Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
19 июля, источник: Советский спорт

Сергей Прядкин: Знаете, что стало с аренами ЧМ-2010? Кадры, как в «Безумном Максе»

Глава РФПЛ Сергей Прядкин в большом интервью «Советскому спорту» — о телеправах, потолке зарплат и грустном настоящем стадионов ЧМ-2010.

Источник: РИА "Новости"

«СЕМИН НАКИНУЛСЯ: «АДРИАНО НАДО БЫЛО УДАЛЯТЬ!»

— Первый тур прошел, а поле в Махачкале уже в плохом состоянии.

— Мы разговаривали с руководителями «Анжи». За 10 дней до старта сезона газон был просто прекрасный. Но клубный агроном упустил момент, когда в Дагестане ударила жара. В итоге подгорело поле. В «Анжи» заверили, что к следующему туру покрытие приведут в порядок. Но если откровенно, я еще Сулейману Керимову об этом говорил, место для стадиона выбрано неграмотно. В этом месте трава в принципе плохо растет, слишком много соли в воде и воздухе. А, следовательно, и в земле. К примеру, у «Терека» на тренировочном поле лежит синтетика последнего поколения. Она не испаряется, игроки не жаловались. Возможно, когда-то такой газон появится в Каспийске на «Анжи-Арене».

— После матча за Суперкубок Юрий Семин что-то яро вам высказывал. Что?
— Он подошел ко мне с фразой «Адриано надо было удалять». Я говорю: «Юрий Палыч, ну не я судья. Я отвечаю за организацию, а за судейство — соответствующие органы. Возьмите медаль, а потом поговорим об этом». И тут же Семин говорит: «Я за видеоповторы, нам надо вводить видеоповторы!». На пресс-конференции он эту тему продолжил. А в целом, мне понравилась организация Суперкубка. И церемонию открытия мы вовремя провели, и подиум соответствующий собрали. Мы в последний момент решили сделать награждение по аналогии с еврокубками. Антураж вокруг матча понравился. Конечно, в регионах такие матчи надо тоже проводить, тут у нас с Виталием Мутко разные мнения. Он считает, что финалы кубковых турниров нужно проводить в «Лужниках».

— На матче фанаты обеих команд вывесили не относящиеся к футболу баннеры (против фильма «Матильда» Алексея Учителя — прим. Ред.).
— Это неприятно уже потому, что не имеет ничего общего со спортом. Я просто не понимаю действия фанатских объединений. В Черкизово я приехал за три часа до матча, ко мне подошел Александр Мейтин и доложил по поводу одного баннера. Спартаковцы попросили вывесить несанкционированный баннер, посвященный гибели своего друга. Я попросил фанатских руководителей показать растяжку. Ничего там имперского, никаких расистских замашек не было. Я разрешил и попросил достойно вести себя, это открытие сезона. А видите, как получилось…

— Существует контроль того, что приносят фанаты?
— Существует только в момент согласования с органами правопорядка. Мы смотрим, какой направленности баннер.

— То есть, Мейтин видел баннеры «Учитель, руки прочь от русского царя»?
— Эти нет. Как их пронесли туда? Я вот тоже задаюсь вопросом, как проносят те же файеры. Зачастую они появляются на трибуне заранее? Но как тогда объяснить, что кинологи с собаками не могут их обнаружить? Вы же понимаете, что лидеры фанатских объединений управляют своими группировками. И чтобы проявить себя, пройти «курс молодого бойца», каждый должен что-то как-то пронести. Почему люди не проносили пиротехнику на Кубок конфедераций? А ведь людям давали такое задание, и файеры изымались на входе. Но был соответствующий досмотр. Кстати, тут новое предложение от фанатов поступило.

— Какое?
— Говорят, давайте мы не будем жечь файеры, но разрешите нам использовать пищевую краску. Но нельзя заниматься сотрудничеством в одностороннем порядке. Не раз было: звонят фанаты, просят помочь, мол, изначально цена на фанатские билеты были одни, а по приезду оказались в два раза выше. И мы помогаем. Вот поэтому я вообще не понимаю, почему они так поступили на Суперкубке. В принципе, нас обманули. Не ожидал такого.

«А ЕСЛИ БЫ РЕБЕНОК КАКОЙ УПАЛ? ЗАДАВИЛИ БЫ»

— Болельщики «Спартака» пели про Гилерме оскорбительную расистскую песню. Что дальше?
— Комиссар напишет рапорт позднее (разговор состоялся в понедельник. — Прим. Ред.). Пока не знаю, что будет зафиксировано в нем. Я и этого не понимаю, честно говоря. Абсолютно. Кстати, в ответ от фанатов «Локомотива» тоже звучали обидные кричалки в адрес Промеса. Ну что это такое? Это фанаты или кто? Какие-то люди явно идеологически настраивают других. Значит когда на свой страх и риск, РФС, РФПЛ и «Спартак» сняли все барьеры и выпустили болельщиков в матче с «Тереком» — пожалуйста. Я не из пугливых, но с квадратными глазами выходил на переполненное поле для награждения команды. Лидеры фан-движения подходили и уверяли, что все будет хорошо. А как вы «Терек» после финального свистка с поля уберете? А если бы ребенок какой упал? Задавили бы. Но мы пошли на этот риск, пошли болельщикам на встречу. Так зачем в отместку так себя вести?

— Может, они занимаются демонстрацией? Мол, был ВОБ (Всероссийская организация болельщиков. — Прим. Ред.), все было хорошо, а теперь?

— Если кто-то думает, что ВОБ разогнали — это не так. Он сам себя изжил.

Я стоял у истоков его зарождения, помню то время. Мы ребят возили по Кавказу, проводили там собрания. Были тогда противодействия кавказских и русских группировок. Удалось тогда все сгладить. В какой-то момент Александр Шпрыгин потерял контроль над ВОБ. От него отвалились крупные группировки — ЦСКА, «Спартак», потом «Динамо». Он опирался на региональные объединения — Владимир, Ярославль и другие — а с большими объединениями, которые создают погоду, испортил взаимоотношения.

— Как сделать так, чтобы в РФПЛ болели так, как на Кубке конфедераций?
— Мы разрабатываем карточку фаната, в принципе тот же fan id. Она даже согласована со всеми клубами, MasterCard нам поможет с материально-производственной базой. У почти каждого клуба есть банк-партнер. На этих платформах мы планируем ввести такую карту. Возможно, надо вводить паспорт болельщика, которым многие уже обзавелись.

— Через сезон?
— Ну не сейчас, конечно. Надо подготовиться. Вместе с этим нужно ввести систему видеоконтроля и отслеживания нарушителей, систему контроля доступа. Это оборудование уже стоит на всех стадионах РФПЛ, специальная написана программа. MasterCard выделил на нее деньги.

«КАЛЕНДАРЬ УЖЕ МЕСЯЦ СУЩЕСТВУЕТ, ЧТО ЕГО МУССИРОВАТЬ?»

— Календарем многие недовольны. Гендиректор «Динамо» Евгений Муравьев уже негативно высказался по поводу того, что его команда в жаркие летние дни играет выездные матчи в Грозном, Махачкале, Краснодаре и Ростове-на-Дону. А домашние, московские, матчи с этими же командами — в холодный осенне-зимний период.
— Что значит — Муравьев высказался? Клуб должен официально обратиться к нам с просьбой, почему мы приняли такое решение. При составлении календаря все клубы находились в равных условиях. Тогда давайте выслушаем остальных 15 участников чемпионата. Половина из них точно просила бы лучший календарь для себя.

Мы не можем дать одной команде семь матчей сыграть на выезде, а потом столько же дома. Кто-то хочет играть зимой в южных регионах, а осенью — наоборот. Но вот вам пример: в прошлом году «Локомотив» поменялся кругами с «Томью», а оказалось, что в Томске было тепло, а в Москве — дубак! Нормально? Все погодные условия предусмотреть невозможно.

Журналист «Матч ТВ» меня недавно попросил рассказать о календаре. А что рассказывать? Он уже как месяц принят, зачем эту тему еще раз муссировать? Мы, кстати, это календарь приняли с первой попытки. Раньше мы по три-четыре раза его переделывали, с помощью электроники его составляли, англичан просили помочь. А тут сразу все утвердили. Условий в этом календаре много, как всем угодить?

Календарь составлялся по таблице Бергера. Но это не значит, что мы просто вписали 16 клубов. Сначала нужно выдержать все условия, чтобы какие-то команды в пятом туре не пересеклись, в двадцатом. И затем еще — массу других условий. Проще говоря, подстройся мы под желания одной из команд, то сильно пострадали бы остальные.

— «Спартак» и ЦСКА сыграют 10 декабря. Их это устраивает?
— К нам клубы не обращались. С их стороны никаких недовольств высказано не было. Виталий Мутко сначала тоже был недоволен календарем, но когда увидел его воочию, со всеми международными паузами и еврокубками, сильно удивился: а когда нам играть? Он был в шоке. Могу заверить, что в Европе постоянно обсуждаются календари. Хотя у них есть возможность играть в феврале и январе. В Англии вообще без перерыва играют. И все равно недовольны.

«ДРУГОГО ВЕЩАТЕЛЯ НЕТ»

— РФПЛ хочет, чтобы «Матч ТВ» платил за права на чемпионат России на 50% больше. На чем основано это желание?
— Вы были на пресс-конференции, когда я это сказал? Тогда расскажу, как было. Представьте, встает журналист из одной экономической газеты и говорит: «Что бы вы хотели относительно телеправ?». Я отвечаю: «Хотел бы процентов на 50 поднять цену». И все, пошли разговоры. Поэтому поясняю: то, что мы делали несколько лет назад, затянулось. Когда у нас была «Лига-ТВ», мы были за платную форму сотрудничества. Потому что иных денег для клубов не заработаешь. Мы, конечно, благодарны «Газпром-Медиа», что он платит эти деньги, но это не рыночные средства. И в этом сегменте мы серьезно не добираем. Тогда в «Лиге-ТВ», основываясь на том, что мы делали по платной подписке, планировали выйти на миллион подписчиков. В совете директоров сидели такие монстры, как Керимов, Гинер, Дюков, Федун и другие. Все люди, знающие бизнес. Понимали, что первое время будет сложно, но решили, как говорится, двигаться step by step. Проект просуществовал примерно три года. И в последние годы мы дошли до 400 тысяч подписчиков. Хотя у того же «НТВ-Плюс» в свое время их не превышало 160−170 тысяч. В общем, дошли до 400 тысяч человек. Но дальше был создан спортивный монстр («Матч ТВ». — Прим. Ред.). И подписка, естественно, …

— … была убита.
— Вы говорите правду, но это звучит резко. Я скажу, что сейчас она на 70−75 процентов упала. Что неудивительно, если ты показываешь пять-шесть матчей в туре бесплатно по общедоступному каналу.

— Не только по общедоступному каналу, но и по интернету.
— Об этом и речь.

Не хочу никого обижать, но когда показывают матч условных «Томи» и «Амкара», на который пришло 300 человек, то о какой золотой обертке можно говорить?

Вы тогда не показывайте эту игру, покажите другую. Естественно, кто будет покупать такой продукт? Но я встречался недавно с Грановым (руководитель субхолдинга «Газпром-медиа Матч». — Прим. Ред.). Они хотят показывать два матча в туре, а на остальных развивать платную подписку. До мая у нас действующий контракт. Уже начались переговоры, встречи по новому соглашению. Идет дискуссия.

— А что делать? Конкуренции в этом телевизионном сегменте нет никакой.
— Да. У нас отсутствует медиарынок — и это проблема. В том числе и поэтому таких доходов от рекламы, как в Европе, у нас нет. Но мы дорожим нашим сотрудничеством. И кто бы что не говорил, но футбол — это основной их рейтинг.

— Не возникает ощущения, что платежеспособность «Матч ТВ» уже не та. Например, Мутко говорил о том, что ФИФА хочет за права на показ ЧМ-2018 около 110 млн евро, «Матч ТВ» и другие российский каналы готовы предложить только 30−40.
— Мы обсуждали это. В ФИФА должны понимать, что реалии в Германии, Англии или даже Турции, где тоже большой спрос на ТВ-права, отличаются от наших реалий. Если говорить о Турции, еще несколько лет назад я говорил: «Давайте ресиверы (устройства, принимающие сигнал цифрового телевидения и передающее его на экран телевизора. — Прим. Ред.) давать пользователям бесплатно, а за счет платной подписки эти средства отобьем». В Турции так и сделали. И они подписали телевизионный контракт на 400 млн евро. Если бы мне сейчас предложили соглашения хотя бы на 100 млн, я бы посчитал, что моя миссия в области коммерческих прав выполнена. К сожалению, мы тогда на это не пошли. Поэтому подводя черту насчет 50 процентов, я сказал, что мне бы хотелось прийти к таким цифрам.

— Газзаев обещал, что заработает 200 млн евро на телеправах в случае избрания его президентом РФС.
— Видел его недавно, кстати. И сказал следующее. Если он найдет нам кого-то за 200 млн евро, то, пусть такого и никогда не было, но в качестве исключения мы бы заплатили ему 50 процентов от этой суммы. Думаю, клубы бы меня поддержали.

— Но другого вещателя-то нет.
— Вот вам и ответ. Если бы было несколько других каналов, желающих показывать футбол, это рождало варианты. Например, раньше у нас не было прямым денег с «Первым каналом», было только 12 минут рекламы. И только за это лига зарабатывала примерно 16 млн долларов.

«НЕ “ПЛАВАЛ” ПО ЧИСЛУ КОМАНД»

— Чем из сделанного за прошедший год вы гордитесь?
— Долго мучились, но все-таки подписали хороший контракт с партнером в букмекерском сегменте. Цифры называть не буду, но контракт большой. До того, как ввели санкции, мы практически подписали два соглашения. Первый с компанией, производящей промышленное оборудование, американские станки. Но после санкций, они отошли от нас. Плюс был вариант с партнером из области мобильной связи. Мы хотели большего и в какой-то момент, наверное, не совсем правильно себя повели. Поэтому не срослось. Но удалось подписать контракт с генеральным спонсором, еще два соглашения в стадии проработки. Радует, что нам удалось ввести систему идентификации. Клубы воспринимали это новшество в штыки, но в итоге мы пришли к единому знаменателю. Эта система, по сути, везде установлена, и со следующего сезона вполне может быть внедрена.

— На ваш взгляд, сколько команд должно быть в РФПЛ?
— Были разные предложения — об увеличении числа команд или сокращении, чтобы, сделав шаг назад и подтянувшись в экономическом плане, сделать рывок вперед. Считаю, на данный момент, 16 команд — оптимальный вариант. Я вообще сторонник того, чтобы в лиге было как можно больше частных команд. Тогда и расход средств будет более рациональным. Как владелец клуба отреагирует на какие-то лишние траты, на завышенные агентские? Во-о-от. Нужно, чтобы люди приходили в клубы всерьез и надолго. Но у нас были и другие прецеденты. Конечно, 18 клубов для нашей большой страны было бы хорошим вариантом, но экономически к этому мы пока не готовы.

— Весной вы высказывали три разных мнения о числе команд. Сначала, что 16, опять же, оптимальный вариант, потом, что надо все-таки сократить число команд, а чуть позже — что увеличить. Почему вы так часто меняли свою точку зрения?
— Я не «плавал», если вы на это намекаете. О чем я тогда говорил? Журналисты просили объяснить ситуацию, я отвечал, что ряд клубов выступает за сокращение лиги. Поясню на примере с аренами. Есть стадионы, которые, которые не до конца соответствуют требованиям РФПЛ. Поэтому у клубов была идея сделать шаг назад в плане количества команд, но за это время другие клубы подтянули бы инфраструктуру. И потом, возможно, решится уже на шаг вперед, на увеличение команд.

«СТАДИОНЫ В ЮАР — БУДТО ИЗ ФИЛЬМА «БЕЗУМНЫЙ МАКС»

— Стадионы к ЧМ строятся, а команды из этих городов покидают РФПЛ. Парадокс?
— Нет. Дело в том, что наши клубы сильно зависимы от муниципального финансирования.

— И все деньги уходят на стадионы?
— Нет. Просто сегодня руководитель региона любит футбола, а завтра приходит другой, который любит хоккей. Но, конечно, в городах, где построят стадионы, должны быть команды. Потому что эксплуатация арены стоит серьезных денег. Знаете, сколько стоит эксплуатация «Открытия-Арены» за год? Около 620 млн рублей. 600 млн они отбивают, а остальное приходится доплачивать. «Казань-Арена» обходится в 200−250 млн. Поэтому у стадионов должно быть будущее, своя команда, иначе им — капут.

Помните, какие прекрасные стадионы были в ЮАР на ЧМ? Теперь там просто разруха. Есть арены, которое обвалились. Картинка, как в «Безумном Максе»…

— Что будет с лимитом?
— РФПЛ поддержала предложение Гершковича — «10+15» в заявке. Дальше продолжается работы по критериям лимита. Например, легионер должен выходить в 50-и процентах матчей своей бывшей команды, выступающей в топ-10 лиг. Или легионер должен был провести не менее пяти игр в групповом этапе Лиги чемпионов. Возможны разные конфигурации лимита «8+17», «9+16».

— А с потолком зарплат?
— В РФС создан специальный комитет по этому вопросу. Рассматриваются несколько вариантов: например, и общий зарплатный фонд, и ограничения для молодых игроков. Возможно, он будет введен уже со следующего сезона. В сентябре-начале октября объявим все грядущие реформы — и по лимиту, и по потолку зарплат.