Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
19 июля, источник: Чемпионат.com

Пустое место. Для чего и для кого существует второй дивизион?

На старте нового сезона ПФЛ задаём четыре вопроса о самой бессмысленной лиге мира.

Сегодня стартовал новый сезон второго дивизиона. Не смотрите лишний раз в календарь, сегодня действительно среда. Именно такие дни, как среда или четверг, наиболее привлекательны для проведения футбольных матчей, считают в Профессиональной футбольной лиге. Более того, у многих клубов проблемы с электричеством на стадионах, а там, где их нет, свет экономят, поэтому матчи назначают на 16:00 или на 17:00. В будний день.

Президент ПФЛ Андрей Соколов — самый счастливый топ-менеджер нашего футбола. Руководителей РФС и РФПЛ атакуют постоянно, руководителей ФНЛ — реже, но тоже бывает, а Андрея Соколова — никогда. Не уверен, что даже мои коллеги, футбольные журналисты, смогут назвать сходу больше пяти команд второго дивизиона, не говоря уже о футболистах («Арарат» в расчёт не берём). Проблема в том, что ПФЛ старательно исполняет роль пустого места, никакой ценности ни для кого лига в таком формате не представляет.

Андрею Соколову и его организации это выгодно — так просто-напросто спокойнее, чем бегать и решать какие-то там проблемы, которые появляются ежедневно. Потому и матчи назначаются на среду и на четыре часа дня: чем меньше людей будет на стадионах, тем проще будет жизнь, никто не будет задавать лишних вопросов.

В ПФЛ на эту минуту ещё не умерли 65 клубов. За них заявлено около 1300 игроков, все они с российскими паспортами — это более половины всех профессиональных футболистов в стране. Я подчёркиваю: более половины. Если судьба этих людей никого не волнует, то она волнует меня, и если ПФЛ старается сделать свою жизнь как можно более размеренной, то я буду задавать вопросы.

Вопрос первый. Получившие лицензии на сезон клубы ещё до первого тура начали сниматься — так произошло с «Академией» (её заменил дубль «Крыльев Советов»), «Юностью Москвы» и кировским «Динамо». Ситуация с Кировом наиболее показательная. По моим данным, зарплату там не видели более трёх месяцев, никаких чётких финансовых гарантий перед процедурой лицензирования дано не было. В итоге за день до начала сезона «Динамо» выпускает официальное заявление о снятии с турнира. Каким образом «Динамо» получило лицензию на сезон? Какие практические финансовые гарантии должен предоставить клуб, чтобы пройти по всем пунктам многостраничного документа о лицензировании? Зачем давать лицензии всем подряд?

Вопрос второй, логично вытекающий из первого. Как себя позиционирует ФНЛ? Для чего существует эта лига? Правы ли мы, когда считаем, что две трети клубов этого турнира находятся на искусственном поддержании жизни только для того, чтобы отчитаться, что в регионе есть профессиональный футбол? Вопрос по позиционированию очень важный, потому что обычно менеджеры клубов второй лиги и руководители ПФЛ в своих редких интервью говорят ужасно пафосные вещи про подготовку резерва для более высоких лиг. И вот как на самом деле идёт эта подготовка: за день до сезона клуб закрывается, и два десятка игроков, большая часть из которых — молодые, вышвыриваются искать новые клубы. При этом в большинстве клубов состав сформирован, но даже если они найдут себе новую команду, то играть они сразу не будут, потому что всё (пусть и короткое) межсезонье наигрывался другой состав. Таким образом, полгода из жизни двух десятков спортсменов можно вычеркнуть. Можно ли назвать лигу с таким подходом профессиональной?

Вопрос третий, он же продолжение вопроса второго. Для чего существует группа «Восток» ПФЛ? Как можно назвать профессиональным девятимесячный турнир с трёхмесячным перерывом, где участвуют шесть команд, а победитель не поднимается лигой выше? По этому поводу срываются уже даже тренеры, но лига и Российский футбольный союз старательно делают вид, что ничего не происходит. Никаких мер и даже предложений, как исправить ситуацию, нет.

Вопрос четвёртый и важнейший. Первые матчи на выходных в группах «Центр» и «Запад» запланированы на девятый тур, в других зонах ситуация похожая. Ладно, предположим, что вопрос, для чего существует ПФЛ — риторический, но ведь важно понять другое: для КОГО существует эта лига? Люди, которые по-прежнему хотя бы изредка ходят на ПФЛ, — главные красавцы нашего футбола, они любят то, что любить почти невозможно. Вместо того чтобы поощрять этих людей, делать так, чтобы их становилось больше, в лиге делают всё, чтобы популяция футбольных романтиков и идеалистов (особенно в регионах) стремилась к нулю.

Антон Михашенок