Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
5 мая 2016, источник: Спорт-Экспресс

Мисхат Фахрутдинов: Никаких бонусов за сезон у меня нет. Бонус — сама работа

Новый главный тренер «Амура» о «Вестеросе» и Хабаровске.

Источник: Спорт-Экспресс

Новый главный тренер «Амура» Мисхат Фахрутдинов вспомнил, как играл в шведском «Вестеросе» и рассказал о финансовых условиях в хабаровском клубе и предложении Андрею Николишину.

Я НЕ МОГ БРОСИТЬ «РУБИН».

— Мы с вами разговаривали два года назад, когда вы были настроены уехать из высшей лиги. Но работу в КХЛ получили только сейчас. Понимаете, почему ожидание места затянулось?

— Задержался в «Рубине». Если вы помните, то там планировали сделать большой клуб, который бы играл в КХЛ. Говорили о строительстве большой арены, обещали, что в кратчайшие сроки оно начнется. Я верил, верил… Но предложения из КХЛ у меня были.

— Почему отказывались?

— Просто они появлялись в сентябре, октябре, когда какие-то клубы пытались исправить ошибки. Но я не мог бросить тюменскую команду. Как вы это видите? Мы договорились с руководством о работе, а я вдруг срываюсь с места и уезжаю. Нет, если бы я знал, что все в итоге завершится, то откликнулся бы, но на тот момент люди верили в меня, а я верил в них.

— Сезон вы заканчивали в Усть-Каменогорске. Поехали в «Торпедо», потому что просто нельзя находиться долго без работы?

— Насколько я понимаю, в этом городе тоже очень серьезно относятся к команде и к хоккею, и там есть перспективы. Но когда сезон завершился, то мне позвонили из Хабаровска, и я сразу принял предложение. Расстался с «Торпедо» нормально — у меня завершился контракт, а я его не стал продлевать.

— Вы так долго работали в высшей лиге, что вас забыли. Знаете, с какой проблемой столкнулся Андрей Разин? Кое-кто в команде говорил, мол, да где он работал, тут элитный дивизион, что он со своими порядками лезет. Пусть такие слова раздавались и не слишком громко.

— У меня такого не было ни в одном клубе, так что вряд ли я столкнусь с этим. Не с улицы же пришел. И как хоккеист многого добился, и тренерские успехи у меня есть. Кто мне может что-то такое сказать?

— Да кто-нибудь.

— Вообще это уже конфликт. Искренне надеюсь, что до этого не дойдет.

СОВМЕЩЕНИЕ ПОМЕШАЛО МОЕЙ РАБОТЕ В «ВИТЯЗЕ».

— Вы ведь выиграли юниорский чемпионат мира. Почему не продолжили работу с национальными командами, ведь обычно тренерами-победителями не разбрасываются?

— Вы знаете, даже предложений не было. Я работал в клубе, и мне никто из федерации ничего не предлагал. Но тот юниорский чемпионат до сих пор вспоминаю. Вы посмотрите на состав — практически все на виду, играют в КХЛ. Я слежу за их успехами, стараюсь общаться.

— Там пара человек до сих пор в Высшей лиге?

— Ну да, Сережа Коростин в «СКА-Нева», Виталий Карамнов между КХЛ и ВХЛ, Вадим Желобнюк тоже не среди сильнейших. Но практически все остальные играют и находятся на хорошем счету.

— Знаете, что остались единственным тренером в мире, при котором выигрывал Никита Филатов? После этого у него со всеми специалистами возникало недопонимание. Он сейчас свободен, кстати. Не думали снова с ним поработать, раз есть результат?

— А Никита Филатов — свободный агент? Странно, конечно, но я не знал. Очень талантливый нападающий.

— Последний раз вы работали в Суперлиге с «Витязем». Какие ошибки той поры не допустите сейчас?

— Ошибки были, я о них помню, но вряд ли мне стоит публично о них говорить. Впрочем, была одна, которая действительно мне помешала.

— Что это?

— Совмещение. Я работал и в сборной, и в клубе. Это не пошло на пользу делам в Чехове. Сейчас бы я такого не допустил. Тогда не мог полностью сосредоточиться на работе в «Витязе».

— В том Чехове главной звездой был Дарси Веро. И вы, кстати, всегда к нему относились очень хорошо. Стоит ли ждать хоккеиста подобного плана в «Амуре»?

— Если появится подходящая кандидатура, то я не против. Дарси знал, как можно быть полезным нашей команде.

ХОЧУ ВИДЕТЬ НИКОЛИШИНА В СВОЕМ ШТАБЕ.

— Сложности работы в Хабаровске известны всем, и их не надо повторять. Как с этим справляться?

— В Усть-Каменогорске тоже сталкивались со сменой часовых поясов, так что примерно представляю, о чем идет речь. Конечно, было не так тяжело, но свои сложности были. Я уверен, что все дело в правильном восстановлении. Может быть, стоит не так интенсивно тренироваться, где-то сделать паузу, чтобы лучше подготовиться к матчам. Конечно, я буду учитывать дальневосточную специфику.

— Интересно у вас получилось с «Амуром». Вы сделали самую быструю карьеру. Сначала вас пригласили в штаб команды, а потом вы стали главным тренером. Вы действительно ехали помогать Андрею Николишину?

— Меня действительно приглашали его помощником.

— Как он к этому отнесся?

— Нормально, как мне показалось. Я сразу же связался с ним, предупредил. Но когда приехал в Хабаровск, то мне уже предложили возглавить «Амур».

— Трудная ситуация.

— Я же не сам предложил свою кандидатуру, а руководство клуба. Причем, во время переговоров, у меня спросили, вижу ли я Николишина в своем штабе?

— А вы?

— Конечно, хочу видеть его в штабе. Николишину предложена работа, но пока он не ответил. Из-за этого вопрос с помощниками открыт. Ясно, что мне будет помогать Андрей Мартемьянов, с которым мы сотрудничаем долгое время.

— На пресс-конференциях в высшей лиги с вами было нескучно. Как-то вы предложили зашить судей в «изделие номер 2» и утопить.

— Было дело.

— Сколько денег вы готовы отдать в КХЛ? В лиге очень охотно штрафуют тренеров за такие высказывания?

— Я же к этому не готовлюсь. Если есть тема, то готов сказать. Но если что-то не нравится, то сдерживать себя не буду. Ударит по карману? Что же, заплачу.

МОРТСА НЕ ЛЮБЯТ ШВЕДСКИЕ ЗВЕЗДЫ? Я НЕ УДИВЛЕН.

— Мои коллеги недавно ездили в шведский город Вестерос и попали в фан-магазин. Знаете, что сувенирной продукции с вашим именем до сих пор много?

— Ого, правда что ли? Конечно, удивляться не стоит, я же там все рекорды по результативности побил. Очень хорошая команда. Тогда у нас Пер Мортс тренировал, который сейчас национальную команду возглавляет.

— Говорят, что его не любят шведские звезды.

— Да? Не буду лукавить, я не удивлен. Он всегда был очень требовательным, даже когда начинал свою карьеру. Представляю, каким он стал после того, как добился успеха. Если он сказал играть так, а не иначе, то будь любезен сыграть именно так. Никому не прощал ошибки. Отличная у нас команда была. Никлас Лидстрем в ней начинал.

— Да-да, лучший защитник в истории Швеции.

— Я был опытным ветераном, а он только начинал свою карьеру. Но уже тогда все было ясно, что этот человек многого добьется. Он был на голову сильней всех остальных.

— Известна ваша любовь к мотоциклам. В Хабаровск повезете свою машину?

— Сейчас мой мотоцикл в Ижевске, и я пока совсем не понимаю, как его доставить на Дальний Восток.

— Езжайте своим ходом.

— Да я бы не против, но для этого нужна компания. Одному будет очень и очень тяжело. Возможно, я переправлю его по железной дороге, а, может быть, просто в Хабаровске арендую.

— Самый главный вопрос, который почему-то обходят в беседах с тренерами. Вы в деньгах-то от перехода в КХЛ выиграли?

— Не очень сильно. В «Торпедо» мне предлагали очень приличные условия, так что я не скажу, что стал значительно богаче.

— А бонусы есть за решение задачи?

— Нет, такого пункта в контракте нет. Но сейчас об этом и смешно говорить. Главный бонус — мое возвращение в КХЛ. Я так долго ждал такой возможности и потому настроен на работу очень серьезно. Для меня сейчас важно смотреть не на сумму в контракте, а на результаты.