Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
22 апреля 2015, источник: Прессбол

Милош Голань: Расти был хорошим парнем. Мы, европейцы, за океаном держались вместе

Новый главный тренер «Немана» Милош Голань рассказал корреспонденту «Прессбола» о том, как оказался в Беларуси, объяснил, почему потерял интерес к украинскому хоккею, вспомнил, как в НХЛ играл вместе с Русланом Салеем, а также поделился, как поборол лейкемию.

Как вы оказались в «Немане»?
Мне позвонили, предложили такой вариант. Я немного поразмышлял — ведь звали также клубы Чехии, Словакии, Австрии. Но в итоге решился попробовать силы в Гродно. Приехал сюда, встретился с клубным руководством. Надеюсь, в пятницу подпишу контракт.
На какой срок?
Вот когда все оформим, тогда и скажу.
Чем привлек гродненский вариант?
Для меня это хороший вызов. Когда в сезоне-2012/13 работал в киевском «Беркуте», понравился менталитет тамошних игроков. Среди них, кстати, были и белорусы — Глебов, Елисеенко, Волчек. Хорошие ребята — не скажу о них ни одного плохого слова. А вообще у меня есть сон… то есть мечта однажды возглавить клуб КХЛ. «Неман» может стать ступенькой на пути туда.
Наверное, сыграло роль и предстоящее выступление в Лиге чемпионов?
Конечно. Это интересный опыт для клуба и хоккеистов. Возможность помериться силами с представителями других стран.
Представляете себе уровень «Немана»?
Пока слабо. Общую информацию нашел в интернете, когда решил, что поеду в Беларусь. А сейчас увидел две тренировки. Выводы делать сложно. Будем разбираться по игрокам: кого оставить, кого нет, каких брать легионеров.
В «Беркуте» вы работали с чехом Даниэлем Семаном, минувший сезон проведшим в Гродно.
Верно. Он приехал позже — я его в Киев и пригласил. Семан играл там очень хорошо. Не могу сказать, что мы прямо друзья, но после Украины не теряли связи. Созванивались где-то раз в два месяца.
В «Немане» выступал еще и Ярослав Кристек. Они с Семаном останутся в команде?
Будем решать — хотелось бы. Все зависит от них самих. Планируете приглашать других чешских игроков?
Вы задаете такие вопросы… У нас есть список — там хоккеисты из Чехии, Швеции, Финляндии, Америки. Отовсюду!
Каким вообще запомнился киевский период карьеры? Ведь в «Беркуте» возникли серьезные проблемы, игрокам и тренерам несколько месяцев не платили зарплату.
Да, после Нового года мы столкнулись с большими трудностями. Не получали денег, и в итоге команда развалилась. С тех пор «Беркут» вообще не существует. Я тогда говорил, что это позор для украинского хоккея. До сих пор не могу понять, как такое произошло. А ведь в Киеве нам с семьей нравилось. Город очень красивый.
Сейчас на Украине неспокойно…
Да… Тамошний хоккей мне уже неинтересен. Это был плохой опыт. Вообще же в стране война, а у меня осталось там много друзей. Непонятно, как они теперь живут…
А где именно друзья?
Вы что, из полиции? В Киеве, конечно.
У вас неплохой русский. Наверное, учили еще в школе?
Точно, четыре года. Только когда это было? Получил аттестат двадцать пять лет назад. Все давно позабыл. Когда перебрался на Украину, пришлось вспоминать. Но это хорошая практика. Потом ее не хватало — два года тренировал в Австрии, говорил на английском и немецком. А сейчас нужно вновь взяться за русский.
Кстати, об Австрии. Как работалось в «Фельдкирхе»?
Хорошо, особенно в минувшем сезоне. Команда завоевала Кубок страны и успешно выступила в Международной лиге, составленной из клубов Австрии и Словении. Там мы заняли итоговое второе место, в решающем поединке уступив «Лустенау». В Фельдкирхе мне нравилось, но поступило предложение из «Немана» — и, как видите, я в Гродно.
Правда, что вы могли работать в ярославском «Локомотиве», когда он разбился?
Да. Чуть раньше эту команду тренировал Владимир Вуйтек, с которым я пересекался в «Витковице». Однажды он позвонил и сказал, что есть возможность войти в штаб «Локомотива». Но я тогда работал в Чехии, в «Млада-Болеславе». И жена была беременна, так что решил никуда не ехать. А что случилось потом — известно всем.
Какие мысли возникли, когда узнали об авиакатастрофе?
Первая реакция — шок. Вторая — подумал, что бог меня любит. Отвел угрозу для жизни не в первый раз.
У вас же была лейкемия…
Это случилось в середине 90-х, когда играл в НХЛ за «Анахайм». В 1996-м мне сделали операцию по пересадке костного мозга. Восемь месяцев провел в больнице, потерял больше тридцати килограммов веса. Каждый день думал, что могу умереть, и все же выжил. А потом, уже когда стал тренером, был еще один эпизод. Я работал в одной чешской команде, но Вуйтек позвал меня в «Витковице». Согласился — а мой бывший клуб на выезде попал в автоаварию, и новый коуч погиб…
Преодолев болезнь, вы вернулись на лед и отыграли еще два сезона. Больше не могли?
Самочувствие как раз позволяло. Не было мотивации. То испытание сделало меня другим человеком. Хоккей перестал быть на первом месте. На передний план вышли здоровье и семья. Да, я провел еще два года на льду — правда, не в НХЛ, а в Европе. Но потом решил заканчивать — в 29 лет.
То есть не завидуете Яромиру Ягру, который играет до сих пор, хотя всего на год моложе вас?
Скажу так: спортивная карьера Ягра — это фантастика. Только у него нет ни подруги, ни детей. Человек женат на хоккее.
В «Анахайме» вы пересеклись с Русланом Салеем?
Да, один сезон отыграли вместе. И потом виделись раз в год, когда я прилетал за океан. Расти был хорошим парнем. Отличный хоккейный и человеческий характер! Мы, европейцы, за океаном держались вместе…
Последней вашей командой был немецкий «Фрайбург», где в то время выступал и Олег Знарок. Сохранили контакт?
Мы дружим и часто общаемся. Обсуждаем вопросы тактики. Скоро увидимся — сборная России будет выступать на чемпионате мира в Остраве, где я живу.
Там же сыграют и белорусы.
Приоритет для меня — матчи россиян и словаков. Но, может, взгляну и на вашу команду.
В Беларуси прежде бывали?
Ни разу. Но Гродно уже понравился.
Семья приедет к вам?
Да, хочу, чтобы жена и дети жили со мной. У меня две девочки-близняшки, им скоро исполнится пять лет. Кроме того, от первого брака есть 19-летний сын — он живет в Америке, но хоккеем не занимается — и дочь, которой уже 25. Она, кстати, сейчас беременна. Скоро стану дедом!