Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
29 апреля 2015, источник: AmurMedia.ru

Сергей Борисов: Пригрозил хабаровскому «Амуру», что подам на них жалобу в КХЛ

Экс-вратарь хабаровчан не стал молчать и рассказал обо всех «прелестях» работы в дальневосточном клубе.

Хабаровск, 29 апреля, AmurMedia.

Бывший вратарь хабаровского «Амура» Сергей Борисов сообщил, что пригрозил хоккейному клубу «Амур» заявлением-жалобой в КХЛ из-за того, что руководство требует от него вернуть клубу 11 клюшек, а в противном случае вычесть деньги за клюшки с его зарплаты. Недавно покинувший Хабаровск любимец местной публики не стал молчать и рассказал о теперь уже точно скандальном российском клубе все, с чем ему пришлось столкнуться. В интервью «БИЗНЕС Online» Борисов рассказывает о жизни в хабаровском клубе, признается, что больше всего его угнетали не поражения, а отношение руководства к игрокам и вспоминает, как тренер Раутакорпи повредил ему колено, передает ИА AmurMedia.

«НИЧЕГО ХОРОШЕГО “АМУР” НЕ ЖДЕТ».

— Вы уже давно не в Хабаровске, даже за океан съездили. Но из отпуска выйдете игроком «Амура»?

— Еще с октября было ясно, что я не останусь в Хабаровске. Мы даже ни разу не заговаривали на тему будущего контракта. Да и не нужно было.

— С октября?

— Дело ведь не в том, что Хабаровск далеко и там непросто играть. Проблема в организации клубной деятельности. Во всяких мелочах, из которых становится понятно, что ничего хорошего «Амур» не ждет.

— Зарплата?

— Только что пришли деньги за февраль. Насколько я понимаю, в КХЛ надо расплатиться с игроками до 31 мая — к этому времени придут апрельские деньги. Но задержки по деньгам у нас начались едва ли не сразу. Да все это можно перетерпеть, но само отношение плохое.

— Например?

— Я знаю, что проблемы были не только у нашей команды, но в других клубах менеджеры хоть как-то объясняли ситуацию, рассказывали, что делается, когда ждать зарплату. Так для игроков проще — они знают, что их мнение небезразлично. В Хабаровске ни одной такой встречи не было. Руководство приходило на тренировки, а сразу после окончания исчезало.

— Наверное, сказать было нечего.

— Но это только одна из проблем. Недавно позвонили из клуба и сказали, что за мной числится 11 клюшек. И их надо непременно сдать.

«ПОСМОТРИМ, ВЫЧТУТ ЛИ КЛЮШКИ ИЗ ЗАРПЛАТЫ».

— Да ладно вам!

— Серьезно. С таким я вообще впервые сталкиваюсь. Как это клюшки надо сдать и их записывают на тебя. И потом что за цифра — 11?

— А сколько? И куда вам столько клюшек вообще?

— С собой забрал две — не скрываю. Но это для тренировок, для работы. Да вообще в некоторых командах форму хоккеистам отдают, а про клюшки никто и не спрашивает. Некоторые я дарил зрителям.

— Это вообще ваша фишка.

— Да, я для себя считаю это счастливой приметой. Причем, клюшки я отдавал на трибуну и все руководство клуба это видело. Болельщики и так стали редко приходить на матчи, мы проигрываем. Хоть так можно подарить радость людям. Меня потом в инстаграме даже благодарили. Мол, спасибо, вам за сувенир — самая большая память о сезоне.

— Девять клюшек подарили?

— Нет — шесть. Куда дели еще три — не знаю. Я их оставлял в раздевалке, когда уезжал из клуба. Пусть там ищут.

— Я, конечно, люблю посмеяться, но насчет клюшек, которые надо сдать, шутка затягивается.

— Сам очень удивлен. Такого вообще не было за всю мою карьеру. Посмотрим, вычтут ли у меня их из зарплаты. Если вычтут — буду жаловаться в КХЛ.

«ЛЕОНОВА УВОЛИЛИ НАПРАСНО».

— Тоже интересный момент. Вам долго не платили, почему же ни одного заявления в лигу?

— Сам не понимаю, что останавливает ребят, особенно тех, чьи контракты заканчиваются. Может быть, ссориться не хотят? Не знаю. Я же пригрозил, что подам заявление в КХЛ. Но к чему это может привести? Я стану свободным агентом — но я и так свободный агент. Клуб заставят выплатить деньги и штраф? Наверное, так и сделаю. Если задержка продлится — я обращусь в лигу, но за партнеров говорить не могу.

— Вы бы лучше с руководством клуба поговорили насчет чартеров.

— Они появились в конце сезона, но в первой части был ужас. 13 часов полета до Уфы, игра, затем день отдыха в столице Башкирии и возвращение домой, а там матч через день. Сил просто не хватает. Да и поездки рейсовыми самолетами не могут радовать. Мы летели из Новосибирска после матча 6 часов, я сидел у прохода, а моя соседка раз 15 выходила в туалет. Уснуть невозможно. Поменяться местами тоже не могу — ноги не вытянуть. Все эти перелеты были очень тяжелыми.

— В этом году в «Амуре», как всегда сменился тренер. И нам тут непонятно, зачем вы приглашали Юрия Леонова и зачем позвали Юкку Раутакорпи.

— Я считаю, что Леонова уволили совершенно напрасно, он ни в чем не виноват. Ему просто не дали времени поработать с командой. К нам летом пришла молодежь, ребята, не имеющие опыта выступления в КХЛ, а от него сразу требовали результата. Но как можно было требовать побед в такой ситуации? На строительство новой команды точно не полтора месяца нужно.

— Сменивший его финн очень авторитетен в своей стране. Раутакорпи написал какую-то программу, по которой все и тренируются в Финляндии?

— То, что он блестящий теоретик, мы поняли. Разбор до матча, разбор после матча. Все по часу. Но он, кажется, не понял, что работает не с детьми, а мужиками, у которых есть дети.

— В чем это проявлялось?

— Он нанес мне травму.

— Как?

— Несколько лет назад я получил повреждение, после которого доктора мне рекомендовали воздержаться от бега и вместо этого я с тех пор кручу велосипед. Финский тренер в один прекрасный день заставил меня бежать. Я слабо возражал, мол, я же не просто так на велотренажере сижу, а он отвечает, что бежать должны все. Что мне делать? Побежал.

— И?

— На следующий день колено опухло. Я подошел к нему и показываю. Спрашиваю, что теперь делать? Юкка говорит, чтобы я возвращался на тренажеры.

«ЛЮБЛЮ, КОГДА МНОГО БРОСАЮТ».

— Прекрасная история.

— После этой травмы меня заставляли играть и я несколько матчей провел с больным коленом. Но потом уже стало совсем плохо, хотя меня все равно заставляли выйти на лед. Сделаем укол — играй. Я отказался.

— Удивительно.

— Вот все эти истории показатель того, как делаются дела в клубе. Или еще момент. Я травмирован, команды не будет в городе пять дней. Подхожу к спортивному директору Евгению Цурикову и прошу отпустить меня в Москву. Дела есть, жена беременна, обещаю вернуться к тому моменту, как команда приедет с выезда. Мне говорят, никаких проблем. Через пять минут звонок — ехать запрещено.

— Почему?

— Запретил первый вице-президент Александр Павлинов.

— Почему?

— Потому, что я должен был к нему подойти отпрашиваться, а не к Цурикову. Я начинаю отпрашиваться у Павлинова, а он мне: «Надо спросить у тренера». Не пошел, так как Раутакорпи никого никуда не отпускал. Он всех травмированных с собой возил.

— Вы в этом сезоне были одним из самых нагруженных вратарей в лиге. По количеству бросков по вашим воротам — в десятке, а ведь сыграли на 10−20 матчей меньше, чем остальные.

— Если бы не травма, то точно был рекордсменом. В этом смысле мне жаловаться не на что. Я люблю, когда много бросают.

— Любимый сэйв.

— Да их много было, некоторые даже по телевидению не показывали. Но вспоминаю, как я бросился за шайбой после броска сочинца Игоря Игнатушкина в пустой угол. Сам не понимаю, как я успел.

«УВЕРЕН, ЧТО ПРЕДЛОЖЕНИЯ БУДУТ».

— Сезон «Амура» я бы охарактеризовал одним словом — депрессия.

— Согласен, что-то такое было. Зрители еще перестали ходить. Там с ценовой политикой что-то намудрили и билет стоил по 500 рублей. А если отец с ребенком пойдет — уже тысяча, плюс что-то на арене купить. И болельщиков стало мало, хотя хоккей в городе очень любят. А что там есть?

— Бенди.

— Да, русский хоккей все уважают. С «Амуром» по популярности точно не сравнится. Но у меня такое ощущение, что команда владельцам не нужна. Лично у меня очень плохие предчувствия насчет будущего хабаровчан.

— Ваша жена — спортивный журналист. Не возникало проблем с клубом из-за того, что она слишком много знает?

— Вот тоже история. Она работала на «Спорт ФМ Хабаровск». И из клуба ей звонили и говорили, зачем так плохо про «Амур» говоришь. Так она же правду говорила.

— Но слишком много знала.

— Какие-то вещи, которые происходят внутри раздевалки я ей никогда не рассказываю. А то, что у команды проблемы — видно всем. И для этого не надо быть в семье хоккеиста.

— Вы где в следующем сезоне играть будете?

— Пока непонятно, но до 30 апреля я и не имею права вести переговоры. Но предложения будут, уверен в этом. С коленом у меня уже проблем нет, я получил очень хорошую практику в Хабаровске, полон сил и уверен в себе.