрощался со страстью к полетам. Он просто ищет более надежную модель.

А хоккейная карьера? В этом сезоне он проводит на льду минимальное количество времени в составе «Ред Уингз». С возвращением Андреаса Атанасиу именно Бут может вылететь из основы.

Если именно так и случится, то Бут признается, что уже думал о том, чем будет заниматься после завершения карьеры. И одно можно утверждать точно — это будет нечто интересное.