Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
5 августа, источник: Спорт-Экспресс

Александр Свитов: Мои конфликты с Назаровым остались на льду

Ярчайший силовой форвард российского хоккея о карьере, драках и будущем.

Источник: Спорт-Экспресс

Я СТАЛ СПОКОЙНЕЙ

— Вы заключили контракт с «Ак Барсом» всего на один год.

— Так у меня и прошлый контракт был годовой. Кстати, в этом сезоне были предложения из других команд, даже на два сезона. Но я рассудил так: приду в новый клуб, к новому тренеру, надо будет привыкать. А требования Зинэтулы Билялетдинова я и так знаю.

— Когда вам последний раз доставалось на льду, так, чтобы слезы из глаз?

— Вот буквально на днях: здесь, на турнире в Нижнем Новгороде от Максима Гончарова.

— Я еще удивился, ведь вы с Максимом — хорошие товарищи.

— Да я на него не злюсь. Он подумал, что иду проводить силовой прием, перестраховался и мне попало.

— И вы потом забили.

— Видимо, встряхнуло меня хорошо.

— Раньше бы кинулись в драку.

— Спокойней стал. Вот я так и знал, что вы сейчас к этому все свернете. Но я что разве часто дерусь?

— Раз в сезон.

— И то не каждый. Но все равно от меня ждут потасовки, агрессии. Но я никогда в жизни не любил драться. Никогда не было такого, чтобы я выходил и готовился к боям, ждал их. Просто так получается. В Америке все кидались на огромного русского, и тут же сложилась репутация. Но драться я так и не полюбил.

— Говорят, что вы сейчас не деретесь в том числе потому, что у вас серьезные проблемы с кистью. Один удачный или неудачный удар — рецидив.

— И это тоже. Зачем мне выбывать из строя на долгий срок из-за драки?

— Люди в КХЛ уже это чувствуют и не проявляют никакого уважения.

— Да там обычные игровые моменты. Если я еду на «пятачок», то понятно, что меня будут колотить, чтобы я не мешал вратарю. Но это обычное дело, со всеми так происходит. Раньше я кипел, но сейчас уже спокойно взвешиваешь все последствия. Сейчас я точно не прощу хамства, когда тайком стараются ударить больней. Но это другое.

— Вот я выйду против вас на площадку. Что мне надо сделать, чтобы вызвать вас на бой.

— Думаю, что вывести меня будет очень непросто.

ТРЕНЕРОМ СЕБЯ НЕ ВИЖУ

— Вам уже 35 лет. Вы понимаете, что будете делать через год-два?

— Пока нет. Не исключено, что следующей весной крепко задумаюсь, а стоит ли заключать новый контракт. Каждый раз я немного жалею, что снова остался в хоккее, но это продолжается весьма короткий период и только во время сборов. Потом проходит.

— Не вижу вас тренером.

— Да я и сам себя не вижу. Может быть, это и неплохой вариант, но как понимаешь, что твоя жизнь совсем никак не изменится. Опять поездки, все время оторван от семьи. Ничего хорошего. Лучше буду с семьей.

— Будете жить в Америке?

— А вот тут сомневаюсь. Да, я там отдыхаю, но все равно мне как-то комфортней в России. Вряд ли я все время буду находиться за океаном. Да и потом я не скажу, что прямо идеально знаю английский язык. Конечно, разговор поддержать смогу, в быту никаких проблем, но все равно это не очень идеально.

— В этом году исполнилось 16 лет с момента, как вас выбрали под третьим номером драфта НХЛ. Сейчас, оглядываясь назад, не жалеете, что карьера сложилась не так ярко?

— Совсем ни о чем не жалею. Мне кажется, что многое получилось. Да, возможно, не так ярко получилось в «Тампе», но там были субъективные причины.

— Вы как-то в интервью сказали, что тренер не любил русских игроков. Джон Торторелла не любил россиян?

— Да, а кто у него из наших играл?

— Артем Анисимов.

— Это позже, да и то, его обменяли. Вы еще Сергея Бобровского вспомните.

— Сергей Бобровский, да.

— Вратарей он никогда не трогал. Тогда и Николай Хабибулин стабильно играл. Но российские полевые игроки ему были не нужны.

— Как это проявлялось? Он рвал российский флаг прилюдно?

— Ничего подобного. Просто российские полевые хоккеисты у него не задерживались.

НАЗАРОВУ ПРИ ВСТРЕЧЕ ПОЖМУ РУКУ

— В Нижнем Новгороде с «Ак Барсом» встречались арбитры и рассказывали об изменениях в правилах. Вы с ними спорили, как делаете это на льду?

— Нет, сидел и внимательно слушал. На самом деле, я прекрасно понимаю, насколько сложная у них работа. Да, их четыре человека, но за всем уследить невозможно.

— Я все-таки еще спрошу про драки.

— Ну, давайте, конечно.

— Дамира Рыспаева, кажется, дисквалифицировали пожизненно в КХЛ. Как вы к этому относитесь?

— Думаете, не простят? Да если честно, мне все равно. Я просто не понимаю, зачем лезть на тех, кто вообще никогда не дрался, стараться кого-то травмировать.

— Ваш конфликт с Андреем Назаровым в прошлом?

— Если я увижу его сейчас, то поздороваюсь и пожму руку. Все, что происходило тогда на льду, там и остается. Смысл ходить и дуться по этому поводу.

— Правда, что вы вообще не читаете спортивную прессу?

— Правда. Нет, я смотрю заголовки, но не скажу, что прямо фанат этого. Если я увижу что-то про себя, то вряд ли открою.

— Вы и на большие интервью соглашаетесь с трудом.

— А смысл? Что изменится-то.

— Люди будут больше следить за хоккеем.

— Ах так. Тогда я теперь буду каждый день интервью давать.

— В прошлом сезоне пресс-служба клуба показала, как вы толкаете ледозаливочную машину по площадке. Скажите честно, она сама ехала?

— Вы еще скажите, что она на лыжах была, а не на колесах. Все сам толкал. С физикой то у меня все в порядке. Понятно, что с возрастом становишься чуть медленным на льду, но с силами-то все полный порядок.