Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
13 ноября, источник: Спорт-Экспресс

Изобретатель Бесков

«СЭ» продолжает сериал «Инженеры футбола» — о великих тренерах, которые конструировали игру и вывели интерес к ней на новый уровень. Второй рассказ — о Константине Бескове, под руководством которого сборная СССР брала серебро Еurо-1964, «Динамо» выходило в финал Кубка кубков-1971/72, а «Спартак» становился чемпионом страны в 1979 и 1987 годах.

Источник: Спорт-Экспресс

ВЕЗУНЧИК «СПАРТАК»

Принято считать, что делом жизни Бескова стало возрождение и многолетнее господство «Спартака» — пусть не на престоле, зато в умах и сердцах, — с ореолом самой очаровательной, изысканной, неповторимой команды. Такое суждение небезосновательно, но справедливо лишь отчасти, поскольку в действительности не «Спартак» был делом жизни Бескова, а дело жизни Бескова стало «Спартаком» и полностью в нем воплотилось. Иначе говоря, «Спартак» 80-х — это живой образ футбольного кредо, философии Бескова, концентрация многолетних инженерных наработок и творческих находок, проб и ошибок.

Красно-белым просто повезло оказаться в его руках. Это место могло занять тбилисское «Динамо», тоже болтавшееся в середине 70-х между бытом и небытием, призывая на выручку московских одноклубников — Качалина, Якушина; в этот ряд органично вписывался и Бесков. Или, например, «Динамо» минское, вылетевшее в первую лигу на пару со «Спартаком» — могло ведь, пользуясь ведомственными правами, опередить, оттеснить красно-белых в споре за Бескова. И нет никаких сомнений, что при нем минчане достигли бы еще больших высот любви и славы, чем при Эдуарде Малофееве. Иначе говоря, все, что досталось в итоге «Спартаку», с тем же успехом перепало бы на самом деле любой команде, возглавь ее Бесков в 1977-м. Бесков — это причина. «Спартак» — следствие. Или можно так: Бесков — инженер, «Спартак» — проект, продукт, творение.

Потому — «Спартак» Бескова, бесковский «Спартак», но не спартаковец Бесков. Он всегда был сам по себе.

«ЗРИ В КОРЕНЬ»

Правильно ли называть Бескова инженером футбола? Простонародье наверняка гневно отвергнет этот термин, возмутится: какой же Бесков инженер?! Он зодчий, художник, а то и вовсе чародей и волшебник, не смейте осквернять гениальные творения научно-технической расчетливостью, а полет фантазии и счастливые озарения — чертежами на ватмане и монотонным стуком механизмов! Ищите-свищите ваших инженеров в других местах.

Все дело в том, что под инженерией у нас подразумевается скучное ремесло, а сама профессия когда-то стала нарицательной. Но изначально и в глубоком понимании инженер и есть зодчий — искусный мастер, творец-изобретатель, способный изменять природу и суть вещей, находить новые формы и содержание ради того, чтобы стало лучше. Вот в таком смысле Бесков в нашем футболе, пожалуй, главный инженер.

Суть Константин Иванович умел видеть, как, наверное, никто другой на белом футбольном свете. Притчей стал его талант разглядеть в приготовишке будущую звезду или отыскать в недрах большого футбола неприметного игрока и стремительно превратить в кумира миллионов. Особенно это умение Бескова проявилось в «Спартаке», где не было административных возможностей собирать состав. Но и в «Динамо», и в сборной, имевших государственный масштаб кадровых ресурсов, он не хватался за тех, кто на виду и распиарен, избегал этой поверхностности, упрощающей труд, но препятствующей поиску, и, видя суть, корень, все время делал собственные открытия, торил в футболе свои пути.

СМЕЛЫЕ РЕШЕНИЯ

Мало кто теперь помнит, что прославленное «шестидесятниками» московское «Торпедо» начал собирать именно Бесков. Это был его тренерский дебют: летом 1954-го он еще выходил на поле в динамовской футболке, а зимой 1956-го уже готовил к сезону и вел по нему автозаводцев. Игроком Константин Иванович был заслуженным, авторитетным, а то и выдающимся и, естественно, не церемонился с теми, кто, на его взгляд, уже уперся в потолок мастерства и не сможет его пробить. Ветеранов постепенно стали теснить призванные Бесковым из футбольных школ и низших лиг пацаны — Метревели и Островский, Маношин и Медакин. Тогда же в дубле появился юный Воронин, которого привел отец, однополчанин Бескова. Само собой, старожилы, согнанные с насиженных мест, этого не простили, «слили», как сейчас говорят, и концовку сезона, и, с помощью руководства ЗИЛа, самого тренера. А Виктор Маслов, сменивший Бескова… продолжил начатое — и довел до конца.

Фундамент будущего успеха Бесков заложил и в ЦСКА, смело введя в основу 20-летнего Шестернева и 18-летнего Владимира Федотова, которых сам же и позвал в команду. Случилось это в самом начале 60-х — а через 10 лет оба ставленника Константина Ивановича, уже состоявшиеся мастера, привели армейцев к чемпионскому титулу, лишив его тем самым… Бескова, чье «Динамо» они обыграли в дополнительных матчах. Та неудача подвигла тренера на радикальное омоложение бело-голубого состава: передовые позиции в нем заняли Якубик, Кожемякин, Долматов, Маховиков, Байдачный. И уже через год динамовцы первыми среди советских футболистов пробились в финал Еврокубка, а сборная с участием молодняка бело-голубых — в финал чемпионата Европы.

Серебряную сборную он подготовил и сам — как раз в промежутке между ЦСКА и «Динамо». Нет, наверное, другого тренера в истории нашего футбола, который доверил бы в ключевой игре плей-офф с итальянцами пост в воротах голкиперу кутаисского «Торпедо». Только Бесков мог решиться на это, предпочтя Урушадзе великолепному тогда Маслаченко и категорически непробиваемому в том сезоне (пусть еще и не восстановившему полностью репутацию после Чили) Яшину. И угадал: Урушадзе был неподражаем. А неожиданные 3−2−5 в тот вечер, с убойным правым флангом Метревели — Численко, ошеломившим «Скуадру адзурру» и, по сути, сделавшим игру, — и настолько же нежданный поворот к 4−2−4 в ответной встрече с неведомым итальянцам Короленковым в центре поля? Насколько глубоко, по-инженерски, нужно знать футбол, соперника и всех возможных кандидатов в свою сборную, чтобы так смело и легко варьировать состав, стратегию, тактику!

ЛЕБЕДЬ, РАК И ЩУКА

Все бесковские команды играли, по крайней мере старались, в комбинационный футбол, тот самый, что с 80-х и по сей день называют спартаковским. У одних был шире и размашистее маневр, у других — склонность к скоростному набегу и силовому нажиму, но точно так же, как в легендарном «Спартаке» Гаврилов с Черенковым, плели вязь многоходовок и сеть тончайших передач Валерий Маслов с Козловым и Амбарцумян с Федотовым. Всю эту красоту, да еще и отшлифованную, Бесков и принес с собой в «Спартак».

А вот сборная, к сожалению, так и осталась его неутолимой болью, несбывшейся мечтой. За проигрыш испанцам — идеологическим противникам Страны Советов — финала Euro-1964 Бескова сняли с работы с присказкой «сборная без вас не пропадет». Она действительно не пропала и через два года добыла медали чемпионата мира — единственные в своей биографии. Но играла так серо и невнятно, что гордиться можно было только счастливым, буквально свалившимся с неба результатом и ни в коем случае не футболом, таким интересным и красочным при Бескове.

Через десять лет его позвали снова, но выезд в Ирландию обернулся позорными 0:3 и раздраем на поле, а тем временем возвеличилось киевское «Динамо», и к следующей игре сборную готовил уже Лобановский. Бескову доверили олимпийскую команду, выглядела она приятно, выиграла отбор, но и ее затем передали Лобановскому. Велик соблазн предположить, что с Бесковым команда заслужила бы в Монреале-76 больших почестей, чем бронзы. Но ни к чему домысливать историю: на следующей Олимпиаде, в Москве, точно такие же медали достались бесковской сборной. Выше головы она бы не прыгнула ни дома, ни в Канаде.

Зато на ЧМ-82 могла. Но созданный Бесковым триумвират, куда он позвал Лобановского и Ахалкаци, тянул команду в стороны, как крыловские лебедь, рак и щука. Сейчас укоренилось суждение, что идею коллективного штаба продавил Лобановский, а грузина Бесков пригласил, чтобы уравновесить положение, и случилось это прямо перед чемпионатом. Ничего подобного: триумвират сложился еще в сентябре 1981-го, накануне пяти осенних отборочных матчей, в успешности которых Бесков был не очень-то уверен, поскольку не слишком ладил с киевлянами — отчего и заручился поддержкой их тренера. А еще, говорят, Бесков считал, что в команде на удачу всегда должен быть рыжеволосый… Как бы то ни было, отбор сборная завершила триумфально и играла здорово, а на чемпионате мира вдруг скатилась к оборонительной, порой даже откровенно трусливой тактике и выбыла из борьбы за шаг до полуфинала, пропустив туда Польшу.

Наверное, все дело в том, что два инженера в одной команде хуже, чем два медведя в одной берлоге.