Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
10 ноября, источник: Спорт-Экспресс

Неуязвимый Вернблум. Особое мнение Игоря Рабинера

Обозреватель «СЭ» — о главном скандальном эпизоде матча ЦСКА и «Локо».

ДВОЕМЫСЛИЕ

Когда-то писатель Джордж Оруэлл в романе «1984» ввел в обиход термин «двоемыслие». Означает он способность придерживаться двух противоположных убеждений одновременно и, согласно автору, «непрерывную цепь побед над собственной памятью». На двоемыслии основаны лозунги из антиутопии: «Война — это мир», «Свобода — это рабство», «Незнание — сила».

История с разбором в футбольных коридорах хулиганства Понтуса Вернблума в матче «Локомотив» — ЦСКА — не просто верх лицемерия, а ярчайший индикатор даже не двое-, а троемыслия наших футбольных властей. Причем ладно бы речь о разных организациях — все цитаты, которые я приведу ниже, принадлежат разным ветвям одного и того же дерева под названием РФС. Уж вроде здание-то одно — Дом футбола. Так хотя бы созвонитесь и договоритесь, чтобы не путаться в показаниях!

БУДОГОССКИЙ

Сначала наш главный судья над судьями Андрей Будогосский объявляет, что удар Вернблума локтем в лицо Алексею Миранчуку — «сто пудов желтая карточка». Вот прямо так — «сто пудов»! То есть даже обсуждению тема, по Будогосскому, не подлежит. И тут пару дней спустя выясняется, что контрольно-квалификационная комиссия (ККК) — организация, определяющая оценки судей и влияющая тем самым на их гонорары и дальнейшие назначения и отстранения — влепила арбитру матча Сергею Карасеву оценку ниже «восьмерки», что аналогично либо «двойке», либо даже «колу» по пятибалльной системе. За две ошибки, одна из которых — то самое неудаление Вернблума за фол на Миранчуке. И теперь, видимо, как минимум до конца ноября его посадят на «скамейку запасных».

Скорее поверю в то, что сверхжесткость оценки, выписанной Карасеву, связана не «с полным соответствием с нормативными инструкциями УЕФА, которым точно следуют и в России», как выразился во вчерашнем интервью «СЭ» Будогосский (при этом даже саму оценку не назвав и тем более ее не мотивировав), а с давними контрами между главой департамента судейства и инспектирования РФС и единственным российским арбитром, у которого есть шанс обслуживать ЧМ-2018.

Это, может, у Будогосского двоемыслие, а я, не стремясь к «непрерывной цепи побед над собственной памятью», вспоминаю, что в межсезонье без видимых причин Будогосский попытался понизить Карасева в статусе и не отказать ему в праве судить матчи РФПЛ — что стало бы самострелом по части возможности для российского рефери судить матчи чемпионата мира. Потом тема сошла на нет, Карасев начал сезон в привычном ранге. Но теперь, кажется, все идет к тому, с чего начиналось. При том что в оценках ни тренерского штаба, ни руководства «Локомотива» я ни разу не слышал требований безжалостно покарать арбитра, не увидевшего удаления. В конце концов, ни одного его решение не исказило исход сложнейшего для судейства матча, а то, что он не разглядел проделок опытнейшего провокатора Вернблума — так это вопрос к людям, которые накануне сезона не дали добро на эксперимент с ВАР в России. Уж видеоглаз-то в моменте с Миранчуком точно вынес бы верный вердикт.

Кто-то наивный скажет, что Будогосский не входит в ККК, а стало быть, не может влиять на ее решения. Ограничусь на этот счет снисходительной улыбкой. Из всей комиссии только об Александре Егорове знающие люди говорят как о человеке, абсолютно неподконтрольном Будогосскому. Может, наговаривают, конечно. И есть хотя бы кто-то второй… Но вряд ли это, допустим, Максим Лаюшкин, в свое время досрочно закончивший судейскую карьеру при президенте РФС Николае Толстых и реабилитированный нынешним судейским боссом — а значит, и обязанный ему по полной программе.

КДК

Наконец, контрольно-дисциплинарный комитет (КДК) — опять-таки структура РФС — вообще не стал рассматривать вопрос об ужесточении наказания Вернблуму. «Этот эпизод мы даже не рассматривали, — заявил председатель КДК Артур Григорьянц. — Судья дал ему свою оценку и показал желтую карточку». При этом в пункте 3 имелось важное замечание о том, что такое решение принято в связи с тем, что Карасев ВИДЕЛ эпизод и расценил его как повод для предупреждения. Дескать, если бы не видел, — другое дело, КДК вправе был бы задним числом влепить Вернблуму дополнительную дисквалификацию.

При этом все, кто видел матч и повтор ситуации, в том числе и расположение арбитра, не сомневаются в том, что Карасев как раз-таки не видел момента удара. Как не видел и эпизода в добавленное время, когда, возможно, все тот же Вернблум ударил правой рукой уже Игоря Денисова. Тут, в отличие от эпизода с Миранчуком, где все видно во всех деталях, качественного повтора не было, и КДК, по словам Будогосского, счел нужным обратиться в департамент судейства с просьбой дать оценку моменту. Но он не ответил, потому что якобы… не получена позиция судей!

А почему не получена-то — очень сложно? Может, просто не спрашивали? Карасев ведь даже в прессе кратко высказался, не став вдаваться в эпизоды, но в целом более чем критически оценив свою работу на этой игре. То есть никуда он не исчезал и готов давать честные оценки. Если уж в общем доступе, то в узком профессиональном кругу — уж точно.

Мои источники свидетельствуют, что:

1) эпизода с Миранчуком Карасев не видел, а отреагировал на отмашку флагом ассистента Антона Аверьянова, который счел, что фол Вернблума тянет на желтую;.

2) КДК даже не счел нужным поинтересоваться у судейской бригады подробностями этого эпизода, а главное — видел ли рефери его сам или ориентировался на мнение коллег по бригаде. А это говорит о том, что отказ от усиления наказания Вернблума со ссылкой на то, что Карасев уже оценил ситуацию желтой карточкой, — чистой воды формалистика, и ведомство Григорьянца даже не пыталось ни в чем разобраться, а отстранилось от лишней головной боли изначально;.

3) При этом КДК попросил судей написать оценку момента с Денисовым, которого в деталях не разглядел вообще никто, в том числе и телекамера. Арбитр, насколько мне известно, написал — а в результате мы читаем слова Будогосского, что позиция судей не получена! Бумага затерялась в коридорах Дома футбола, что ли?

Итак, одной эрфээсовской рукой фол неуязвимого (всего одно удаление в России при его манере игры) Вернблума на Миранчуке квалифицируется как «сто пудов желтая», другой автору желтой Карасеву за неудаление шведа ставится «кол», третьей ошибочно неудаленному Вернблуму отказываются ужесточить наказание…

Поистине классическое двое-, а то и троемыслие на Таганке.