Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
19 декабря 2017, источник: Известия

Руководитель «Ростова»: От Лиги чемпионов нам достались лишь новые долги

Руководитель «Ростова» Арташес Арутюнянц — о назначении Валерия Карпина главным тренером, финансовом состоянии клуба и результатах команды.

Источник: РИА "Новости"

Футбольный команда «Ростов» в нынешнем сезоне РФПЛ демонстрирует не самые стабильные результаты. Летом в стане дончан сменилось руководство, тренерский штаб и большинство футболистов, а сам клуб вот уже несколько лет работает в условиях серьезных задолженностей. В эксклюзивном интервью «Известиям» президент «Ростова» Арташес Арутюнянц рассказал о курсе на финансовое оздоровление, ожиданиях от сезона и новом главном тренере команды — Валерии Карпине.

— Как оцените первую часть сезона для ФК «Ростов»?

— Если говорить о спортивной составляющей, то, безусловно, мы рассчитывали на большее. Мы недовольны результатами и качеством игры. К сожалению, пока команда не оправдывает ожиданий болельщиков, но они должны нас понять — в текущей ситуации место в пятерке было бы похоже на чудо.

— Вы имеете в виду финансовое положение клуба?

— В том числе. Мы строим команду в жестких реалиях финансового дефицита. Когда мы принимали «Ростов», клуб был на грани банкротства: огромные долги, судебные иски от всех, кого только можно представить… В активе — несколько футболистов основного состава, «молодежка», база клуба и детско-юношеская школа, из которой один за другим уходили дети.

— Но вы же не могли не оценивать финансовое состояние клуба перед тем, как согласиться на пост президента?

— Да, и поэтому мы здесь. Команда была на грани банкротства. Мне звонили друзья, футболисты — опасались, что «Ростов» повторит путь «Томи»: игра молодежным составом, вылет в ФНЛ… Я, как коренной ростовчанин, понимал, что такое развитие событий неприемлемо. И поэтому сам предложил губернатору Ростовской области свою кандидатуру. Можно не сделать шаг — и потом жалеть потом об этом всю жизнь. А можно попробовать и постараться сделать так, чтобы команда играла и боролась за участие в еврокубках.

— В прессе была информация, что правительство Ростовской области выделило клубу 570 млн рублей. Это так?

— Правительство рассчитывает бюджет исходя из календарного года, а в футболе мы считаем по сезонам. С момента нашего прихода на сезон-2017/2018 мы получили из этой суммы 189 млн рублей. Остальные деньги были получены в прошлом сезоне. Василий Юрьевич (губернатор Ростовской области Василий Голубев — «Известия») нам очень помогает, мы чувствуем его поддержку. Губернатору небезразлична судьба команды, он искренне заинтересован в ее успехах.

— Как обстоят дела с поиском спонсоров?

— Мы работаем в этом направлении и на днях подписали соглашение о титульном спонсорстве, детали озвучим в ближайшие дни.

— На старте сезона команда шла в тройке, и казалось, что столь масштабные изменения не повлияют на спортивные результаты…

— Мы все понимали, что это похоже на чудо. Еще до начала чемпионата мы закладывали первый сезон на «перезагрузку» в клубе. Это касается всего: игроков, финансов, детско-юношеской школы, управления, маркетинга. Команда после сборов выдала прекрасный отрезок, но затем результаты пошли вниз. Сейчас перед «Ростовом» стоят задачи сохранения прописки в РФПЛ без стыковых матчей.

— «Ростов» явно не добрал очков в играх с «Локомотивом», «Рубином», хабаровским СКА и «Амкаром». Это было невезение или объективные факторы?

— И то, и другое. После успешного старта последовали травмы Юсупова, Гацкана, Калачева, Дядюна, Могилевца… Там, где люди сетуют на невезение, я вижу объективные факторы. Где-то были совершены ошибки в физподготовке, где-то не хватило глубины состава. Значит, необходимо добавлять в своей работе, искать внутренние резервы. Сейчас приложим все усилия, чтобы этот сезон, который мы заложили на «перезагрузку» и финансовое оздоровление, закончить на мажорной ноте. Клуб на момент нашего прихода погряз в долгах и судебных исках. Мы не считаем этичным раскрывать все цифры. Но только по налогам с июня по декабрь 2017 года мы выплатили более 478 миллионов рублей. Было погашено и много других задолженностей. Это долги, которые тянутся за клубом долгие годы. Представьте, скольких на эти деньги можно было купить футболистов, причем достойного уровня.

— А как же деньги от Лиги чемпионов, которые клуб получил в этом году?

— Никаких секретов: «Ростов» получил около €23 млн от участия в Лиге. Около 30% из них ушло на премиальные команде. Остальные — на выплаты по заработным платам. Более того, налоги с полученных сумм уплачены не были, и с ними приходится разбираться нам. Плюс оставшиеся долги по зарплате за прошлый сезон. Мы выплатили все задолженности и постарались стабилизировать выплату заработной платы и премий действующим игрокам, а долги перед ушедшими футболистами остались. Постепенно мы их закрываем. Поэтому от Лиги чемпионов нам достались лишь долги.

— Бесплатные переходы игроков, огромные премии, неуплата налогов — как это произошло?

— Это вопросы не к нам. Для себя мы приняли решение — если клуб при нас очистится финансово, сбросит с себя бремя долгов, слезет с кредитной иглы и начнет жить по средствам без угрозы банкротства — это будет успех. Надо сократить долг до минимума, чтобы в будущем это не мешало развитию.

— Насколько удачной была продажа Михи Мевли перед закрытием трансферного сезона?

— Мы не хотели продавать Миху. Это вообще не входило в наши планы. Миха был системообразующим игроком, поэтому было больно расставаться с ним, когда мы приняли решение по его продаже. Но к сожалению, другого выхода не было. Это вынужденный, спровоцированный финансовой ситуацией шаг. При этом у нас был вариант на замену, но вмешался форс-мажор. Ситуация сложилась тяжелая, но не безвыходная. Все же у нас имелись Бобен и Макеев, которые могли закрыть позицию центрального защитника вместе с Ингасоном и Вилюшем.

— Этой зимой будет усиление состава?

— Да. Работа ведется с августа.

Нам необходимо усиление, причем с перспективой на сезон-2018/2019. Мы понимаем, что за одно трансферное окно невозможно сформировать команду, решающую серьезные задачи.

Мы отвели на комплектование команды три трансферных окна. Сейчас будет второе. Мы будем покупать игроков, кого-то отдавать в аренду, чтобы ребята получали игровую практику. С кем-то придется расстаться. Идет планомерная работа по усилению состава в каждой линии.

— Из ваших летних приобретений уже заявил о себе центральный защитник Сверрир Ингасон. Есть вариант его продажи?

— Нет. В это трансферное окно мы не планируем продавать Ингасона.

— Как летом происходило назначение Леонида Кучука?

— Когда мы принимали команду, была сложная ситуация — мало кто верил, что нам удастся собрать команду за две недели. Мы искали тренера и обратились к Леониду Кучуку. Леонид Станиславович в тот сложный период согласился вместе с нами строить коллектив. Это был мужской поступок. Считаю, что несмотря на то, что у нас не все получилось, он — хороший тренер и порядочный человек, который не боится сложных вызовов. Также тем летом мы предлагали возглавить «Ростов» Дмитрию Кириченко, но он отказался.

— Почему сейчас предпочли кандидатуру Валерия Карпина?

— Понимаете, главный тренер — это очень ответственный выбор. Здесь нельзя руководствоваться эмоциями, необходимо подходить к вопросу вдумчиво и системно. С Карпиным перед назначением мы неоднократно встречались, общались по 6−7 часов. Нам было важно понять его видение футбола, кто входит в тренерский штаб (у Карпина он полностью состоит из испанских специалистов, работавших в «Реал Сосьедад», «Депортиво» и «Эспаньоле»), узнать его взгляд на тактику, план подготовки команды, по каким схемам он собирается играть, его мнение по текущему составу и по необходимому усилению. Важным было, какие задачи мы сможем решать и что для этого необходимо. Не менее важным был и вопрос о тренере по физподготовке и реабилитологу.

— У вас были еще кандидаты на эту должность?

— У нас их было всего два — Валерий Карпин и Дмитрий Кириченко. После матча с «Уфой» мы встретились с Кириченко и попросили его расписать план подготовки и предоставить информацию по формированию тренерского штаба. Мы должны были понимать, как Кириченко смотрит на футбол, каким видит развитие команды, как будет готовить ее на сборах и самое важное — как он будет выстраивать отношения с игроками. В назначенный день он не предоставил никаких материалов и не вышел на связь. Мы восприняли это как отказ от дальнейших переговоров. К нашему большему сожалению, ведь его кандидатуру поддерживали наши болельщики.

— А как же слухи о назначении Леонида Слуцкого?

— Мы не знаем, откуда берутся все эти слухи. Но мы знаем, что Леонид Викторович хочет продолжить работу в Европе. Поэтому вступать в переговоры было бессмысленно. Но мы рассчитываем на сотрудничество в области детско-юношеских команд. Надеемся, что он выступит консультантом в вопросах подготовки молодых футболистов.