Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
18 декабря 2017, источник: Чемпионат.com

Стычка в Баку, «судья-идиот» и другие скандалы сезона-2017 в Формуле-1

Намеренное «бодание» соперника, обвинения моториста в саботаже и шантаж с контрактом — Ф-1 порадовала любителей жареного.

Источник: AP 2018

Ультиматум «Макларену»

Когда в начале сезона стало ясно, что «Хонда» вновь не добилась поставленных задач и «Макларену» не светит даже подиум, весь паддок замер в ожидании реакции Фернандо Алонсо — и она последовала довольно быстро. В середине мая, перед Гран-при Монако, который испанец пропускал ради дебюта в «500 милях Индианаполиса», он заявил, что может покинуть команду. «Если к сентябрю-октябрю станет ясно, что мы на пути к победам в 2018-м, я буду только счастлив остаться, — сказал тогда Фернандо. — А если этого не будет, я буду не менее рад пообщаться с кем-нибудь ещё».

Долгие месяцы болельщики по всему миру ожидали от Алонсо объявления о своих дальнейших планах. По слухам, которые Фернандо неоднократно отрицал, он поставил Уокингу условие: либо в команде остаётся он, либо «Хонда». Алонсо раз за разом подчёркивал свою лояльность «Макларену», однако не упускал случая задеть японцев в прессе. Дошло до того, что после схода Алонсо на Гран-при Бельгии появились подозрения в том, что гонщик остановился в боксах на совершенно исправной машине, потому что не хотел продолжать бороться со слабым мотором.

В итоге ситуация разрешилась нетривиальным ребусом: Зак Браун, руководитель «Макларена», договорился с «Ред Булл» о том, что со следующего сезона на моторы «Хонды» перейдёт «Торо Россо» — для Фаэнцы эта сделка сулит ряд финансовых выгод, а Уокинг, в свою очередь, получит клиентские двигатели «Рено». Алонсо благополучно продлил контракт и надеется в следующем году бороться по крайней мере с «Ред Булл», а в Абу-Даби испанец передал «Хонде» последний привет: «Очень рад, что сезон заканчивается и больше не придётся работать с этими моторами».

Стычка в Баку

Прежде Льюис Хэмилтон и Себастьян Феттель — два самых титулованных гонщика своего поколения — никогда не боролись за чемпионство между собой: то «Макларен» не мог угнаться за «Ред Булл», то «Феррари» сильно уступала «Мерседесу». Но в 2017 году статус-кво изменился — силы команд выравнялись, а Хэмилтон и Феттель впервые сошлись в очной дуэли. С первых же этапов их соперничество носило подчёркнуто уважительный характер — но совсем гладко пройти оно не могло.

Инцидент произошёл на улицах Баку. Хэмилтон и Феттель лидировали в гонке и готовились к рестарту, и в какой-то момент Себ уткнулся носовым обтекателем в «Мерседес» Льюиса. Немец посчитал, что британец намеренно резко затормозил, проверяя бдительности соперника, и вспылил: в следующую секунду Феттель поравнялся с Хэмилтоном и ударил передним колесом бок его машины. Вопиющее неуважение к правилам, намеренный обгон в режиме сейфти-кара и спровоцированное столкновение не остались без внимания судей — Феттель получил 10-секундный стоп-энд-гоу, самое суровое наказание, какое только могут выписать комиссары по ходу заезда. Победа в той гонке досталась Даниэлю Риккардо — выиграть должен был Хэмилтон, но он совершил лишний пит-стоп из-за отстегнувшегося подголовника.

Когда страсти улеглись, представители ФИА заявили, что, согласно телеметрии федерации, Хэмилтон в том эпизоде двигался по той же траектории и с той же скоростью, что и на предыдущем круге, а Феттель принёс официальные извинения. «У меня не было намерения навредить Льюису, но я понимаю, что создал опасную ситуацию, и поэтому хотел бы принести ФИА свои извинения», — сказал тогда немец. «Та гонка принесла худшие ощущения за весь сезон, — добавил Феттель на недавней церемонии награждения в Париже. — Самым ужасным было то, что я проиграл гонку, совершив необязательный поступок. Можно было бы вспомнить Сингапур или Японию, но таковы гонки, а тот воскресный вечер было очень непросто оставить позади».

Во время загрузки произошла ошибка.

Дело Марцина Будковского

В дни Гран-при Малайзии паддок обсуждал в основном две темы: аварию Феттеля в Сингапуре и готовившийся переход Марцина Будковского в «Рено» — пожалуй, главный кадровый скандал последних лет. Будковски работал в ФИА три года и с февраля был техническим делегатом федерации — обсуждал с командами их новинки и разъяснял позицию судей по тем или иным инженерным вопросам. То есть Будковски полностью видел процесс обновления машин сезона-2017 и старты проектов по созданию болидов следующего года. При этом приступить к работе в «Рено» Будковски мог уже через три месяца — других обязательств по швейцарскому законодательству у Марцина перед ФИА не было.

В Куала-Лумпуре представители «Мерседеса», «Феррари» и «Ред Булл» собрались на экстренное совещание, выразив резкий протест переходу Будковского. «Дело не в самом Марцине и не только в обязательном отпуске. Думаю, “Рено” тоже не понравилось бы, найди они в других машинах свои разработки, — сказал тогда Кристиан Хорнер. — Лично я считаю, что это неправильно, когда столь высокопоставленный сотрудник ФИА всего через три месяца может перейти на работу в команду Формулы-1. На следующем собрании Стратегической группы это будет одной из главных тем».

Глава программы «Рено» в Формуле-1 Сириль Абитебуль не стал отпираться и почти сразу признал: да, Энстоун договорился о переходе. Каких-либо рычагов воздействия на «Рено» ни у ФИА, ни у команд не было, однако Абитебуль пошёл оппонентам навстречу и приход Будковского перенесли на 1 апреля 2018 года, когда имеющаяся у него информация станет чуть менее актуальной. Конфликт разрешился благополучно, но обнаружил серьёзные проблемы в плане конфиденциальности данных, передаваемых командами в ФИА. Президент федерации Жан Тодт долгое время хранил молчание и лишь недавно признал, что ФИА в данном случае ничем не могла помочь — срок обязательного отпуска прописан в трудовом законодательстве Швейцарии, где оформлена часть сотрудников аппарата. Тодт фактически признал, что федерация никак не может защитить конфиденциальные данные, которые ей доверяют команды.

Ферстаппены против судей

Самый громкий судейский скандал вспыхнул после Гран-при США, когда судьи отобрали у Макса Ферстаппена подиум. Голландец тогда смелым манёвром прошёл Кими Райкконена в борьбе за третье место, но во время обгона «Ред Булл» выехал за пределы трассы и срезал поворот. Комиссары выписали Ферстаппену дополнительные пять секунд штрафа, они отбросили Макса на четвёртое место — туда, где он и был до спорного обгона, а третья позиция вернулась к Кими. И поначалу Ферстаппен спокойно и даже без особенного удивления покинул комнату перед подиумом, но позже вся ярость Макса и его отца Йоса хлынула через социальные сети.

«У нас была потрясающая гонка, но дебильные решения судей убивают спорт. Есть один идиот, и он всегда судит против меня, — возмущался Макс. — Они принимают решения, и ты уже ничего не можешь с этим поделать — и это странно. Все везде выезжают за пределы трассы, а тут они вдруг убивают гонку!» Эскапада юного пилота сопровождалась словами поддержки со стороны отца, поддержал Макса и Кристиан Хорнер, напомнивший, что тот же самый судья — Гарри Коннелли — в 2016 году в похожей ситуации лишил Ферстаппена подиума в Мексике.

Удивительно, но столь резкий выпад в адрес судей сошёл Ферстаппенам с рук. На следующий этап Макс приехал несколько смягчившись и признал, что мог бы получше выбирать выражения, но всё равно отказался принимать решение комиссаров. «Согласен, я мог бы выразиться иначе, но эмоции зашкаливают, когда у тебя отбирают заслуженный подиум, — сказал Ферстаппен на следующем этапе. — Я по-прежнему не согласен с решением судей, но не хотел никого обидеть».

Но чем дальше эпизод — тем спокойнее оценки. Буквально на днях в интервью своему официальному сайту Макс уже признал, что правила всё же были нарушены.

Во время загрузки произошла ошибка.

Французский саботаж

В Бразилии паддок Формулы-1 сотряс очередной конфликт — «Торо Россо» обвинила «Рено» в поставке бракованных моторов ради шестого места Кубка конструкторов и нескольких миллионах евро призовых, что, по законам ряда стран Европы, могло бы быть классифицировано как мошенничество в крупном размере. Скандал спровоцировала серия поломок моторов на машинах «Торо Россо»: «Рено» в последних гонках горели почти постоянно, но чаще всего именно на болидах из Фаэнцы. «У нас есть некоторые опасения по поводу того, как наши силовые установки используются в “Торо Россо”, — прокомментировал тогда проблемы Сириль Абитебуль. — У них действительно больше проблем, чем у других, и это не может быть совпадением».

Руководителя «Торо Россо» Франца Тоста заявление Абитебуля возмутило: ответственный за поставку вечно ломающихся компонентов человек обвиняет его людей в некомпетентности. «Торо Россо» выпустил ответный пресс-релиз (позже удалён с сайта команды): «Мы хотели бы прояснить, что проблемы с MGU-H и турбиной совершенно не связаны с шасси — в плане установки мотора в автомобиль по ходу сезона ничего не менялось. Начиная с летнего перерыва “Торо Россо” испытывает постоянные проблемы с силовыми установками, которые приводят к штрафам на стартовой решётке, потере очков и соответственно — позиций в Кубке конструкторов. Не стоит забывать, “Рено” сражается с “Торо Россо” за более высокую позицию в чемпионате. И, как сказал г-н Абитебуль, это действительно не может быть совпадением, и дело определённо не в машине».

Теперь уже обиделись в «Рено» — один из клиентов фактически обвинил компанию в саботаже. Причём это был уже не первый конфликт Абитебуля со структурами «Ред Булл», и в этот раз, по данным британской прессы, он зашёл так далеко, что французские юристы уже изучали бумаги, чтобы найти повод расторгнуть контракт. Хельмуту Марко удалось сгладить углы, публично заявив, что «Ред Булл» никогда не сомневался в честности «Рено», однако следующий сезон для союза, четыре года подряд громившего всех в Формуле-1, с большой долей вероятности станет последним.