Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
26 января, источник: Спорт-Экспресс

Андрей Панюков: Сыгрался бы с Дзюбой в «Зените-2»

Ему всего 23, а он уже поиграл за шесть российских клубов и три зарубежных. В интервью «СЭ» нападающий «Зенита», в этом сезоне, в основном, выступающий в ФНЛ за дублирующий состав команды, рассказал о жизни в московской коммуналке, походах в горы в «Аяччо» и Константине Сарсании, который был его проводником в большом футболе.

— Что после дубля «Копенгагену» вам сказали Манчини и команда?

— Мистер похвалил не только меня, но и всю команду. Игроки просто поздравили, а особенно — Далер Кузяев. Проспорил он мне! «Забьешь два, — сказал, — куплю тебе новые кроссовки».

— Вы дружите с Кузяевым? Может, знаете, почему он не празднует свои голы?

— Да у него голов-то — по пальцам пересчитать. Пока не знает, как праздновать. Как раз сегодня вечером хотел зайти, посоветоваться! Далер — приятный парень: вместе в автобусе сидим. А по Питеру — на метро катаемся.

— Летом, в первом контрольном матче при Манчини, вы тоже забили, но осень провели в «Зените-2». Сейчас ничего не изменится?

— Не знаю, как будет, честно. Время покажет. А за основу «Зенита» я ведь уже сыграл, в Перми. Спустя столько лет выйти в премьер-лиге, даже на десять минут, — классные ощущения.

— До восьми лет вы жили в коммуналке. Где именно?

— ЮАО Москвы, Ясенево. По сути — обычные квартирные дома, но строились они как общажные, просто в дальнейшем приватизировались. Москвичей там жило мало, район «понаехавших». Да я и сам-то не столичный — родители у меня приезжие. Кстати, до сих пор живут в Ясеневе, а я там прописан. Правда, уже с 16 лет жил на динамовской базе, к родителям заезжал раз в неделю. А дальше уже пошли Химки, Нальчик, Калининград…

— Дрались во дворе?

— Случалось. Ребята соседские, в принципе, простые, жилось комфортно. Но когда район застраивался, его поделили на штаты. Поиграем в футбол, штат на штат — и идем «дорабатывать» на кулаках.

— В школе что было по поведению?

— Твердая тройка. На физкультуре мог попасть в рупор-звонок на стене. И случайно, и нет, по-разному. Сначала я учился в обычной школе, потом в спортивной, и везде — хорошо. Мамка гоняла! Только физику и химию не мог освоить. Да и литература-то не нравилась, но мама заставляла читать. Батя за футбол вообще суров, до сих пор мне пихает. Забил «Факелу» три, а папа все равно недоволен: «Пока не очень».

— Мама у вас бухгалтер, отец — сварщик. Сколько карманных денег давали?

— Рублей сто. Копейки, по сути. Это сходить в школу, пообедать, вернуться домой и еще съездить на тренировку. Иногда и откладывал — ради шоколадных палочек, «Обыкновенное чудо». До сих продаются, а тогда 20 рублей стоили! Не ел целый день в школе, терпел, и после тренировки в «Локомотиве» покупал сразу четыре штуки.

— Какая из последних книг запомнилась?

— Сейчас читаю Владимира Соловьева, который на «России» ведущий. «Апокриф», это в жанре фантастики. Раньше и не знал, что Соловьев писатель, а сейчас уже третью его книгу осваиваю. Первая — о Второй мировой войне. Мне интересна эта тематика.

— Благодаря Юрию Жиркову?

— Думаю, просто из-за того, что в детстве военные игрушки любил! Но когда был футболистом «Балтики», заходил в музей Великой отечественной под Калининградом, открытый Жирковым. Общались с Юрой об этом, он рассказывал, как собирает экспонаты. Сейчас, на сборах, все полчаса, что мы едем из отеля на тренировку, Жирков читает военную книгу. Живет этой темой.

— В 2008-м вы попали в ФК «Москва» и играли до самого его закрытия.

— Мы третье место по городу занимали. Команда неплохая: Левин, который сейчас в Чехии, Ташаев… Все потом в «Динамо» перешли.

— От кого из тренеров особенно доставалось?

— Расскажу про Александра Васильевича Новикова. У него больше всех матчей в истории «Динамо». Чисто советская тренерская школа. Вся команда очень его уважала, но он так смешно пихал! Фраза «ты че, …та [черт возьми]» у него вырывалась автоматом, как у всех тренеров его эпохи. В мой адрес, к счастью, нечасто.

Такая же легенда — Давыдов, с которым работали в этом сезоне в «Зените-2». Тоже советский тренер, в хорошем смысле. С молодежью умеет работать — не просто так его поставили начальником академии. Но вот поговорить с молодыми мог не всегда. Я-то уже поиграл, было что обсудить с Анатолием Викторовичем. А вот парни 18−19 лет…

— С новым главным тренером «Зенита-2» Константином Зыряновым уже знакомы?

— Еще на поле с Георгиевичем пересекались. У него мастерство не отнимешь.

— Сыграетесь в «Зените-2» с Артемом Дзюбой и Александром Анюковым?

— Конечно. До сезона еще надо дожить, всякое может произойти. Но поиграть с ними было бы приятно. Артема по сборам и тренировкам в «Зените» запомнил как человека позитивного, всегда на юморе. Когда над ним пошутят, не обижается.

ВТОРАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ ЛИГА НАМНОГО СИЛЬНЕЕ ФНЛ

— Пять лет назад вы уже могли оказаться в «Зените». Как узнали об этом?

— В новостях прочитал. Потом агент рассказал, но я о «Зените» даже не задумывался. Когда возник этот интерес, я и за «Динамо» не дебютировал. Ну какой смысл уходить?

— Боялись закончить, как Иван Соловьев?

— Ваня к тому моменту еще играл в «Динамо». Нет, не боялся. Менталитет у нас немножко разный. Что с ним случилось в «Зените», понимаю. Но если озвучу, как есть, может получиться обидно.

— Ладно, а примеры Рязанцева или Могилевца летом 2017-го не смущали?

— Да мы все разные люди. Кто знает, что будет весной?

— Если ничего не изменится — уйдете?

— Надо доиграть до конца сезона, а там видно будет. Решат оставить в «Зените-2» — так тому и быть. Мое дело — забивать.

— За два года в Европе вы не поднялись выше французской лиги 2. Это провал?

— Отыграть весь сезон в «Аяччо» — не провал. Там уровень выше, чем в нашей ФНЛ. Намного. И зарплаты гораздо больше — а значит, и игроки лучше. На условный «Ланс» во второй лиге ходит сорок тысяч, в ФНЛ — максимум пять. Есть разница?

— Временем в «Аяччо» довольны?

— Однозначно. Опыт огромный. И не думаю, что сейчас кто-то (из россиян. — Прим. «СЭ») в 19 лет мог бы уехать во вторую лигу Франции.

— Лысцов играет в «Бенфике».

— В дубле. В 22 года.

— Корсика — особое место?

— Местные себя и французами не считают! Место шикарное, курортное, там Наполеон родился. Я жил в центре города. Комфортная европейская двушечка. По расположению — топ: до моря сто метров. Хотя поиск квартиры, когда я только приехал, стал проблемой. Конец августа, много народу, да еще и цены высокие…

— Другие бытовые трудности возникали?

— На Корсике не дружат с английским. Ряд вопросов урегулировать было нелегко — когда ходил в посольство и получал вид на жительство, или когда интернет в квартире провести не могли. Хорошо партнеры по команде помогли. Например, Зана — он в «Ренне» в лиге 1 выходил. Еще один мой дружочек — Пап Сиссе. Сейчас он, кстати, в ПАОКе. С младшим братом Стива Манданда Риффидо до сих пор переписываемся. Коллектив в «Аяччо» был хороший. После игры часто сидели в кафешках на пляже, а бывало, и в походы ходили. Все игроки и тренеры лезли на гору.

— Самый забавный кадр в «Аяччо»?

— Жорис Сайнати. Когда я пришел, он получил 50-матчевую дисквалификацию за драку на поле. В итоге КДК закрыл его только до конца сезона.

— После «Аяччо» вы должны были уйти в «Ним». Почему сорвалось?

— Там мне предлагали условия намного лучше. Поступило конкретное предложение, но вмешалась бюрократия: что-то начудили с визой. А в «Аяччо» все сделали за день!

— Аренда в «Брагу» не удалась?

— Мне там не понравилось. Футбол, в который играла команда, клуб в целом… Вспоминаю «Брагу», и слеза наворачивается. Апатия и ужас. Тренер три раза в неделю давал тест Купера. Просто уму не постижимо. А потом удивлялся, почему команда не бегает и играет в супер-оборонительный футбол даже с аутсайдером. Когда у ворот «Браги» стандарт, форвард должен был садиться к чужому опорнику. Это идиотизм. Потом меня спрашивает: «Почему ты не успел, когда защитники выбили мяч?» Я ракета, что ли? У защитника фора 15 метров!

НА МЕСТЕ СМОЛОВА ВЫБРАЛ БЫ АНГЛИЮ

— Ваша цитата: «Покатался по Европе. Хочу дома денежку заработать. Получать по 1200 евро в месяц — не совсем хорошо».

— Преподнесли эту фразу в таком нехорошем виде… Если бы я это сам прочитал, подумал бы так же, как все про меня подумали. Просто хотел сказать, что рад вернуться в Россию. Пережил много переездов, а дома всегда приятнее.

— Но 1200 евро в месяц — это в Литве, а в «Аяччо» вы получали 6500. Мало?

— С премиальными — вообще нормально. Помню, победили «Нанси», зашел в раздевалку президент. Корсиканцы запели какую-то песню (я снимал на телефон), как бы намекая президенту. Он, по-моему, закричал: «Тройные!».

Деньги мне во Франции были некритичны, главное — играть. Как и сейчас. Ни на что не трачусь, разве только родителям помогаю.

— Что вы смогли себе позволить за последние полгода?

— Съездил в отпуск в Дубай. Летел эконом-классом.

— Зачем было ломать систему в 2015-м, уезжать в Европу, чтобы теперь променять ее на ФНЛ?

— Меня многие осуждали за пути, которые я выбирал. Сначала считали, что я уехал из России, потому что никому не нужен. Это не так, варианты всегда имелись. Думали, в Литве я ничего не добьюсь — а я 30 голов забил. Говорили, что во Франции я вообще выходить не буду — а я отыграл больше половины сезона, в том числе на кубок против «Сент-Этьена». В 19 лет! Не ожидали, что я в «Зените-2» буду что-то забивать — пожалуйста, практически в каждом туре.

— Ну да, в ФНЛ, где вы, как недавно говорили, «наигрались».

— ФНЛ — не прогулка. Тем более в «Зените-2», который борется за выживание и играет 18-летними. Ребят постарше немного: я, Егор Бабурин, Влад Сиротов. Еще был Максимка Карпов, мы хорошо общались. Сейчас он в Хабаровске. У остальных — то мандраж, то неопытность сказывается. Атаки «Зенит-2» создает с трудом. Я имею один момент за матч — и еще как-то реализовываю.

— Разве в Европе у вас было не больше шансов прогрессировать?

— В России футболистам тоже можно расти. И растут же. Взять Головина, Миранчуков. Все они могут заиграть в европейских топ-лигах.

— Представим: Федор Смолов выбирает между средним клубом АПЛ и «Зенитом». Что бы вы предпочли?

— На его месте — Англию. Федя сильный футболист и точно бы там заиграл.

— Хотите вернуться через несколько лет в Европу — уже в высшую лигу?

— Далеко не заглядываю, но почему нет?

— Очевидно, что в «Зенит» вас привел Константин Сарсания. В Европе выгодных вариантов не было?

— Почему? Были. Но Константин Сергеевич, мой начальник, говорил, что делать. Все шло в диалоге, но его мнение многое значило. Допустим, еще в Литве меня просматривали скауты «Монако». Но Сергеевич сделал другой выбор, и я послушал.

Константин САРСАНИЯ | Источник: Спорт-Экспресс

САРСАНИЯ УМЕЛ ВСЕ

— Когда вы познакомились с Сарсанией?

— На сборах «Динамо». Он сам изъявил желание пообщаться. Я знал, что это спортивный директор, но лично никогда его не видел. Я хорошо себя проявил, «Динамо» предложило переподписать контракт. Сидели друг напротив друга, как с вами. Он говорил: «Сейчас будешь получать чуть больше. Продолжай в том же духе».

— Какие качества вы больше всего ценили в Сарсании?

— Порядочный, добрый человек. Даже чужие люди с трудом говорили ему «нет». Он постоянно находил компромиссы. Хотя с таким статусом мог легко отказать. Но он умел обсуждать. Да все он умел.

— За это вы называли его боссом?

— Именно. У меня в карьере пошел толчок из «Атлантаса». Многие молодые литовцы, игравшие за 500 евро, уезжали в аренды в «Сент-Этьен», в «Лилль». Если б не Константин Сергеевич, максимум в Латвию бы уехали.

Он очень любил меня как человека и футболиста. За всеми играми «Аяччо» он следил. По любому вопросу я ему набирал: «Константин Сергеевич, что будем делать дальше?» Он всегда был на связи. Даже в «Атлантасе» давал установку, держа в руке два телефона. Один — кнопочный, фартовый. Звонок, он смотрит на экран: ага, отбой.

— Как узнали, что Сарсания уходит из «Атлантаса» в «Зенит»?

— Он прямо объяснил: «Извините, но от таких вариантов не отказываются».

— Руководству?

— Константин Сергеевич сам был руководством. В раздевалке сказал, ребятам. Потом, в начале июня, наступил перерыв, и русские ребята стали разъезжаться на просмотры. Олег Дмитриев — в «Балтику», защитник Сережа Обивалин — в «Ростов». Думаю: «Блин, один я остался. Что делать-то?» Смотрю, а у «Зенита» в десятых числах начинается сбор. За день до его начала мне позвонил Сарсания: «Скоординируйтесь с администратором “Зенита”, летишь в Австрию».

— Прилетели с лишним весом?

— Два кило. Сарсания подозвал к себе: «Андрюсик, не скинешь до конца сбора — домой поедешь». И в Литве в 2015-м такое было. Все тренируются, а я бегаю. Помню, у «Атлантаса» контрольный матч, я приезжаю в форме, надеваю щитки. Подходит Сарсания: «Сегодня тебе щитки не нужны. Вот тебе второй тренер, иди работай». Пришлось выполнять одно из излюбленных заданий Сергеича. «Умри» называется.

Сейчас уже этих проблем нет, из отпуска вернулся в норме.

— Как встретили новость о смерти Сарсании?

— «Зенит-2» играл с Томском. Заходим в раздевалку: выиграли, я забил на последней минуте. Моюсь, достаю телефон, сообщение от мамы: его не стало. Я вначале не поверил. Позвонил агенту, тот подтвердил. До похорон я не испытывал горечи утраты: просто не мог осознать. У меня никогда в жизни не было таких потерь.

— Последний разговор с Сарсанией?

— За неделю до кончины написал сообщение — когда я забил, что ли. «Молодец, так держать». За три-четыре дня созвонились, он только вернулся из Литвы. Бросалась в глаза усталость. В последнее время подхрамывал, а тут прям совсем тяжело ходил. Но я никак не предполагал того, что случилось. Обычно чем больше Сергеич уставал, тем больше кайфовал.

— «Зениту» без Сарсании стало тяжелее?

— Его уход — потеря не только для клуба, но и для всего футбольного мира. Такого человека, с таким статусом и влиянием в нашем футболе не было и в ближайшее время не будет.

— С сыном Сарсании Денисом знакомы?

— Да, общались. Впервые увиделись на похоронах. Денис приехал в Питер за вещами. Буквально вчера разговаривали. Гены от папы передались. Не знаю, как Денис будет их развивать, но все задатки при нем.

Александр МУЙЖНЕК
из Дубая.