Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
31 января, источник: Чемпионат.com

«На базе “Спартака” меня ждал сюрприз». Большое интервью с Педро Рошей

Педро Роша — о том, почему его выгнали из школы «Сан-Паулу» и почему к нему подошёл полицейский в Москве.

Источник: Чемпионат.com

Испания. Пятизвёздочный отель La Quinta, в котором на время сбора квартирует «Спартак». Прямо в холле бурлит фонтанчик. Мы с Педро Рошей садимся в метре от него.

— Бразильский футболист без единой татуировки. Вы правда существуете?
— Такое редко, но встречается. Пока большинство партнёров делали себе татуировки, меня это вообще не увлекало.

— Религия?
— Да, и из-за этого тоже. Отец всегда повторял, что ему не хотелось бы видеть татуировки на мне. Хотя у меня и желания особо не было. Только в детстве, но быстро прошло. У моих братьев есть татуировки, но я никогда даже в салоны не заходил.

— У вашей девушки Тами есть татуировка.
— Три! Они уже были у неё, когда мы начали встречаться. Мне нравятся рисунки на коже, если это не моё тело (улыбается).

Во время загрузки произошла ошибка.

«Сколари сказал играть спокойно — я пошёл и забил»

— Большинство бразильских футболистов из простых семей. Вы тоже?
— Да, жили мы смиренно. Не могли принести домой много вещей. Я счастлив, что начинал с низов, а теперь помогаю семье.

— В России детей отдают в футбольные академии с 6−7 лет. Вы начали заниматься в четыре года?
— Да. Я пришёл в школу, а там не было отделения для моего возраста. Из-за меня тренеру пришлось открывать дополнительный класс.

— В четыре года человек ещё ни черта не знает о мире. Как можно в таком возрасте определиться с желанием играть?
— Вы же представляете, как Бразилия помешана на футболе. Родители постоянно протягивали машинки, а мне они вообще были неинтересны. Первый мяч мне подарила бабушка. Больше я ничего не хотел.

— В 10 лет вам повезло оказаться в крупном клубе.
— Да, после просмотра меня приняли. Три года провёл в «Сан-Паулу» — с 2005 по 2008 год. Затем от меня отказались. Я не совсем понял почему.

— Что вам сказали?
— Что я не развиваюсь. С извинениями сообщили, что придётся расстаться. Я был разочарован. Даже думал закончить с футболом в 13 лет. Очень тяжёлый период. Отец меня поддержал, да и мать тоже. Они мотивировали не бросать дело.

Во время загрузки произошла ошибка.

— Матчи против «Сан-Паулу» стали для вас принципиальными?
— Помню, уже в составе «Гремио» я приехал стадион «Сан-Паулу» и забил им. Мы с родными много шутили на этот счёт. Но вообще, я искренне благодарен клубу, в котором меня многому научили за три года.

— За «Гремио» вы дебютировали при Фелипе Сколари?
— Да, в 2015 году. Он меня призвал из молодёжной команды и поставил в состав. Сколари доверяет молодым. Перед дебютным матчем сказал: «Просто иди и спокойно играй в футбол». Я пошёл и забил.

— В 2015-м Сколари было тяжело приезжать в Белу-Оризонти на стадион «Минейрао», где сборная Бразилии под его руководством уступила немцам 1:7?
— Было непросто. Ему всегда будет трудно со всем, что связано с той игрой. Я смотрел ту встречу по телевизору в компании друзей. Мячи залетали молниеносно: первый, второй, третий, четвёртый… Мы даже не успевали среагировать. Жёсткий момент для всех бразильцев. Всё-таки домашний чемпионат мира. Все ходили подавленные.

«Ко мне в аэропорту подошёл полицейский с газетой»

— Вы пришли в «Спартак» 31 августа. За сколько времени до этого узнали об интересе красно-белых к вам?
— За две недели. Сначала я не хотел уходить в летнее трансферное окно, но потом передумал. Я ведь всегда мечтал о Европе.

— Изначально «Спартак» хотел купить не вас, а вашего одноклубника Луана.
— Мы с ним жили в одном номере на сборах. Переход именно в «Спартак» мы не обсуждали, но было много слухов об уходе Луана в разные лиги. Он тоже мечтает поиграть в Европе, но решил ещё задержаться в «Гремио».

— Владелец «Спартака» Федун говорил, что готов был заплатить огромные деньги за Луана, но сделка сорвалась в самый последний момент.
— Так и было. Физиотерапевт «Спартака» Диего уже прилетел в Бразилию, чтобы провести тесты с Луаном. Однако он передумал. Уж не знаю почему. Его решение надо уважать.

— В какой момент вы поняли, что другой ваш партнёр по атаке уже выступал за «Спартак»?
— Я прилетел в Москву, подписал контракт и на базе наткнулся на фото Барриоса. Это был сюрприз! Я снял на телефон и переслал ему. Вскоре он ответил: «Ну да, вообще-то я тоже играл за «Спартак».

— О чём думали во время длительного перелёта из Бразилии в Москву?
— У меня в голове будто целый сериал проскочил перед глазами: как я начинал в четыре года, как я теперь лечу в Россию. Крутая траектория жизненного пути. Меня хорошо встретили и партнёры, и болельщики. Причём сразу по прилету в Москву меня просили сфотографироваться. Ко мне в аэропорту подошёл полицейский с газетой, в которой уже было моё фото.

«Снег казался любопытным лишь первую неделю»

— Где поселились в Москве?
— За пределами города — поближе к базе. Когда едешь на тренировки, не хочется стоять пробках.

— Все бразильцы привыкают первым делом к холоду, пробкам и новому языку. Ничего не упустил?
— Еда.

— А что с ней?
— Сильно отличается. По приезду я потерял 3 кило за неделю! Моя мама — повар. Я привык к её кухне. В России другие блюда, другие приправы. Сейчас мой организм уже адаптировался.

— Насколько вы довольны этими пятью месяцами в «Спартаке»?
— Этот отрезок ушёл на ознакомление с командой и адаптацию. Мне нужно было понять стиль футбола.

— Больше тактики?
— Нет. В этом плане сопоставимо с бразильской лигой. В России более силовой и контактный футбол, больше прессинга. Человек быстрее адаптируется, если играет. Я же лишь четыре раза выходил в стартовом составе. Это немного задерживает адаптацию. При этом я сам понимаю, что не могу играть всё время, если ещё не адаптировался. Уверен, 2018 год будет лучше.

— Вы ведь начали достаточно уверенно. Во втором матче отдали две голевые. В третьем — забили.
— В Бразилии у меня был отличный игровой ритм. Я много забивал и сразу по приезду действительно что-то получалось. Затем становилось всё холоднее.

— Много друзей отреагировали на фото, где вы играете при снегопаде?
— Ещё бы! У нас практически нигде снег не встретишь. Мне писали: «Боже! Мечтаю увидеть снег!» Ответил: «Я тоже мечтал, но оказалось любопытно лишь первую неделю».

Во время загрузки произошла ошибка.

— На сборы всегда берут много юных воспитанников. Кто сейчас выделяется?
— Из приехавших все парни могут вырасти в больших футболистов. Например, Бакаев всё время бьётся и что-то выдумывает. Я был таким же, хотел себя проявить.

— Каррера недавно рассказал, что между ним и бразильскими игроками «Спартака» произошло недопонимание в вопросе приезда на первый сбор. Главный тренер заверил, что теперь будет лично следить за тем, на какое время футболисты берут билеты.
— Поскольку Бразилия находится далеко, мы попросили один-полтора дополнительных дня на перелёт. Мы договорились, что вылетаем 11 января. Тренер рассчитывал, что 12-го мы сможем тренироваться. А мы прилетели 12-го вечером. Тут ещё смена часовых поясов повлияла. Мы с этим разобрались. Такое больше не повторится.

— В отпуске вы съездили на клубный чемпионат мира?
— Да, приехал поддержать «Гремио». До сих пор переживаю за команду, в которой у меня остались друзья. Сходил за них поболеть на полуфинал. Я на тот момент даже был в командном чате в WhatsApp. Хотя в начале января меня из него всё-таки удалили.

— Чтобы попасть на клубный чемпионат мира, «Гремио» выиграл Кубок Либертадорес. Вы смотрели финал в ноябре?
— Да. Ответный матч проходил в Аргентине, поэтому начался около 3 ночи по Москве. Я отрубился ещё до начала встречи. Проснулся уже в середине игры, когда забил Луан.