Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
https://sport.mail.ru/news/hockey-nhl/30683230/
15 августа 2017, 0:30 | Хоккей: НХЛ | Спорт-Экспресс

Артемий Панарин: Обмен в «Коламбус» — это трамплин, а не яма

Звездный нападающий «Коламбуса» и сборной России в интервью «СЭ» рассказал о неожиданном обмене из «Чикаго», своем новом тренере Джоне Торторелле и успехах в тайском боксе.

Большое интервью звездного нападающего <span class=error>Коламбуса</span> и сборной России.
Увеличить
Видимо, что-то случилось...

К сожалению, мы не можем отобразить эту картинку.
Сообщение об ошибке автоматически отправлено
в службу поддержки. Приносим свои извинения

Корреспондент «СЭ» встретился с Панариным в Санкт-Петербурге, где он самостоятельно готовится к сезону НХЛ и заканчивает свой отпуск. На встрече Артемий получил приз лучшему игроку ЧМ-2017 в составе сборной России по версии «СЭ» и социальной сети ВКонтакте. Награда должна была быть вручена сразу после турнира, но пропала в неизвестном направлении из раздевалки сборной после переезда команды из Кельна в Париж и обратно.

— Большое спасибо за этот приз, — обрадовался трофею Панарин. — Только диванные эксперты и заевшиеся спортсмены могут говорить, что такие награды не нужны. Я коллекционирую все свои призы — они лежат у моего дедушки в родном Коркине.

— Естественно, первый вопрос будет об обмене из «Чикаго», который удивил даже людей, интересующихся хоккеем только время от времени.

— Обмен стал неожиданностью для всех, в том числе и для меня.

— Игроков меняют, когда у них не идет. Или хотят получить кого-то получше. Но тут действительно случился необычный на первый взгляд обмен, даже если отбросить все эмоции. Вы же забиваете, отдаете, Патрик Кейн на вас не нарадуется, и тут — раз!

— В Америке все немного по-другому устроено. Культура обменов более развита. Но я бы и сам, наверное, так бы поступил, если был бы генменеджером. Брэндон Саад, на которого меня обменяли в «Коламбус», — хороший игрок. У него контракт на четыре года. С ним «Чикаго» выигрывал Кубки Стэнли. А я бы еще продолжал играть за них непонятно как, выпендриваться. Единственная неприятность из всего этого — неожиданность. Сейчас я уже успокоился, да и волновался, наверное, всего пару дней. А теперь понимаю, что так для меня будет даже лучше. Надеюсь, в «Коламбусе» будут больше играть через меня.

— В какой момент вас застала новость об обмене?

— Собирался на рыбалку. Туда, где не ловит телефон. И сразу, как узнал, уехал.

— В североамериканской прессе пишут, что лидеры «Чикаго» Кейн и Тэйвз повлияли на переход — они захотели, чтобы в команду вернулся Саад.

— Слухов-то сейчас ходит много. Мне совершенно все равно, кто там и что говорил. Не исключено, что так оно и было. Но если бы я взял с «Чикаго» два Кубка Стэнли за два года, тогда бы меня не обменяли. А я тот, кто вылетел два раза в первом раунде. И на кого тут обижаться?

— Кроме вас в команде было еще 20 игроков. Они вылетели вместе с вами.

— Но есть же такое понятие, как «победный состав». Так что в целом ситуация ясная. Жалко только, что в Чикаго остаются друзья, и тренер там — красавец. Передал Джоэль Кенневиллю «большое спасибо» через своих знакомых. Отношусь к нему с большим уважением.

— Многие игроки «Коламбуса» уже сейчас говорят, что хотят играть с вами в одном звене. То есть для них, да и вообще для новой команды в целом вы уже не просто хороший партнер для Кейна, а тот, кто должен вытаскивать игры.

— Это как раз один из позитивных моментов. Поэтому обмен для меня — это трамплин, а не яма. Всякое, конечно, может быть, время покажет. Но самое главное для меня сейчас — подготовиться психологически не к тому, что нужно чего-то доказывать, рвать одно место, а просто получать удовольствие от игры. Не надо гнаться за планкой, которую я ставил в двух предыдущих сезонах. Да, если не будет много очков, начнут говорить, что они были только потому, что я играл с Кейном.

Не нужно обращать на это внимание сейчас. Конечно, часто так бывает, что все хорошо на словах, а на деле начинаешь загоняться. Но сейчас я понимаю, что на словах я спокоен и знаю, над чем мне надо работать. Когда получаешь удовольствие, то играешь в красивый хоккей. Вообще нужно больше приносить радости людям, которые смотрят игру, как это делал Паша Дацюк.

ХОККЕЙ «КОЛАМБУСА» ПОХОЖ НА ХОККЕЙ НАЗАРОВА

— Приблизительно представляете, в какой хоккей играет «Коламбус»?

— Приблизительно — да. Я играл под руководством Андрея Викторовича Назарова. У него тоже мы особенно не выдумывали, действовали строго. Посмотрим, что будет мне говорить новый тренер. Надеюсь, что смогу играть в свой хоккей, чтобы не терять своих лучших качеств. Потому что если я не буду забрасывать шайбы, а пытаться всех бить со своим бараньим весом, то мне просто будет больнее, и никакой пользы я не принесу. Поэтому надо больше играть с шайбой, обводить. Лишний раз не тратить силы на какие-то столкновения. Но это мой взгляд, а так — как тренер скажет, так и буду играть.

— Назаров — жесткий тренер, как и Торторелла. У вас неплохо получается взаимодействовать именно с такими наставниками. Помнится, вы рассказывали, что веселились на установках Андрея Викторовича.

— Если откровенно, не думаю много об этом. Пока просто готовлюсь к сезону. Я простой человек, могу подстроиться под любого тренера. Вряд ли тут будут проблемы. Когда ты полностью выполняешь установку, входишь в доверие и уже начинаешь пробовать какие-то свои вещи, наработки, рисковать. А когда тренер не доверяет, как ты будешь рисковать? Психологически страшно, и от этого потом идут все проблемы. Единственное, у кого у меня не получилось, — это Владимир Крикунов в «Ак Барсе». Но это все равно зависело от моей игры.

­— Ваш фирменный гол — бросок с ходу из левого круга вбрасывания. Но в «Коламбусе» придется делать еще массу вещей, кроме как попадать в пустой угол с такой позиции. Может быть, даже выполнять те задания, которые до этого никогда не делали.

— Но почему же — делал. Еще когда в СКА играл. На «улитках» много играл. Вы видели, чтобы в КХЛ я забивал с ходу кучу голов?

— Когда играли в звене с Шипачевым и Дадоновым.

— Не так много, как в НХЛ. Гола четыре, не больше. Это потому, что там другая площадка, «улитки» не покрутишь. Совсем другая игра, под которую пришлось подстраиваться. Не будут проходить броски с ходу — буду стараться вылезать на ворота. Я в принципе не считаю себя таким уж прямолинейным игроком. Для меня сейчас самое главное — подготовиться психологически. Моим новым девизом будет такая фраза: «Играю в хоккей, получаю удовольствие. И никого не слушаю».

— То есть набирать очки не будет самоцелью?

— Нет. Вообще я не смотрю в таблицу. Но не скрою, приятно набирать много очков. Может быть, игроки другого плана говорят от чистого сердца, что им все равно, сколько баллов они набрали. Игроки, как я, которые могут забить или отдать… Скромно я сейчас о себе, да? (Улыбается.) Так вот, вряд ли они совсем не думают об очках. Психологически очень сложно играть, когда не совершаешь результативных действий.

— Когда 0+2?

— За игру?

— За сезон.

— Или когда ты надрываешься, а другие вышли на большинство и забили. И вроде как сухие выбрались из воды. Забивать голы, отдавать передачи все равно хочется. Это дает настроение, уверенность. Ловить шайбы на себя не приносит столько удовольствия.

К ПУШКЕ, КОТОРАЯ СТРЕЛЯЕТ ПОСЛЕ ГОЛОВ «КОЛАМБУСА», НАДО ПОДГОТОВИТЬСЯ

— С кем-то связывались из партнеров по «Чикаго» после обмена?

— Только с друзьями. А так, я телефон американский вырубаю в России.

— Артем Анисимов написал? Теперь ему скучновато будет.

— Написал, конечно. Мы посмеялись над этой ситуацией.

— Про ваши будущие город и команду не рассказывал?

— Нет. Города в Америке почти все одинаковые. Я сам не любитель каких-то мегаполисов, хотя в Чикаго мне очень нравилось.

— Сергей Бобровский обрадовался вашему приходу. Даже посвятил ему пост в соцсетях.

— Вот начну ему забивать на тренировках, может, тогда и расстроится.

— Точно выберете номер 9 (под номером 72 в «Коламбусе» играет Бобровский, под 27-м — защитник Райан Мюррей. — Прим. «СЭ»)?

— Да. Надеюсь, будет неплохо. Вот к пушке, которая стреляет после голов в Коламбусе, надо как раз подготовиться. Недавно ездили стрелять с ребятами. В следующий раз поедем, попрошу, чтобы мне над ухом постреляли. Привычка чтобы была. Думаю, быстро к ней привыкну. Это когда на выезд приезжаешь, «Коламбус» забивает, и пушка эта хреначит, внутри все сжимается.

— Как думаете, болельщики «Коламбуса» будут называть вас «Хлебом»? Или придумают другое прозвище?

— Наверное, продолжат. Это уже прилично разошлось. Я лично не против.

— Кстати, многие журналисты подмечают, что вы часто обзываете себя в своих же интервью. У вас повышенная самокритика?

— Да, так и есть. И мне это уже перестает нравится. Когда я начинал играть в СКА, у меня был большой заряд энергии, и я самокритику не замечал. С тех пор, как я попал в СКА, прошло четыре года. Когда перешел туда, стал относиться к хоккею намного более серьезно. Начал усиленно работать над собой. Я и в «Витязе» дорабатывал, но в СКА уже — со всей душой. Перестал нарушать режим, ударился в большой спорт. И, наверное, нынешняя самокритика — осадок от того, что я четыре года подряд загонялся. Последний сезон получился очень тяжелым именно в психологическом плане. В следующем я уже не буду думать о посторонних вещах или о том, что обо мне подумают. Очень часто кажется, что люди разбирают твои поступки по косточкам, но никто на самом деле не обращает на тебя такого пристального внимания.

ВЕСЕЛЫЙ СЛУЧАЙ С ЛЮБИМОВЫМ

— Как вы проводите отпуск? Многим, кто следит за вами, понравилась ваша фотография, размещенная в вашем инстаграме, где вы забрались на какую-то вершину. Это было на Алтае?

— Да, именно там. На Алтае очень здорово, но вот именно это место — не очень приятное, откровенно говоря. К вершине ведет узкий проходик, а внизу — большой обрыв. И ты идешь по узенькой тропинке, которая ведет на этот Чертов палец, по-моему так называется это место. Меня туда привел мой друг. Я ему говорю — заканчивай, в жизни туда не полезу. Минут 15 стоял там. Потом друг не выдержал, сказал: «Ты че, не мужик, что ли? Давай лезь»! Считаю, именно в таких ситуациях вырабатывается хладнокровие, которое нужно, например, в серии буллитов. Потому что казус может случиться скорее из-за банальной паники, чем из-за потенциальной опасности.

— Много ли времени проводите в Санкт-Петербурге? Часто ли общаетесь с бывшими партнерами по СКА?

— Мало получается общаться, к сожалению. Когда я в Питере, то уже никого нет, либо уже все начинают готовиться к сезону.

— Известно, что в процессе подготовки вы занимаетесь в бойцовском клубе.

— Да, вот как раз сегодня тренер по тайскому боксу меня похвалил. Сказал, что я очень сильно добавил. Надеюсь, не обманывает меня. В начале отпуска начал ходить на тайский бокс. Я сразу сказал, что мне не надо ставить физподготовку. Прихожу и сразу работаю над техникой. Занимаюсь для расслабления головы. Потом уже начал готовиться к хоккейному сезону и месяц вообще не ходил. И вот сегодня в заключительный раз посетил занятие, и мы с тренером немножко поспарринговались. Голову он мне не отбивает, зато теперь я узнал, где находится печень.

— То есть удары вы пропускаете?

— Ну еще бы! Тренер — чемпион мира. В голову не бьет, хотя иногда может и сунуть. Я во время боя берегу ноги. Если еще буду и голову, то у меня вообще рассеется внимание. Ну, а корпус пробивает мне прилично.

— Следите ли за тем, что происходит в КХЛ?

— Редко. Летом вообще не читаю практически ничего. Изредка захожу в хоккейный раздел спортивных сайтов, читаю верхние новости, и все. Из-за этого случилась веселая ситуация с Ромой Любимовым в прошлом сезоне. Сидим в Чикаго с моей девушкой. Приходит сообщение: «Панар, привет! Подскажи место, где можно пообедать в Чикаго. Это Любим». Я удивился: «Травма у него, что ли? Что он здесь делает?» Я-то не видел, что он перешел в «Филадельфию», думал, он по-прежнему в ЦСКА. Отвечаю: «А ты что здесь делаешь?» А он: «Я вообще-то играю завтра против вас». Мне было очень неудобно перед ним после этого.

— Для большинства российских болельщиков вы интересны прежде всего как игрок сборной. Может так получиться, что за национальную команду в следующем сезоне сыграть и не придется. Что можете пожелать ребятам, которые поедут на Олимпиаду?

— Удачи. Чтобы были единым кулаком. Как мы на чемпионате мира. После него многие болельщики подходили ко мне и говорили, что уступить в полуфинале было не так обидно, — настолько хорошо выступала наша команда. Хотя, именно нам самим при таком хоккее канадцам было проигрывать обиднее вдвойне. Но это уже все в прошлом.

Обнаружив в тексте ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Новости НХЛ