Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
19 октября, источник: Спорт-Экспресс

Генеральный менеджер «Салавата Юлаева»: Советую игрокам брать деньги с журналистов за вопросы о судействе

Вайсфельд — о проблемах «Салавата».

Источник: Спорт-Экспресс

Генеральный менеджер «Салавата Юлаева» Леонид Вайсфельд — о том, почему команда не может подняться в лидеры.

НАС ПОДВОДЯТ ДЕТСКИЕ ОШИБКИ.

— Грозит ли отставка Эркке Вестерлунду?

— Отставка грозит вообще всем тренерам. Но конкретного разговора о поводу увольнения финского тренера не было.

— Несколько дней назад вы сказали: «Я прекрасно понимаю, что хочет сделать Вестерлунд». Вы готовы это повторить?

— Готов. Вижу, что команда на правильном пути. Но тут очень странная ситуация.

— Расскажите.

— У нас в каждой игре какие-то грубейшие, необъяснимые ошибки отдельных игроков. Причем, эти ошибки уровня детской команды. Смотришь матч — все стараются, все делают правильно, но эти грубейшие ошибки все портят. И с этим очень непросто справляться, когда ты работаешь по системе. Ляпы все рушат.

— Мне показалось, что и игра против СКА, и матч против «Йокерита» получились качественными. Да, результата нет, но все-таки было ясно, что именно хочет тренер.

— Согласен. Мы играли правильно, но результата нет. И это настораживает.

— И тут вопросы к вашим игрокам. Взять Бена Скривенса. Такое ощущение, что это Никлас Сведберг, но под другим именем.

— Скривенс играет очень хорошо. Но иногда что-то происходит. Я же говорю — это никак не объяснить. Это касается не только Бена, но и других хоккеистов. Скривенс очень хорошо играет на выходах. Считаю, что он один из лучших вратарей в лиге по игре клюшкой. Но иногда он просто перебарщивает. Боремся, боремся.

— И с Андреем Кареевым что-то непонятное происходит.

— Ему просто не везет. Как он не появляется на льду — поражение. Из шести матчей, в которых он принял участие, я могу какие-то претензии предъявить по игре с «Трактором», но в остальных он смотрелся здорово. Как я могу критиковать Кареева за матч с «Северсталью», где он пропустил только одну шайбу, а еще одну соперник забил в пустые ворота? Мы же в атаке ничего не сделали.

— Вы ищете вратаря?

— Нет.

КУЛЯШ УШЕЛ, ПОТОМУ ЧТО ОН СЛАБО ИГРАЛ.

— Вы расстались с защитником Денисом Куляшом. Кое-кто считает, что это бизнес. Некоторые игроки уверены, что это воспитательная мера, чтобы остальные поняли, как зыбко их положение.

— Ни то, ни другое. Я говорил раньше и сейчас повторю — мы были неудовлетворены качеством его игры.

— Он ошибался не меньше, чем другие.

— Если бы он сейчас ничего не выдумывал на льду, то все бы было нормально.

— Но он был лидером команды. Мог поднять команду в трудное время.

— Понимаете, поднять команду может человек, который сам показывает на льду лучший хоккей. Да, нужна харизма, но в первую очередь он не должен ошибаться на площадке. Денис же совершал ошибки. Но не скажу, что мы разругались с Куляшом. Нормально поговорили с Денисом, он все понял.

— И все-таки у вас не слишком идеально играет Максим Осипов. Не скажу, что пбезупречен и Захар Арзамасцев.

— Вы смотрите на хоккей по-другому, не так, как мы. Есть яркий пример защитника в КХЛ и вы знаете, о ком речь. Если ты смотришь на его игру, как болельщик, ты постоянно восхищаешься. Но у людей, которые находятся в команде, рядом с ним, совсем другие ощущения.

ВЕСТЕРЛУНД НЕ НЕРВНИЧАЕТ.

— Как себя ведет Вестерлунд в экстремальной ситуации?

— Спокойно. Но как-то он у меня спросил: «Леонид, как это в профессиональной команде за короткий период может произойти столько всего»?

— Это он про что?

— То Евгений Коротков показывает неприличный жест арбитру, то Денис Куляш попадет шайбой в голову Илье Зубову и тот никак оправиться не может — у него какие-то позвонки смещены.

— Это после броска Куляша такие последствия?

— Тут хоккей, все бывает. Но этот случай был показательным. Ведь почему Куляш попал в висок Зубову? Потому что делал диагональную передачу. А они у нас запрещены. Он совершил ошибку, да еще и такую, в результате которой пострадал его партнер, причем серьезно. Плюс эти неприличные жесты со стороны Короткова. Все идет, как снежный ком. И про это говорил Вестерлунд.

— Линуса Умарка удалили на десять минут в матче против СКА. Я знаю, что он опять выругался в адрес арбитров. Вы ему скажите, что так нельзя.

— Говорю. У нас вообще очень жестко штрафуют за такие нарушения. Я как-то раз сказал в раздевалке, два. А потом просто объявил, чтобы никто не удивлялся, если они лишатся части премии. И Умарку я объясняю, что так делать нельзя.

— А он?

— Знаете, говорит, как тяжело на все это смотреть.

— Но тут мы уже на грани того, чтобы нарваться на штраф. Меня-то не тронут, а вам триста тысяч выпишут.

— У нас хоккеисты тоже в недоумении. Мол, что делать, журналисты спрашивают, а нам не говорить с ними? Советую просить у прессы деньги, если они хотят говорить о судействе.

— Были ли у вас уже хоть раз разговоры о том, что надо прекращать эксперимент с финским тренером?

— Да мы с руководством постоянно обсуждаем жизнь команды. Но я призываю просто потерпеть и нахожу понимание в этом вопросе. Мы все делаем правильно. Я не вижу, что тренер в чем-то ошибается.

— Но вы делите шестое-восьмое места на «Востоке».

— Это неприятно, конечно, но ситуация в конференции такая, что через несколько матчей все может измениться.