Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
28 июля, источник: Советский спорт

Алексей Анисимов: Хамам спуску не дадим!

Откровенный разговор с главным арбитром КХЛ Алексеем Анисимовым — о том, как будут судить битвы наших клубов в грядущем сезоне.

В пятницу обозреватель «Советского спорта» побывал на ежегодных сборах судей в Новогорске. В течении восьми дней будущие арбитры КХЛ проходили углубленный медосмотр, сдавали всевозможные тесты. А еще усиленно тренировались, играли между собой в хоккей, и, конечно, усиленно занимались теоретической подготовкой…

Я как раз подъехал в Новогорск во время одного из экзаменов. И был ошарашен, в аудитории, где рефери отвечали на вопросы сложного теста, играла громкая музыка.

Как тут сосредоточиться?!

«А во время матча как? — резонно возразили мне. — На хоккее тишины не бывает! Пусть сразу привыкают к боевым условиям».

В итоге к сезону КХЛ допущены 77 арбитров. 37 из них — главные. Так как наши команды будут судить в следующем сезоне? И за что особо жестко карать игроков?

«БУТУРЛИН УШЕЛ НА ПИКЕ»

— Не скажу, что мы к какой-то определенной вещи будем максимально жестко относиться, — отвечает главный арбитр КХЛ Алексей Анисимов. — Есть стандарт судейства, который надо поддерживать на протяжении всего матча. Нельзя закрывать глаза на нарушение, даже если идет овертайм и это решающая игра финала. Мы должны постоянно быть на страже хоккейных законов, без оглядки на табло. Кстати, и руководители клубов нас тоже именно об этом просят. В планах на этот год — создать комитет из авторитетных менеджеров, который будет напрямую работать с нашим департаментом и доносить до него пожелания клубов.

— На что клубы жаловались особенно часто по итогам прошлого сезона?
— Я бы отметил, что люди стали более профессионально подходить к спорным моментам. Раньше мы получали много сумбурных видео, по которым толком и понять ничего нельзя. А сейчас четко ясно — чего клубы хотят. Мне нравятся менеджеры, которые присылая нам видео-эпизоды, говорят: «Мне не надо судей наказать. Я хочу сам разобраться. И донести это до игроков». Вот это шикарно!

— Усилился ли медицинский контроль после двух недавних смертей в судейском корпусе КХЛ?
— Безусловно. Нас всех потрясла смерть Рафаэля Кадырова во время прошлого сезона. А в июне от нас ушел еще и Миша Бутурлин. У нас первые три дня сборов были посвящены как раз углубленному медосмотру. И только после получения справки из диспансера мы их допускали к физическим тестам. Тут все как у игроков — рефери должен быть готов к тяжелой работе на льду. А тесты уже показывают — как человек готовил себя к сезону, в какой он сейчас форме.

— Почтите память Бутурлина какой-то акцией во время сезона?
— Думаем над этим. Все так внезапно произошло, что я лично только-только в себя пришел после его смерти. Миша ведь ушел на пике формы — две игры в финале-2017 отсудил. Он был к себе удивительно самокритичен. Его ведь постоянно сравнивали с отцом, получившим в свое время «Золотой свисток». А этого всегда делает твою работу тяжелее. У него был 23 номер. И его пока никто брать не будет. Как и 11, который был у Кадырова.

«БУЛАНОВА НА СБОРАХ НЕТ»

— Учитывается ли при приглашении арбитров в КХЛ их габариты?
— Сейчас мы взяли курс на укрупнение лайнсменов. Пригласили молодых ребят ростом от 185 до 200 см. Ведь в им предстоит растаскивать драчунов на льду. Обучают ли их основам рукопашного боя? Нет. Но вы представьте, что между игроками вклинивается молодец под два метра и разводит руки в стороны… Игроки даже до него не дотянутся, не то что друг до друга.

— В Вячеслава Буланова есть шанс вернуться в КХЛ?
— Шанс есть у всех. Даже вы можете к нам в корпус попасть, если все требования пройдете (улыбается). Но на данный момент Вячеслава на наших сборах нет.

— И у кого больше шансов, у меня или у Буланова? Он сам-то заявку не подавал?
— На меня Вячеслав не выходил.

— Давайте поговорим о некоторых особо острых нюансах судейской работы. Вот, к примеру, в прошлом сезоне было много нареканий на то, что игрок пост-фактум получил матч-штраф. А во время поединка ему даже двух минут не дали. Можно в особо серьезных случаях, при тяжелых травмах, обращаться за помощью к видеооператорам?
— Тогда сразу возникает шуточный вопрос — зачем арбитры на площадке? Надо сажать людей за мониторы и по каждому спорному вопросу к ним обращаться. Но это затянет игру. И сразу негативно скажется на телевидении. Ну и потом… Такие случаи довольно редки. Это просто человеческий фактор. Тут как в футболе. Нельзя пересматривать — было или не было пенальти.

Может, лет через 20 мы к этому и придем. Но пока не готовы. Поэтому и существует экспертная комиссия, которая передает спорные моменты в СДК. И там наказание игрокам меняют.

«ХОККЕЙ НЕ ПРЕВРАТИТСЯ В ФУТБОЛ»

— Еще один момент — жаркие споры с тренерами во время матча. Нервы у наставников команд часто не выдерживают, и они начинают оскорблять арбитров. Но одних за это дисквалифицируют, а других прощают…
— Такие вещи нельзя прощать! Это хамство, далеко выходящее за норму. За демонстративную ненормативную лексику тренеров в адрес судей будем удалять нещадно.

— Теперь перейдем к игрокам. В лиге немало гренадеров типа Степана Захарчука, которые любят проводить жесткие силовые приемы у борта. Они вроде ничего не нарушают. Но когда в 120 кг на высокой скорости врезаются в соперника у борта — травма практически неизбежна. И может оказаться очень тяжелой. Как тут быть?
— Вот вы неправильно смотрите на ситуацию. Нельзя изначально заявлять, что игрок нанесет сопернику травму. Хотя у каждого арбитра перед матчем есть шорт-лист с фамилиями травммейкеров, за которыми надо следить более внимательно.

Травма — не определяет удаление. Игрок либо нарушил правила, либо нет. Вот на это судья и смотрит. Остальное — на усмотрение СДК. Еще раз подчеркну — падение не определяет удаление. Мы также фиксируем и симулянтов, которые картинно валяются, изображая боль, а через смену — опять на льду, как ни в чем не бывало.

— Вот как раз у меня и по этой теме есть вопрос! Многих болельщиков возмущают обоюдные удаления. Когда одного игрока удаляют за реальную подножку, а соперника — за картинное падение после этой подножки. Как такое вообще может быть?
— Это называется приукрашивание. И игроков, которые слишком красиво падают, мы тоже наказываем.

— За что? Какая разница как человек упал — красиво или нет?
— Есть разница! Если не будем наказывать — у нас число таких падений «на публику» сразу резко возрастет. И мы увязнем в них.

— Понял. Боитесь, что будет, как в футболе?
— Не хочу обижать коллег… Но да, как в футболе.

«УРАВНИВАНИЕ ШТРАФА — ЧЕРНЫЙ ЮМОР»

— Развейте устойчивый миф: многие фанаты уверены, что судьи намеренно подравнивают время штрафных минут в матче. Слышали о таком?
— Знаю, но понятия не имею — откуда он взялся. Это как с «домашними матчами», про судейство на которых «знатоки» злословили десять лет назад. А сейчас об этом никто и не помнит! А про «уравнивание» рассказывают, что арбитры даже спички в карманы откладывают, чтоб не забыть — в какую сторону, сколько раз свистнул. Это все черный юмор.

На самом деле просто идет игра. Одна команда уступает в скорости, больше фолит, хватает штрафы. Потом она повела в счете, расслабилась, все хорошо. И уже сама начинает ошибаться. Вот и все.

— Много в КХЛ будет иностранных арбитров?
— Два чеха и два латыша. Еще четыре белоруса. Но их я легионерами не считаю. Ставка — на подготовку своих кадров, которые надо воспитывать. В этом плане я националист.

— Что посоветуете игрокам перед началом сезона?
— Избегайте дурного тона — что-то выяснять по ходу матча. От этого надо уходить. И поменьше глупых удалений в зоне атаки. А еще — всегда играть при аншлагах. Это и судьям работать помогает!