Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
20 ноября 2017, источник: Чемпионат.com

Шалаев: С бюджетом «Авангарда» можно стать чемпионом. Но при одном условии

Почему Омск напоминает президенту «Авангарда» Торонто, кого хочет подписать клуб и что может помешать команде выиграть Кубок Гагарина.

Источник: РИА "Новости"

Президент «Авангарда» Владимир Шалаев в интервью Дмитрию Ерыкалову рассказал о ходе нынешнего сезона, планах на будущее, травме Лемтюгова, проблемах Лауты и многом другом.

«С этого сезона я гайки закрутил»

— Когда вы работали в КХЛ, то часто контактировали с представителями прессы. В «Авангарде» вы немного ушли в тень. Разочаровались в журналистах?
— В журналистах я не разочаровался, со многими у меня остались хорошие отношения со времён работы в КХЛ. Мне просто не нравится, когда мою речь раздёргивают на кусочки и начинают комментировать. Один очень знаменитый юрист сказал потрясающую фразу: позвольте выдернуть из Библии одну фразу, и я докажу, что автора надо повесить. Так и в нашей работе. Хочешь что-то объяснить, а в ответ выдёргивают кусочек и поливают тебя со всех сторон. Мне это поднадоело.

— Давление на вас как на президента «Авангарда» больше, чем было в лиге?
— Не буду лукавить, и там и там давление очень серьёзное. «Газпром нефть» настолько солидная компания, что ответственность ощущаешь всегда. С другой стороны, работая с таким руководителем, как Александр Медведев, без давления тоже было никуда. Но я уже привык к этому.

— Буквально после каждого сезона болельщики «увольняют» вас с поста президента. В реальности вы хоть раз были в шаге от того, чтобы покинуть «Авангард»?
— Нет. Здесь всё очень просто. У меня есть контракт, по которому я работаю. Когда он заканчивался, то пошли разговоры: продлят или не продлят? Если хозяев клуба работа устраивает, то соглашение продлевается. От меня тут уже ничего не зависит.

— Судя по тому, что с вами контракт продлили, «Газпром нефть» вашей работой довольна. А вы сами можете назвать свою главную ошибку, допущенную за три года работы в Омске?
— Моя самая большая ошибка в том, что я сильно доверял людям. Это касается и игроков, и работников клуба. Я был управленцем всю жизнь, даже адвокатом рядовым ни дня не работал. У меня есть свои методы, среди которых так называемая ракета. Пустил и забыл. Я дал сотруднику задание, рассказал, как добиться цели, а через некоторое время он должен передо мной отчитаться. Теперь я понял, что это работает не со всеми. Где-то я расслабил контроль. С этого сезона я гайки закрутил. Кому-то не нравится, но по-другому не получается.

— В игроках вам доводилось разочаровываться?
— Да, и это далеко не какая-то одна фамилия. На словах я слышал одно, а на деле выходило другое. Игрок говорит, что за клуб порвёт всех, а на деле просто получал зарплату и был абсолютно индифферентен. Или другой случай. Напротив меня в кабинете сидел игрок, который уходил из клуба. Мы договорились, что когда он закончит с хоккеем, то мы его ждём обратно и обязательно найдём занятие. Проходит несколько месяцев, и я читаю в его интервью: «Со мной никто не разговаривал, меня просто вышвырнули из команды».

«Омск мне напоминает Торонто»

— Бытует мнение, что Раймо Сумманен и Евгений Корноухов были кандидатурами высшего руководства, а Андрея Скабелку лоббировали в «Авангард» непосредственно вы. Это так?
— Нет. Владельцы в этом вопросе не давят. Сумманен — это та кандидатура, которая лежала на поверхности. Его возвращения хотели, наверное, все: Раймо любили болельщики, к нему хорошо относились владельцы. У меня были сомнения, но я собрал на него досье. И я бы не сказал, что по итогам совместной работы я в Сумманене разочаровался. Быть может, он немного странный и не вписывается в наш менталитет. Это его губит. А как тренер он хороший. То же самое могу сказать о Корноухове. Мы его целенаправленно подводили к этой должности. Он блестящий теоретик и практически всё время посвящал хоккею. Результат, если так подумать, был неплохой. А разве Канарейкин плохо работал? Все три года мы хоть не выполняли задачу по выходу в финал конференции, но ни разу не провалились. Но всякий раз чего-то не хватало.

— И всё же Скабелка — это ваша кандидатура?
— Не буду скрывать, мы с Андреем Владимировичем давно общались и приглашали его ещё в прошлом году. Однако тогда он решил остаться в «Сибири», сказав, что его не поймут новосибирские болельщики. Это сильная и заслуживающая уважения позиция.

Что меня радует в совместной работе со Скабелкой: мы одного и того же хотим от «Авангарда».

Наша команда показывает мощное движение. А когда есть движение, давление, самоотдача — за это можно многое простить.

— Если вы со Скабелкой одинаково смотрите на хоккей, то про омских болельщиков такого не скажешь. Многие поклонники «Авангарда» выросли на хоккее Валерия Белоусова, который предполагает комбинационную игру.
— Я с этим сталкиваюсь каждый день! И в прессе, и на встрече с болельщиками, и в случайном общении с людьми. В этом плане Омск мне Торонто напоминает. Где бы ты ни был, через пять минут начинается разговор о хоккее. Люди вспоминают чемпионскую команду, Сушинского, Затонского, Ягра… Только с Ягром, я напомню, «Авангард» ничего не выиграл. Надо понимать, что утекло немало воды, а тогда и сейчас возможности клуба несопоставимы.

«В лиге не должно быть парочки сумасшедших бюджетов»

— Какое место в КХЛ сейчас занимает «Авангард» по платёжной ведомости?
— Восьмое место. Но тут надо упомянуть одну деталь. Всего два клуба в лиге являются владельцами арены: «Магнитка» и «Авангард». Вы не представляете, какие деньги мы тратим на содержание этого дворца!

— А сколько зарабатываете?
— К сожалению, он не окупается и остаётся дотационным.

— То есть выгоднее было бы, если бы «Арена Омск» принадлежала городу?
— Наверное, так. Всё зависело бы от того, какую арендную плану нам выставили бы. Сейчас затраты на дворец просто колоссальные. Это и зарплаты техническому персоналу, и вся сопутствующая инфраструктура.

— «Авангард» занимает восьмое место в КХЛ по величине платёжной ведомости. Какое место нужно, чтобы выиграть Кубок Гагарина?
— Я полагаю, что тот бюджет, который есть сейчас у «Авангарда», вполне достаточен для того, чтобы быть в лидерах российского хоккея. Чтобы выиграть Кубок Гагарина, этого бюджета тоже вполне достаточно. Но только при одном условии: в лиге не должно быть парочки сумасшедших бюджетов.

— Вы верите, что по новой стратегии КХЛ уже в 2019 году потолок составит 800 млн рублей, а через год — 600 млн, но с двумя выведенными звёздами?
— Честно говоря, я не могу представить потолок зарплат в 600 млн рублей. Куда мы денем всех игроков? То, что мы опять собираемся выводить за потолок игроков, вновь приведёт к де-факто резиновому потолку. Я всегда говорю, что давайте установим высокий потолок, но жёсткий.

— Миллиард рублей вас устроит?
— Да. Например, миллиард. Можно и 900 миллионов.

— Сейчас в тренде возвращение наших игроков из НХЛ. Как это совместить?
— В целом это правильная стратегия. ЦСКА и СКА многие критикуют, но они в этом плане работают на благо российского хоккея. Но если ты привёз одну, две, три, даже четыре звезды из-за океана, то пусть тогда остальные будут молодые игроки. Обязательно надо стремиться к уравниловке. Разрыв между богатыми и бедными будет всегда, и в НХЛ он есть, но он не должен быть таким катастрофическим.

«Сундстрём докажет, что он один из лучших в КХЛ»

— Мы говорим о потолке и звёздах, чью зарплату выносят за потолок. Но есть ли хотя бы одна звезда в нынешнем составе «Авангарда»? Кажется, что после возвращения Владимира Соботки в НХЛ одной такой персоны в Омске нет.
— Я с этой точкой зрения, наверное, соглашусь.

Соботка показал планку. Соботка — звезда. Найти игроков такого уровня достаточно сложно. Из нынешнего состава я бы многих ребят вывел за потолок, но нам это просто не нужно.

После расставания с Эриком Густафссоном мы в него вписываемся. Это одна из причин, почему мы расстались. Эрик — замечательный человек! Мне это решение далось очень тяжело. Я не спал три ночи.

— То есть уход Густафссона — больше финансовое решение, нежели спортивное?
— С одной стороны, финансовое, а с другой — спортивное. Но спортивное с точки зрения лимита на легионеров. Мы всё взвесили и приняли решение, что нападающих надо оставлять. Кстати, говоря о звёздах. Сундстрём, когда выздоровеет, докажет, что он великолепный центр, один из лучших в КХЛ. В декабре он появится на льду.

— Вы, в отличие от Геннадия Величкина, не были категоричны в отношении Вадима Шипачёва. При этом говорили, что до предметного интереса к нему как до Луны. Был ли реальный шанс увидеть Шипачёва в «Авангарде»?
— Нет. Реального шанса не было, но мы им интересовались. Пробовали, обозначали свой интерес. При этом понимали: шансов практически нет. Я был уверен на 200%, что Шипачёв будет в СКА.

— Вернувшись в СКА, Шипачёв согласился на контракт в 30 млн рублей. В Омск он бы на такую зарплату не поехал?
— Поехал бы или нет — нет смысла гадать. Могу лишь сказать, что мы могли бы предложить больше. Наши менеджеры в любом случае должны были проработать этот вариант, но СКА у него сразу был в приоритете.

— Травмы Пьянова, Сундстрёма и Фисенко сделали позицию центрального нападающего проблемной для «Авангарда». Почему в столь непростой ситуации вы берёте Тедди Пёрселла, который не играет в центре?
— Всё очень просто. Нам нужен был забивной нападающий. Что касается центров, то их просто нет! Могу заверить. Мы так прочёсываем рынок, что от него пух летит. Нет ни одного доступного центра, подходящего «Авангарду». А ведь начинали сезон мы с восемью центральными… Но выбыл центр первого звена, потом второго, и порушились все связи. У нас Семёнов — центр первого звена! Он замечательный парень, но ему доказывать и доказывать.

— Когда-то за подобную травматичность вы критиковали Раймо Сумманена. Даже рисовали графики.
— Тогда это было связано с тренировочным процессом. Либо недостаточная физическая подготовка, либо чрезмерная. В нынешней ситуации все травмы — игровые, они не укладываются в эту теорию. Фисенко принимает шайбу на себя — ломает палец. Галимов принимает шайбу на себя — трещина. А Лемтюгов? Даже там не было нарушения, невинное столкновение. Пьянов выбыл до конца сезона, получив травму на тренировке. Просто напасть какая-то. Но кивать на это — удел слабых. Я не считаю, что «Авангард» слабая команда.

— Тем не менее у Скабелки и его тренера по физподготовке Кирилла Легчакова в прошлом сезоне была точно такая же картина в «Сибири». Уйма травм и вроде бы почти все игровые. Неужели простое совпадение?
— Мы много говорили об этом. Но я отследил каждую травму, и мне нечего предъявить тренерам. Это травмы, которые ну никак не связаны с физической готовностью! Эту ситуацию ведь можно развернуть в другую сторону. Настало время нашего резерва. Пусть молодёжь доказывает право играть в основе. Минеев молодец, закрепился в основе. Я очень доволен Михеевым, хотя после сборной он немного подустал. Ребята растут. Про Манукяна многие говорили, что маленький и не заиграет. А он быстрый, техничный, злой. Артём идёт встык, ни на кого не смотрит.

«У “Авангарда” есть желание приобрести Варфоломеева»

— Молодёжи в составе «Авангарда» действительно хватает, но скольких вы раздали…
— Нас критикуют, что отдали Тиграна Манукяна с Фищенко в «Адмирал». Но зачем ребятам ломать судьбу? Пусть лучше они играют, чем лавку протирают в «Авангарде». Пускай доказывают, может, мы их потом вернём. Я ведь ради того, чтобы вернуть Семёнова, отпуск в Москве провёл со всей этой судебной эпопеей. Мы следим за всеми нашими воспитанниками и здесь, и за океаном.

— Вы вернули из Канады Дмитрия Жукенова, но в юниорских лигах по-прежнему выступают омичи Максим Мизюрин и Дмитрий Соколов. Идёт ли работа по их возвращению?
— Агенты и Мизюрина, и Соколова прекрасно знают, что мы ждём ребят обратно. Мы постоянно на связи. Я говорил агенту Соколова, чтобы он убеждал парня, что его время в «Авангарде» пришло. Скабелка — первый тренер «Авангарда» за долгие годы, который постоянно смотрит игры МХЛ, всецело доверяет молодёжи. Но пока Соколов играет там. То же самое по Мизюрину: если у него возникнет хотя бы малейшее желание вернуться в Омск — милости просим.

— Какие чувства вы испытывали, когда в минувшем плей-офф с «Адмиралом» шайбы в ваши ворота забивали Владимир Ткачёв и Максим Казаков?
— Никаких. И тот и другой отличные ребята. Казакова мы дважды возвращали, но что-то у него не получалось. Возможно, «Авангард» — не его команда. Я знаю, что многие тренеры и менеджеры любят двухметровых игроков. Есть такая тенденция. Однако Панарин, Гусев и наш Манукян доказывают, что это заблуждение.

— К слову о миниатюрных техничных форвардах. Соответствует ли действительности информация о том, что Павел Варфоломеев из «Югры» перейдёт в «Авангард»?
— Скажу откровенно: в ростере наших желаний он есть.

— Как у вас вообще проходит селекционный процесс? Какова иерархия между президентом, генеральным менеджером и главным тренером? А ведь есть ещё такой специалист, как Андрей Яковенко.
— Вначале работает селекционная служба, которая подчиняется генеральному менеджеру. Я считаю, что она у нас работает на очень высоком уровне. Наработки передаются генеральному менеджеру, который вступает в контакт с главным тренером. И пока они не найдут консенсус между собой, ни один игрок не придёт в «Авангард» и ни один его не покинет. С принятым решением они идут ко мне. Я своим специалистам доверяю и, как правило, принимаю их доводы.

— То есть за время работы в «Авангарде» вы не отвергли ни одной кандидатуры?
— Был один игрок. Не хочу называть фамилию. Я заблокировал переход не по игровым, а по человеческим качествам.

— За последние годы «Авангард» стал участником двух громких обменов: Широкова на Бурдасова с Хохряковыми и Бурдасова на Кошелева с Кугрышевым. Складывается впечатление, что в обоих случаях не вы были инициаторами, но при этом выиграли от этих сделок.
— Я тоже считаю, что мы выиграли от этих обменов. Но про инициативу не соглашусь. Мы прорабатывали варианты, обсуждали детали. Это обоюдный процесс.

— Когда стало известно, что ЦСКА выставляет Бурдасова на обмен, вы хоть на минуту задумались о том, чтобы его вернуть?
— Если честно, нет. Бурдасов, бесспорно, хороший игрок. Но у нас просто не было на него денег.

«Не понимаю, почему Лаута губит свою молодость и карьеру»

— Всё лето и начало осени гремела история о том, что Артур Лаута якобы предлагал подраться Андрею Скабелке и вообще вёл себя не очень адекватно. Какова сейчас судьба этого молодого и некогда перспективного игрока?

— Лаута принадлежит «Авангарду». Мы всё-таки решили его вернуть. Попробуем реанимировать Артура через фарм-клуб. У него сейчас смешной контракт, но он сам себя до этого довёл.

Вроде разговариваешь с парнем, всё нормально, а через день мне звонят и просят его забрать. Я не понимаю, почему он губит свою молодость и карьеру. У него же сумасшедший бросок! Вы не представляете, кто только с ним не разговаривал. Почему он не понимает, к чему это может привести? Поиграй 10 лет, реализуй мечту, заработай денег. Сейчас-то зачем?

— Лаута всегда был проблемным игроком или у него что-то надломилось минувшим летом?
— Не было у него никаких проблем! Не знаю, что у него случилось. Постоянные срывы… Нужно сесть перед зеркалом и самого себя спросить, зачем собственными руками душить мечту.

«Лемтюгов рвался на лёд, но наш врач буквально встал у него на пути»

— Когда вы выдохнули в ситуации с Николаем Лемтюговым?
— Ох. Наверное, только несколько дней назад. Когда Коля выписался из больницы. Я же к нему приехал сдавать кровь одним из первых, но врач быстро меня развернула, когда узнала группу крови. Зато я увидел, как много людей готовы прийти на помощь. До слёз было трогательно. Мы постоянно мониторили состояние Лемтюгова. Я приходил к нему в последний день, когда он был в реанимации. Увидел, как Коля исхудал, насколько он бледный. Признаюсь, мне было не по себе. Зато ушёл страх за его жизнь. Хватит с меня и Черепанова, и «Локомотива»…

— С тех пор как умер Алексей Черепанов, в КХЛ в отношении медицины многое изменилось?
— Очень многое. То, что лига делает в этом направлении, колоссальная работа! Один медицинский центр КХЛ чего стоит. Кардиологические методики, контроль… Я считаю, что в этом плане мы даже впереди НХЛ.

— ?!
— Да, да. Скептики могут всё что угодно говорить. Я знаю ситуацию изнутри.

— Кому стоит сказать спасибо за то, что Лемтюгов избежал судьбы Черепанова?
— Всем, от нашего врача Дмитрия Батушенко до докторов в клинике. Всё было сделано высокопрофессионально. Коля же порывался ещё играть! Батушенко его не пускал на лёд, буквально встав на пути. Ничего же указывало на столь серьёзную травму.

— Многие подумали, что Скабелка его просто посадил в запас.
— Так я первый об этом подумал! Смотрю — не выходит. Только потом стало понятно, что всё плохо.

«С появлением академии “Авангарда” в омском хоккее изменится всё»

— В Омске ударными темами строится академия, которая стояла четыре года. За счёт чего удалось сдвинуть дело с мёртвой точки?
— Кажется, в какой-то момент про эту стройку все забыли. Когда я приехал в Омск, наш председатель совета директоров Александр Дыбаль попросил меня сфотографировать, в каком состоянии находится академия. А там и забор упал, и травой всё поросло. Благодаря Дыбалю, Дюкову и Миллеру всё вновь закрутилось. Сейчас отставание от графика составляет всего 10 дней! Ровно через год академия должна быть сдана.

— Что изменится в омском хоккее, когда будет сдана академия «Авангарда»?
— Пожалуй, всё.

Наша академия станет одним из ведущих центров в России. Здесь два льда, свой интернат, восстановительный медицинский центр, общепит и так далее. Место шикарное на берегу Иртыша.

Но этого мало. Недостаточно построить сооружение. Допустим, мы выработаем методики. Это очень тяжело: собрать всё лучшее, что есть в мире, и адаптировать под наши реалии. Самое сложное — найти кадры. Их просто нет. Мы перемалываем массу людей, но я не вижу, чтобы у тренеров глаза горели. Но даже если у вас есть инфраструктура, методики и кадры, это не будет работать без философии. Её очень просто озвучить, но приучить всех по ней работать — невероятно тяжело. Я же прекрасно изучил, как это работает в «Аяксе» и «Барселоне». Летом ездил к Галицкому в Краснодар. Вы знаете, что немцы приняли решение развивать футбол по голландским методикам?

— В российском хоккее у кого-то есть философия?
— В Ярославле определённо есть. Юрий Яковлев в этом плане передовик. В этом же направлении сейчас мыслят в Казани. Я разговаривал с Дмитрием Курбатовым, и, как понял, федерация хоккея нас поддержит. ФХР заинтересована в современных методиках. Мы в «Авангарде» готовы делиться и даже не думаем закрываться.

— Недавно в Омской области сменился губернатор. С пришествием Александра Буркова внимание к клубу будет больше, чем при Викторе Назарове?
— Не сомневаюсь в этом. «Авангард» для Омска слишком много значит. Не обращать внимания на это просто нельзя. Бурков уже не один раз был на хоккее. У меня хорошие ожидания от сотрудничества. Назаров тоже пытался помогать «Авангарду». Сказать, что он ничего не делал, — это обидеть человека. Но на первом месте, конечно, стоит наш владелец. Если бы не «Газпром нефть», можно было бы закрывать хоккей в Омске.