Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
2 августа, источник: Спорт-Экспресс

Руководитель медуправления КХЛ: Случай с Зариповым — стечение обстоятельств

Врач Асхаб Гаджиев верит в успех апелляции дисквалифицированного за допинг Даниса Зарипова.

Источник: Спорт-Экспресс

АПЕЛЛЯЦИЯ — ПРОЦЕСС ДОЛГИЙ

— Что говорят юристы о шансах Зарипова на успешную апелляцию по итогам закрытого заседания? Есть ли вероятность, что дисквалификацию отменят или сократят?

— Шансы на данном этапе никто никак реально оценить не может. Потому что были озвучены новые вводные данные со стороны игрока, и до юристов была донесена точка зрения ИИХФ — почему такое решение было принято. В целом все остались довольны. Все вопросы, которые были открытыми, получили ответы. Тем не менее сейчас невозможно сказать, каким будет результат апелляции. Это долгий процесс.

— Судя по письму, которое поступило в «Металлург» 3 марта, Зарипов не посетил заседание, посвященное рассмотрению его дела, из-за того, что не вскрыл пробу B? По крайней мере в письме было написано, что его пригласят, если она будет вскрыта.

— Тут нет связи. Там было две отдельных опции, не зависящих друг от друга: будет ли игрок вскрывать пробу B и изъявляет ли он желание участвовать в заседании. Он изъявил желание участвовать в заседании, то есть не признал вину и не получил дисквалификацию сразу. Заседание, правда, прошло без него, но там, видимо, имела место какая-то мискоммуникация, потому что он ушел из «Магнитки». Могут быть и другие причины, которые нам не известны. В итоге туда он не поехал и уже сам сказал, что это была одна из основных его ошибок. Потому что решение принималось без тех аргументов, которые игрок мог представить дисциплинарному комитету ИИХФ.

Данис ЗАРИПОВ. | Источник: Спорт-Экспресс

ДИУРЕТИК, ПРИНЯТЫЙ ЗАРИПОВЫМ, НЕ ДАЕТ ЕМУ ПРЕИМУЩЕСТВА НА ЛЬДУ

— Как говорили мне спортивные врачи, тиазид, найденный у Зарипова, для вывода условных стероидов малоэффективен.

— А почему именно стероидов?

— Потому что маскировать им псевдоэфедрин неразумно.

— Дело-то как раз в том, что диуретик был в сочетании с психостимулятором.

— Но ведь псевдоэфедрин является разрешенным во внесоревновательный период. За него и наказания-то небольшие совсем.

— Не важно. Если бы какой-то из препаратов был бы обнаружен отдельно, решение ИИХФ могло быть мягче. Но если маскирующий агент, которым тиазид является, обнаруживают в сочетании со стимулятором, автоматически возникает подозрение на попытку скрытия допинг-содержащего препарата. Какого-нибудь другого. И даже если концентрация псевдоэфедрина в пробе ниже разрешенного порога, она все равно рассчитывается как положительная.

— Тиазид действительно малоэффективен?

— С точки зрения фармакокинетики я вам однозначно сейчас ответить не могу. Потому что надо брать примеры с конкретными препаратами. В чем-то он эффективен, в чем-то — нет. Но тут самое главное, что хоккеисты в принципе не преследуют цели сброса веса, как делают в некоторых других видах спорта. При этом тиазид в принципе может использоваться для вывода некоторых допинг-содержащих препаратов. Не важно, к какой группе они будут принадлежать. Единственный плюс в случае с Зариповым — это то, что диуретик какого-то явного преимущества на льду ему не дает. Ни во время игры, ни до, ни после. Поэтому и возникает вопрос, для чего тогда он был им принят.

— Возникает еще и другой вопрос: что же реально произошло? Есть версия, что было принято два разнонаправленных дополняющих друг друга противопростудных препарата, которые содержали эти вещества по отдельности. В ряд подобных препаратов они как раз входят.

— К сожалению, не могу озвучить, что в действительности произошло. На то у нас и было закрытое заседание. Потому что эти вопросы могут повлиять на рассмотрение дела.

— А эта версия она близка? Или совершенно расходится с реальностью?

— Не знаю.

— На ваш взгляд, случай Зарипова — это больше безалаберность или какой-то недосмотр?

— На мой взгляд, это стечение обстоятельств. Хоккей, понимаете, в принципе не допингоопасный вид спорта. Почти все случаи, о которых я знаю, — это непреднамеренное употребление либо «грязный» БАД (биологически-активные добавки. — Прим. «СЭ»), по незнанию кто-то что-то принял. Я не встречал, чтобы какой-то хоккеист принимал допинг-содержащий препарат, пытаясь повысить свои физические способности.

Данис ЗАРИПОВ. | Источник: Спорт-Экспресс

БОЛЬШЕЕ КОЛИЧЕСТВО ПРОБ НЕ ВЕДЕТ К СНИЖЕНИЮ ПОТРЕБЛЕНИЯ ДОПИНГА

— У сборной Латвии был случай, когда в обычных добавках оказался стимулятор, которого там не должно было быть.

— Это как раз и есть «грязный» БАД, когда при изготовлении нарушается технологическая цепочка. На одном и том же предприятии ведь много препаратов выпускают. И бывает так, что ингредиенты из одного случайно попадают в другой. Или в конечный продукт попадают неочищенные ингредиенты — такое тоже бывает.

— Подобные стечения обстоятельств могут быть связаны с тем, что в КХЛ берется достаточно мало проб. За прошлый сезон их было всего 377, по словам Владислава Третьяка. При том что на льду появлялось более 1000 хоккеистов.

— Если мы будем после каждой игры у каждого игрока брать по пробе, то, во-первых, нужно будет разрабатывать отдельные критерии и требования и согласовывать их со всеми международными инстанциями, с которыми мы работаем. И потом — что такое мало? В предыдущие годы мы брали примерно столько же. Единственный год, когда было взято больше, это перед Олимпиадой по федеральной программе, чтобы всех сборников проверить. И по сборникам — ФХР собирается активно участвовать в этом, проверяя всех кандидатов к Олимпиаде совместно с нами и ИИХФ.

— Планируется ли увеличивать количество проб?

— Это вопрос целесообразности. Потому что, допустим, ИИХФ в прошлом году сказала нам, что количество проб, которое мы планируем, является оптимальным. Понимаете, большее количество проб не ведет к снижению потребления допинга. У нас главная цель все-таки не поймать и наказать, а предотвратить. А для того, чтобы хоккеисты понимали, что их в любой момент могут проверить, этого количества, на мой взгляд, более чем достаточно. Тем более что мы начали в этом сезоне проверять Молодежную хоккейную лигу. И Женскую хоккейную лигу — впервые. И у нас позитивных результатов менее одного процента. Это уже, в принципе, неплохо.

— Александр Медведев озвучил идею организовать в КХЛ собственную антидопинговую лабораторию.

— В этом вообще нет никакого смысла. Потому что антидопинговые лаборатории не проводят допинг-тестирование. Это просто лаборатория, куда свозят все пробы. Где проводятся исследования.

— И WADA может ее не аккредитовать.

— Там целая история. Аккредитовать — мало. Сертификаты нужны и постоянный контроль. Плюс это пойдет вразрез с государственными лабораториями. Это даже политически неправильно. Ну, а экономически вообще нецелесообразно. Чтобы стоимость одного теста приближалась к нормальному значению — нужно десятки тысяч тестов проводить. Оборудование дорогое. К тому же это никак не влияет на результат в принципе. Потому что лаборатория не решает, у кого и когда брать тесты. И не выносит решения. Это надо тогда будет превращать КХЛ в антидопинговую организацию.

— Вы вообще верите в успех апелляции Зарипова?

— Конечно, верю. Очень сильный и яркий игрок, хочется видеть его на льду.

— А предпосылки к этому есть?

— Конечно, есть. Почему нет?