Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
21 декабря 2017, источник: Чемпионат.com

Российская Торпеда, открытые кокпиты и другие прощания года в Формуле-1

С кем и чем распрощается Формула-1 в 2017 году?

Фелипе Масса

В 2017 году во второй раз из Формулы-1 ушёл Фелипе Масса — бразилец собирался покинуть «Большие призы» под овации «Интерлагоса» ещё в конце 2016-го, но согласился вернуться, когда «Уильямс» покинул Валттери Боттас. Нельзя сказать, что этот сезон оказался для Массы чересчур удачным, впрочем, гораздо хуже предыдущих он тоже не был. Стоило ли бразильцу возвращаться? Со стороны сложно судить, но он наверняка надеялся завершить карьеру на более высокой ноте.

В этом году Масса еле-еле опередил Стролла в общем зачёте, хотя, как отметил недавно технический директор «Уильямса» Падди Лоу, если бы бразильца в Баку не подвела подвеска, именно он стоял бы на вершине подиума. Но чуда не произошло, и в итоге на счету Фелипе так и остались 11 побед и три десятка подиумов сверх того, а также ставший уже знаменитым триумф в Бразилии-2008. Масса намерен продолжить гоночную карьеру и по слухам рассматривает вариант выступлений в Формуле-Е.

Джолион Палмер

Ещё до окончания сезона Формула-1 попрощалась с Джолионом Палмером. Британец дебютировал в «Больших призах» год назад, и уже тогда выглядел средне, но чемпиона GP2 оправдывали тем, что на адаптацию к «Королевским гонкам» требуется время. Но и на второй год особенного прогресса Палмер не продемонстрировал, а на фоне Нико Хюлькенберга и вовсе смотрелся беспомощно. Наивысшим достижением Джолиона в Формуле-1 в итоге стало шестое место на Гран-при Сингапура. Этот результат пришёл, увы, слишком поздно, когда на его место уже взяли Карлоса Сайнса.

Паскаль Верляйн (но это не точно)

Перспективный немец, в одиночку тянувший в этом году «Заубер», остался не у дел. Вернувшись на орбиту «Феррари», «Заубер» обязан предоставить кому-то из юниоров «Скудерии» по крайней мере один болид, в то время как второй спонсорскими деньгами прочно занят Маркусом Эрикссоном. За два года в Формуле-1 Верляйн не успел себя по-настоящему проявить, но за рулём «Маноров» и «Зауберов» раскрыть потенциал невозможно. Экс-чемпион DTM, талант которого признаёт весь паддок, оказался заложником обстоятельств, и места на стартовой решётке ему просто не нашлось — будь в пелотоне ещё хотя бы одна команда, и Паскаль наверняка остался бы ещё на год. Впрочем, немцу всего 23, и, возможно, мы ещё увидим его в Формуле-1.

Даниил Квят (и это тоже не точно)

Во время загрузки произошла ошибка.

Для Даниила Квята 2017 год стал последним в долгой истории сотрудничества российского гонщика с «Ред Булл». Благодаря поддержке австрийского концерна Квят побеждал в Формуле «Рено» и Формуле-3, в цветах «Ред Булл» в 2013-м он стал чемпионом GP3 и на следующий год дебютировал в «Больших призах». Но восхождение Макса Ферстаппена и потеря места в основной команде поколебали уверенность гонщика в своих силах, и в минувшем сезоне в составе «Торо Россо» россиянин провалился на фоне Карлоса Сайнса, хотя побеждал испанца в молодёжных сериях. Квят дважды поднимался на подиум и продемонстрировал, что может быть чертовски быстр, и многие в паддоке надеются на возвращение Торпеды.

Гран-при Малайзии

На протяжении 18 лет Формула-1 ежегодно приезжала на трассу «Сепанг» в Малайзии. История этой гонки началась со скандала, когда победившие «Феррари» не прошли техническую проверку. В 2013-м весь мир с замиранием сердца следил за борьбой Марка Уэббера и Себастьяна Феттеля, и вскоре выяснилось, что немец атаковал напарника вопреки внутрикомандным инструкциям. Наконец, взрыв мотора в 2016-м стоил Льюису Хэмилтону чемпионского титула. Но богатая история «Сепанга» подошла к концу — власти Малайзии решили не продлевать контракт с Формулой-1. «Большие призы» выполнили свою роль в плане продвижения имиджа страны в мире, и в последние годы собирали всё меньше зрителей. Расставание в данном случае стало для обеих сторон логичным шагом.

Юсуке Хасегава

После провала в 2015-м многие ждали от «Хонды» скорого реванша или по крайней мере борьбы в середине пелотона, но прошло ещё два сезона, а заряженные японскими моторами «Макларены» по-прежнему болтаются внизу турнирной таблицы. Теперь «Хонда» будет работать с «Торо Россо», а ответственность за фиаско программы понёс Юсуке Хасегава — он останется среди исполнительных директоров компании, но больше не будет работать в Формуле-1.

Хасегава принял проект в начале 2016-го, сменив Ясухису Араи. В его первый сезон у руля программы «Хонда» продемонстрировала некоторые признаки прогресса: Алонсо и Баттон набрали свыше 70 очков, а «Макларен» поднялся на шестое место Кубка конструкторов. Но в 2017 году «Хонда» вернулась на первоначальные позиции, а взаимное раздражение вылилось в конфуз после Гран-при Бельгии, когда Хасегава заявил, что на их телеметрии с двигателем не было проблем, намекая, что Алонсо остановился просто так. Теперь «Хонде» предстоит начать всё с нуля с «Торо Россо», но это больше не проблема Хасегавы.

Безумные штрафы за моторы

В 2017 году комиссары Формулы-1 выписали штрафов за замену тех или иных компонентов двигателя в общей сложности на 725 позиций (на самом деле больше, просто кого-то за замену компонентов между квалификацией и гонкой отправляли стартовать сразу с пит-лейна, и эти штрафы не учтены). По ходу сезона возникали ситуации, когда ни пилоты, ни журналисты, ни болельщики спустя много часов после окончания квалификации не знали итоговой расстановки на стартовой решётке — до тех пор пока комиссары самостоятельно не посчитают все штрафы в одном им понятном порядке. В следующем сезоне система штрафов станет попроще, хотя система по-прежнему недостаточно очевидна: в случае получения свыше 25 позиций пенализации гонщик автоматически будет отправляться на последнее место, а если таких пилотов будет несколько, то финальная расстановка будет зависеть от времени вынесения решения комиссарами.

Открытые кокпиты и новый логотип

В следующем году Формула-1 будет выглядеть совершенно иначе — и в данном случае это не заезженный штамп. Впервые в истории «Королевских гонок», традиционно считавшихся вершиной гонок с открытыми кокпитами, кокпит будет закрыт — ФИА в обязательном порядке вводит систему «гало», призванную защитить голову пилота от крупных объектов. Многие эксперты раскритиковали эту систему, отметив, что она была бы не способна помочь ни Жюлю Бьянки (слишком сильным был удар), ни Джастину Уилсону («гало» не отбила бы мелкий осколок). Уродливой «гало» назвали пилоты и болельщики — и те, и другие сопротивлялись введению системы. Однако ФИА использовала весь административный ресурс и в обязательном порядке ввела эту систему как в Формуле-1, так и в младших сериях, проводимых под эгидой федерации.

Кроме того, в достаточно символичной манере в Абу-Даби был представлен новый логотип Формулы-1 — он тоже не вызвал больших восторгов ни среди болельщиков, ни среди пилотов. Тем не менее, факт в том, что прежней Формулы-1 больше нет. Какими именно будут «Королевские гонки» будущего, во многом зависит от будущих решений Liberty, нового технического регламента, о котором стороны не могут договориться уже долгие месяцы, и желания болельщиков эти соревнования смотреть. Наступает эра «гало».