Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
1 августа, источник: Спорт-Экспресс

Главный тренер «Сибири»: Люди не верят ни в меня, ни в команду. Зря

Новый главный тренер сибиряков Павел Зубов — о предстоящих бессонных ночах и том, какими методами нужно встряхивать игроков.

Источник: Спорт-Экспресс

ТЯЖЕЛЫЕ ДНИ И БЕССОННЫЕ НОЧИ У МЕНЯ ВПЕРЕДИ.

— Волнуетесь?

— Совру, если скажу, что нет. Я же начинаю в КХЛ, а это очень непростой шаг. Перед такими событиями начинаешь волноваться.

— Главный тренер «Динамо» Владимир Воробьев признался, что все стрессовые ситуации пережил в июне. Были и бессонные ночи, и прочие показатели стресса. Вы уже это прошли?

— Пока у меня не было по-настоящему серьезных проблем, но это все впереди.

— Причем, скоро. Говорят, что с хоккеистов будут требовать хорошего выступления на предсезонном турнире в Магнитогорске. Не просто показать какие-то отработанные связки, а тем более — победы.

— Неправда. У игроков «Сибири» совершенно другие задачи и цели. И начинаются они с 22 августа, когда мы проведем первый официальный матч.

— Не будет такого, что несколько поражений в Магнитогорске приведут к тому, что кто-то из хоккеистов лишится работы?

— Я думаю, что все немного не так. Мы, конечно, не собираемся всем проигрывать, но в таких встречах перед самым турниром как раз получаешь всю информацию о состоянии своих игроков. Я не сторонник каких-то быстрых выводов. Сыграли два матча с ЦСКА — посмотрели и разобрали ошибки, затем у нас еще три встречи в Финляндии и снова будет работа. После Магнитогорска мы тоже сделаем какие-то выводы. А потом будет неделя на шлифовку.

ПАРУ ТРЕНИРОВОК Я УЖЕ ОТМЕНИЛ.

— Формально вы не дебютант среди главных тренеров, так как работали на этой должности в Белоруссии. И все же, что пришлось сразу же поменять после назначения? Было ли что-то неожиданное?

— Только то, что я теперь на постоянной связи с генеральным менеджером. Вы не забудьте, что «Сибирь» покинуло много хоккеистов, и нам нужно было формировать состав. Мы же обновились почти на половину, а линия атаки практически полностью. Хорошо, что хоть оборона осталась, а это же фундамент. Но в атаке сплошные новые имена.

— Тяжело.

— Пришлось и много разговаривать с хоккеистами. Они и сами спрашивают, интересуется игровыми моментами.

— Хорошо, что не вопросами по подготовке.

— А мы и это объясняем. Обязательно сообщаем для чего проводится то или иное упражнение, что даст, какой ожидается эффект.

— Я слышал, что у вас тяжелейшие сборы.

— А вы в курсе, что я уже отменял пару тренировок?

— Нет.

— Отменял. В частности, перед поездкой в Москву. Я же не сторонник того, чтобы все бегали или выходили на лед только потому, что в расписании стоит занятие. Чувствуешь, что от ближайшей тренировки пользы не будет. Все уже уставшие, глаза потухшие. Ну сделаем мы еще несколько упражнений — пойдет во вред. Потому и убирал занятия.

— Вы говорите, что много беседуете с игроками. Есть те, которых еще не поняли?

— Без конкретных имен, но пара человек таких есть. Поверьте, у меня с ними все нормально, просто осталось решить какие-то нюансы.

ТРЕНЕР ИЗ ВИТЕБСКА ВЫЗВАЛ НА БОЙ.

— В «Сибири» действительно поменялось много нападающих. Бывало такое в карьере?

— В Белоруссии. Когда я возглавил «Металлург» из Жлобина, то у меня в команде было всего три человека. Ничего, сделали отличную команду. Мы выиграли бронзовые медали, серебряные. Когда я уезжал, болельщики тепло меня провожали.

— Да, такое действительно было. Но был и вызов на боксерский поединок со стороны коллеги из Витебска.

— Да про это уже много говорили. Ну побились бы мы, ничего страшного не было. Тем более, Дмитрий Дудик готовился в зале. Сделали бы шоу. Но я переехал в Новосибирск.

— По-настоящему тренер раскрывается в период сложных ситуаций. Как во время побед, так и во время поражений. Вас меняли обстоятельства?

— Я не из тех, кто будет гнуть одну и ту же линию, если она не приносит плодов. Менялся ли я? Не знаю, вряд ли, хотя проигрывать всем не хочется и каждый начинает нервничать из-за этого.

— Я к чему клоню. Ходит история про то, как вы пнули на скамейке защитника Виталия Меньшикова.

— Он вам рассказал не всю историю, а только середину.

— Расскажите начало и конец.

— Начнем с того, что после матча я на глазах у всех извинился перед Виталием. И считал, что этот инцидент исчерпан.

— А начало?

— Вы знаете, во время матча бывает, что хоккеист застывает. Как бы это объяснить… Такой момент, когда люди вообще ни на что не реагируют. Приходится применять такие меры, чтобы они пришли в себя.

— Вы что и раньше кого-то пинали?

— Нет, но со льда игрока доставал. Говоришь ему, что смена, а он просто не слышит. При этом явно переигрывает. Как-то взял одного и затащил на скамейку. И тот случай с Виталием, и прошлый не показывает, что у меня по отношениям к игрокам есть ненависть или агрессия. Просто в такой ситуации надо было сделать так. Но, повторюсь, я перед Виталием извинился.

— Говорят, что у вас вообще были не очень хорошие отношения с игроками.

— Но ведь это не так.

— Вы не отпустили игроков во время паузы на Евротур на законный выходной. Заставили сдать билеты и тренироваться.

— Я не буду комментировать это событие, так как не являлся главным тренером команды на тот момент.

— Вы так поступите?

— Нет.

НЕ ДОВЕРЯЮТ? МЕНЯ ЭТО МОТИВИРУЕТ.

— Говорят, главная формула удачного сезона для современного тренера «Сибири» — договориться с Александром Салаком. Он может повести коллектив в правильном направлении, а может и наоборот — в никуда.

— Я с Александром общаюсь, у меня с ним хороший контакт. Но я не помню, чтобы он своим авторитетом как-то вредил команде.

— Было-было.

— Для меня Салак — это человек, который помог завоевать «Сибири» бронзовые медали. И если бы не его игра, то, как он вел себя в коллективе, никаких успехов бы не было.

— Согласитесь, что вы начинает работать в условиях, когда в вас не особенно верят.

— За примерами далеко ходить не надо.

— В каком смысле?

— Так вы же сами написали, что мое назначение — дно для «Сибири».

— Ну немного не так…

— Да почти так. Меня все это не берет особо, а вот родные читают и переживают. Я им говорю, что не стоит так все близко к сердцу принимать, но они же волнуются.

— Понятно.

— Я прекрасно осознаю, что люди пока особо не верят, сомневаются. Но для меня это отличная мотивация. Очень хочется доказать, что зря они не верят ни в «Сибирь», ни в меня.