Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
1 июня 2010, источник: Спорт-Экспресс

Владимир Тарасенко: «После тестов не мог подняться с пола минут 20»

Молодой форвард «Сибири» Владимир Тарасенко рассказал в интервью пресс-службе клуба о том, как проходил специальные тесты в Торонто для хоккеистов, участвующих в драфте НХЛ.

— Вы неделю провели в Торонто на тестах. Что было интересного там?

— Интересно было все (смеется). Прилетел в Москву, там встретился с ребятами, и вшестером мы полетели в Торонто. Первый день у нас был свободным, а на следующий начались интервью. У каждого игрока они были распределены по-своему. Например, у меня 21 интервью распределили на четыре дня – пять, пять, пять и шесть. И еще был психологический тест. Такой тест был у меня и у Жени Кузнецова из «Трактора».

— Как проходили интервью?

— Нам давали два листка. На одном было расписание интервью. Каждое интервью длилось около 20 минут, между ними могли быть паузы от пяти минут до часа. А на втором листке были номера комнат в гостинице, где проходили интервью, либо конференц-залов. Я приходил, стучал в дверь, меня встречал человек. Заходил в комнату, а там у всех команд было по-разному: у кого-то было два человека, у кого-то три, а у кого-то 10. Я садился на стул перед этими людьми, а они начинали задавать вопросы. Там были члены команд, психологи, скауты. Интересно было.

— Вопросы были общие у всех, или какие-то специфические?

— У всех были три основных вопроса: охарактеризовать себя, как игрока, рассказать про семью и определиться, где буду играть в следующем сезоне. И это всё. Всех также волновал вопрос, до какого года действуют у нас контракты с нынешними клубами. Были случаи, когда российские игроки предпочитали ехать играть в России за большие деньги, чем работать в НХЛ. Клубы можно понять, они боятся выбирать сейчас русских игроков. Они возьмут хоккеиста в первом раунде, а он останется играть в России.

— После интервью у нас был день тестов.

Это действительно было тестом. Название оправдывает действие. При этом ты понимаешь, что за тобой наблюдают все, и ты не имеешь права поддаться слабости, нужно пересиливать себя, не имеешь права сдаться. Разговаривал с агентом, он сказал, что все мной довольны, я хорошо сдал тесты.

После тестов я пришел в номер, мне удалось только позвонить родителям, сказать им, что все нормально, все сдал, что я живой. После чего отключился и не мог встать с пола минут 20. Потом такой же пришел Саша Бурмистров, точно также свалился, как я. Только у него после тестов еще интервью было с TSN. У меня интервью было позже.

Потом, конечно, было смешно, мы и смеялись друг над другом. Мы еще ходили за своих ребят переживать, кто позже сдавал, болели за них, поддерживали. Было радостно видеть то, что такое единение было только у русских. Европейцы, канадцы и американцы друг друга не поддерживали.