Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
25 апреля 2015, источник: Советский спорт

Георгий Черданцев: Самый крутой комментатор России — я

Комментатор «НТВ-плюс» рассказал о том, зачем написал книгу, почему не читает критику о себе, а также о громком интервью после ЧМ-2014 и о судьбах журналистики.

«Я НЕ СКАНДАЛЬНЫЙ ЧЕЛОВЕК И НИКОГДА ИМ НЕ БЫЛ»

— Презентация вышла яркой, но мы так и не поняли: как вам пришла в голову мысль написать книгу и зачем это вам?

— Я случайно увидел нарезку своего комментария матча Россия — Голландия с 500 тысячами просмотров. Это сейчас просмотры миллионами меряют, а семь лет назад 500 тысяч это было очень много. Думаю: круто, людям понравилось. Притом, что это был не федеральный канал. Потом в любой компании так стало: видно, что человек что-то хочет сказать, мнется-мнется, проехали. Потом еще час ты проводишь в обществе этого человека, расходитесь, и он, наконец, вставляет: «Георгий, за Голландию спасибо».

Событие забывается. В российском спорте с тех пор было много других побед. Но за Голландию благодарят до сих пор. Наверное, то, как я комментировал, как-то зацепило людей. Когда я наслушался комплиментов в свой адрес, подумал: а дай-ка я его расшифрую. Ну как сценарий. Я его записал, буква за буквой. Читаю: блин, это же кино. Есть же люди, которые читают сценарии. А если этот репортаж переплести как книжку? Не продавать, нет, я не коммерсант, а вот просто, чтобы люди, которые спасибо говорят, прочитали. Диск с полным матчем не всегда удобно с собой носить. Я спросил людей, которые работают в книжном бизнесе, они говорят: «Ну это бред. Репортаж продавать — маразм». Ну и забыли; но текст-то остался расшифрованный. А потом пришло ко мне издательство АСТ, говорят: хотим, чтобы вы написали что-то про футбол. Отвечаю: «Ребята, ну мне нечего написать, я не Лев Толстой, я не собиратель историй и баек, я не люблю разоблачать. Я позитивный человек. Мне нечего вам рассказать такого, что зацепило бы аудиторию. Аудиторию-то цепляет дрянь всякая, а я не хочу выставлять дерьмом тот мир, в котором я работаю, мне это не прикольно». Они говорят: «Давай попробуем сделать что-то хорошее. Ты же встречал столько крутых людей в футболе, ты объездил весь мир». И началось складываться по кубикам.

Я же первый журналист, кто с Капелло и общался. Потом еще раз 15 лет спустя. С одинаковым успехом. В том смысле, что у меня эта история закольцевалась. Поболтал с коллегами, вспомнили какие-то байки. Рассказал о том, как пришел в профессию: первый мой репортаж это, по сути дела, анекдот. Мой любимый писатель — Сергей Довлатов, он себе сделал имя на анекдотах, частью выдуманных, частью нет. Я не Довлатов, поэтому я ничего не выдумал. Пока я рассказал то, что знаю. Потом, если получится, я буду давать Довлатова, допридумывать, но все, что в этой книге — абсолютная правда.

— Ваш единственный конкурент в книжных магазинах — Александр Бубнов?

— Не думаю, что это конкуренция. Книгу Бубнова я не читал. Мне неинтересно знать, кто кому за сколько чего продал. Мой мир от этого не изменится. Все люди хотят заработать денег, желательно нечестным путем — потому что это проще всего. Зачем мне об этом читать? Футбол остается футболом, стадионы собирают полные трибуны, сколько бы ни было договорных матчей. Вы что думаете, в Англии не играют договорных матчей? Просто о них не рассказывают, зачем отпугивать людей? Но ты зрителей не обманешь: если команда убирает ноги и не стелется в подкатах, никто не придет. А если стелется и играет договорную ничью, но люди уходят с травмами и побитые, как псы, то какая разница, договорной маис или нет? Я не понимаю, зачем говорить: ребята, да вы дураки, вас всегда обманывали. Этим подходом ты не сделаешь чего-то хорошего людям. Мы зачем живем и занимаемся этой профессией и футболом? Чтобы сказать: «Козлы, вас всех обманывают»? Отлично! А зачем? Это что, сказка Андерсена про голого короля? Людям скажут: «Король же голый», а те ответят: «Да нифига он не голый». Они скажут: «Я прихожу на свой “Спартак” и вижу, как Давыдов бьется за мяч. Да мне плевать, что кто-то там 20 лет назад сдавал какие-то матчи. Я все равно хожу, потому что футбол нельзя обмануть».

Люди любят скандалы, но я не скандальный человек и никогда им не был. В своей книге я никого не разоблачаю и не сливаю жаренные факты, а рассказываю, например, о том, почему мой папа, будучи доктором наук и большим ученым в своей области, никогда не возражал против моего увлечения футболом. Хотя, конечно, он хотел, чтобы я стал успешным ученым, но теперь каждый день он звонит мне и разговаривает со мной о футболе.

«КОММЕНТАРИИ В ИНТЕРНЕТЕ — УДЕЛ НЕСОСТОЯВШИХСЯ ЛЮДЕЙ»

— Что вы ответите тем, кто говорит, что «НТВ-плюс» деградирует?

— То, что пишут люди в интернете, не должно интересовать вообще никого. Интернет — это такая особая психологическая клоака, в которую люди сливают свои негативные эмоции.

— То есть Игорь Акинфеев правильно говорит, что интернет — это помойка?

— Это правда. Вот коллега Юрий Розанов считает интернет Злом, тем самым числом 666. Вот кто пишет про «НТВ-плюс»? Люди, интересующиеся спортом. И когда они пишут об «НТВ-плюс» они пишут о том какая у них унылая и скучная жизнь, они завидуют. А еще они таким образом реагируют на поражение своей команды, им плевать на «НТВ-плюс». Предположим, я болею за «Спартак». «Спартак» — играет плохо, кому я об этом скажу? «Спартаку» плевать. Так что я скажу про «НТВ-плюс», это отличный стрелочник для болельщиков.

— И на критику о себе тоже внимания не обращаете?

— Конечно, я, слава богу, это давным-давно перерос. Я могу занять последнее место в рейтинге комментаторов, но сегодня вы берете интервью у меня. И сегодня я почему-то опубликовал книгу, почему-то ко мне приходит издательство, которое умеет считать деньги и предварительно провело маркетинговое исследование и говорит: «Мы знаем, что можем вас продать, на вашу фамилию люди будут реагировать». Как сказал один мой знакомый пиарщик, не важно, хвалят тебя или ругают. Главное, что о тебе в принципе хоть что-то говорят, это значит, что ты людям интересен. А комментарии в интернете — это удел несостоявшихся людей. Ты смотришь в зеркало на свое уродливое лицо. Мало кто способен плюнуть себе в лицо, так что он плюет в первое попавшееся лицо из телевизора.

— Складывается впечатление, что футбол вам уже не так интересен. Поэтому вы то добавляете своих эмоций, то скучаете?

— Ну матч матчу рознь. Странно было бы орать на заунывном матче серии А, который смотрит три человека. И также странно уныло катать мяч на матче, который брызжет энергетикой. Именно поэтому людей зацепил репортаж 2008 года, потому что мы все были на одной волне. А поднял ее комментатор. Владимир Маслаченко меня никогда не учил, но фактически это мой ментор, слишком мы много провели времени вместе, чтобы я его не считал своим учителем. И он всегда говорил, что комментатор — это артист у микрофона. Вот актер или футболист что, играет пять раз в неделю? 50 матчей в сезон максимум. И то все говорят: мы устали, на фоне усталости… Комментатор ничем не отличается! Да, мы не бегаем и не стелемся в подкате, но даем такой эмоциональный выхлоп… Футболисту хотя бы свистят или хлопают, а у меня абсолютно нулевая реакция. А попробуйте актера заставить сыграть на пустой зал.

Ты видел актера, который играет три-четыре спектакля в неделю не на гастролях? Да он сойдет с ума! У меня вот тут в гостях солисты Большого театра, спроси, как они себя чувствуют на гастролях — месяц в чужой стране и один и тот же спектакль раз за разом!

Так что не надоел мне футбол, просто его очень много этого. Два-три матча в неделю и еще студии с разговорами об этих же матчах — это дофига. А мы даже больше футболистов тратим энергии. Не можем посидеть в запасе или выйти на 15 минут. Если у комментатора проблемы, какие бывают у игроков, он что, должен комментировать хреново? Почему Халк не забил? Устал. Почему Черданцев плохо прокомментировал? Устал. Но Халку можно не попасть в ворота, а мне нельзя.

— О покупке «НТВ-плюсом» частоты у ВГТРК и смене формата «Спорт Плюса» что-то скажете?

— Не могу.

— А об убытках «Плюса» в 1,8 миллиарда рублей?

— Думаю, болельщики придают слишком много внимания чужим деньгам. Это не деньги налогоплательщиков. Это не деньги, которые не попали в карман пенсионеров. Это бизнес. У компании в текущем времени может быть прибыли, а может быть убыток. Судить о деятельности компании по текущим результатам за год глупо. Даже в УЕФА рейтинг считают по пятилетке. Сегодня ты вложился, купил права на какие-то события, сублицензию — ты в минусе, а в следующем не купил — в плюсе. Цифры выбрасываются в прессу, чтобы поднять ажиотаж. Причем даже не среди читателей — им плевать на прибыль. Это специально для людей в медиаруководстве, которые лоббируют свои интересы.

Ваш читатель и зритель получит в следующем сезоне однозначно больше бесплатного качественного футбола. С моими комментариями, чьими-то другими — неважно. Футбола у вас будет больше.

«ГОТОВ ВОЗГЛАВИТЬ СБОРНУЮ РОССИИ»

— Вы все еще готовы возглавить сборную России вместе с Константином Геничем?

— Готов. Результаты будут не хуже.

— Как бы вы сейчас высказались о сборной?

— Всегда есть проблема завышенных ожиданий. Сборная России — очень средняя по мировым меркам сборная, и ждать от нее все время побед достаточно странно. Хоккейная сборная на олимпиаде проиграла, о чем мы говорим? В спорте можно обманывать, когда оценками судей определяется результат. А в футбол всем видно: этот умеет играть, а этот не умеет. Именно поэтому футбол — великий вид спорта: в нем обмануть сложнее. В нем невозможно, будучи никем, добиться всего. В индивидуальных видах спорта это возможно: нажрался допинга, выиграл, через 10 лет тебя лишили титула, но ведь в какой-то момент ты был на пьедестале! В футболе это практически невозможно.

— Кто лучший комментатор России? Сразу после вас.

— Это очень субъективно. Самый крутой комментатор России — да, это я. Вы заходите в интернет, забиваете фамилию любого комментатора и мою и сравниваете цифры количества роликов и просмотров. У ролика «Дворовый футбол» 5 миллионов (!) просмотров. Джастин Бибер отдыхает. А я записал эту озвучку с одного дубля. Лучший комментатор России — это вообще полная ерунда, мы не играем на результат. Когда тебе говорят: «Ты, не комментатор, а говно» — это тоже оценка. Комментаторы делятся на тех, кто интересен, и тех, кто нет. Остальное — дело вкуса. Но главное в нашей работе — мы дергаем за ниточки, мы возбуждают эмоции — а спорт в первую очередь это и должен делать.

— Куда идет спортивная журналистика в России?

— Ты мне в конце задал самый сложный вопрос. Хочу сказать следующее: блогеры в интернете о себе слишком многое возомнили. Они размахивают количеством просмотров, кликов… Послушайте, для того, чтобы иметь право иметь свое мнение, нужно что-то большее, чем количество кликов. Я очень боюсь, что интернет лишает работы тебя и таких журналистов как ты. Я считаю, что ты талантливый человек и должен быть круче какого-то сраного блогера. Ты работаешь в «Советском спорте», ты журналист. Какого хрена ты должен делить свою славу и зарплату с кем-то, кто постит какую-то херню? Ты должен показывать фак всем блогерам.

Проблема в позиционировании средств массовой информации, электронных особенно. Некоторые их них заблуждаются, давая площадку блогерам как людям, формирующим общественное мнение. Это неправильно. И это делается только ради этих уродских кликов, траффика. Чтобы рекламу продавать, бабло зарабатывать. На очень сомнительном контенте. Профессию журналиста надо получить вместе с соответствующим дипломом. Вот ты закончил журфак МГУ, я с тобой и разговариваю. А если бы ты был просто блогером, я бы сказал: а не пойти ли тебе, ты кто, почему я с тобой должен разговаривать? Кто тебе дал право задавать вопросы? У нас очень часто путают свободу слова со вседозволенностью. Вот ты хотел быть журналистом, ты получил соответствующее образование, пишешь под своим именем и фамилией, а не под идиотским ником каким-то, поэтому ты должен иметь приоритет перед всем тем, что херачат в интернете. Блогер бабу голую разместил, к нему налетело сколько-то пользователей. Он набрал кликов людей с тремя классами отращивания в лучшем случае и считает, что он Медиа! Бред!

— Люди же это читают.

— Я не умею пользоваться технологиями. Но я могу нанять человека, который на мой сайт привлечет тучу постороннего трафика на том же порно. И что, я охрененный блогер? Но у меня миллион заходов в месяц будет на порно! Или на ворованном с нарушением всех мыслимых прав видео и фото контенте. Поэтому большие СМИ, такие как «Советский спорт», должны очищать этот рынок от говна, от тех, кто изучил эти технологии и отодвигают таких журналистов, как ты, от вашей профессии. Надо стремиться к тому, чтобы мнения о спорте высказывали дипломированные журналисты и чтобы блогеры со своими интернетами пошли в жопу. Ты возьми и напиши статью в газету, раз в неделю! Без фото, видео и сисек. Напиши о спорте. Просто словами.

Мы теряем людей, которые могут словами рассказать о чем-нибудь. Именно поэтому я считаю: то, что вышла моя книгу — это круто. Я показываю, что можно и словами о чем-то рассказать — не кликами, не фотографиями, не порнороликами, а словами.

— А что делать СМИ?

— Надо платить очень много денег. Чтобы журналистика была высокооплачиваемой, престижной профессией. Ты должен, как в любой цивилизованной стране, подтверждать свой статус: публикациями, образованием… Ты не можешь высказывать публично мнение о спорте, будучи сраным блогером, который закончил автоинститут. Диплом покажи! Ты чем набрал свои тысячи просмотров? А может, ты все накрутил, как ты это опровергнешь? Это херня, а не журналистика. Собрать на каком-то скандальном видео раз в жизни сто тысяч просмотров! Ура, жизнь удалась. Ты не должен быть менеджером месяца, как в «Макдоналдсе». Когда ты опубликовал какую-то пленку и твое фото прилепили на стену. Журналист — это тот, кто придумывает и рассказывает истории. Своими словами. Каждый день. Платите журналистам хорошую зарплату, но чтобы они знали, что их место ценное. Не 40 тысяч рублей, обалдели, что ли? 400 тысяч рублей платите! И он никому не продастся никогда, и никогда не напишет заказуху, потому что иначе он потеряет рабочее место, за которое при такой его стоимости представляешь, какая будет конкуренция!

Все живут в этой идиотской истории, все хотят слить и сорвать один жареный факт, чтобы тебя заметили. Это иллюзия. Великий журналист — это не тот, кто добывает и сливает жареное, Уотергейт и Кальчополи бывают раз в жизни, а тот, кто интересно рассказывает о будничном и вроде бы никому не интересном событии.