Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
https://sport.mail.ru/news/football-rus-premier/25294951/

Вячеслав Малафеев: Выиграл суд у Губерниева. И простил его

Обозреватель «СЭ» Юрий Голышак встретился в Санкт-Петербурге с культовым футболистом для болельщиков «Зенита».

Обозреватель СЭ Юрий <span class=error>ГОЛЫШАК</span> встретился с футболистом Зенита.
Увеличить
Видимо, что-то случилось...

К сожалению, мы не можем отобразить эту картинку.
Сообщение об ошибке автоматически отправлено
в службу поддержки. Приносим свои извинения

Конечно же, я догадывался, насколько серьезно увлечен собственным бизнесом действующий вратарь «Зенита» Вячеслав Малафеев.

Он отутюжен и подтянут, будто готовился к фотосессии. Странно думать, что так он выглядит каждый день. Еще удивительнее припомнить вдруг, что этим самым утром Малафеев прыгал из угла в угол в футбольных воротах. В Удельной, где знает каждую травинку.

Я смотрю на крахмальный воротничок, запонки — вспоминаю Андрея Миронова. Который стирать и выглаживать рубашки отправлял в «Националь».

Глядя на сегодняшнего Малафеева, я верю — его бизнес действительно процветает. Стиль выдержан во всем — даже особняк занимает под номером 16. На залитом солнцем Малом проспекте — откуда такой чудесный вид на «Петровский». Там, под мачтами прошла целая жизнь большого вратаря….

Я разговаривал со многими футболистами на сходе. Малафеев единственный, кто выглядит абсолютно счастливым. Знает — новая его жизнь будет не скучнее старой.

ПРОЩАЛЬНЫЙ МАТЧ И СЛЕЗЫ

— Как-то Мостового спросил: «Саш, почему у вас не будет прощального матча?» Он ответил: «Потому что я участвовал в одном. Видел, насколько это жалкое и печальное зрелище». Вы будете устраивать прощальный матч?

— Сам ничего придумывать не стану. Мне не особо нужно. Если кто-то подсуетится — отказываться не стану. Если мой «прощальный матч» будет состоять из одной-двух минут на поле в самом конце игры — этого вполне достаточно. В чистом виде прощание с болельщиками. Если под конец сезона сложится такая ситуация, что позволит счет меня выпустить на замену — буду счастлив!

— Зная себя — слезы удержите?

— Очень постараюсь удержать — но думаю, будет очень близко. На грани.

— В какой момент договорились с самим собой, что больше не вы первый вратарь в «Зените»? Утрясли это в своем сознании?

— Чисто теоретически с этим не смирился… Но я всегда здраво мыслил. Смирился, пожалуй, года через полтора. Получается, через год после того, как потерял место в составе.

— Игрок всегда чувствует, когда его «не видят». В какой момент почувствовали это вы?

— Так меня видели! Просто перспектива у меня не та, это понятно. Ясно было, что ставку сделают на кого-то моложе. В этом смысле я главного тренера понимаю. Что было в моих сила — то делал. Оставался оптимистом. Внушал самому себе, что все к лучшему….

— Пытаюсь поставить себя на ваше место. Не страшно было бы оказаться вторым в «Зените». Неприятно осознавать, что стал третьим вратарем клуба — фактически вычеркнутым из конкуренции.

— А почему нет? Все разумно! Если б не мое состояние здоровья и постоянные травмы — все было бы иначе. Думаю, я просто выработал ресурс организма. Шучу: даже сейчас неплохо на тренировках выгляжу. А если б у меня не болела икра, колено и спина? Да вообще был бы лучшим!

ЗНАЮ СВОЙ ГЛАВНЫЙ НЕДОСТАТОК ПО СРАВНЕНИЮ С АКИНФЕЕВЫМ

— Тренируетесь через постоянную боль?

— Да. Когда ты постоянно лечишься — тяжело на что-то рассчитывать. Я один отвечаю за результат своей компании. Это помогает мне понимать Виллаш-Боаша.

— Однажды Харальд Шумахер, знаменитый вратарь сборной ФРГ, положил перед нашим корреспондентом руки. Произнес: «Ломал восемь пальцев из десяти. Помню историю каждого перелома». О чем расскажут ваши руки?

— Могу похвастаться только одним переломом!

— Историю помните?

— Память о сборах 2004-го, в феврале играли с какой-то украинской командой. Как-то жестко складывалось, в том моменте мяч прыгал в штрафной. Я с ходу по нему ударил — получилось вскользь, зато украинцу в голову засадил будь здоров.

— Если кисть сломали.

— Ну да. Вместе с ним потом сидели в больнице — ему голову штопали, мне руку выправляли. Там и выяснилось — перелом. Тот матч был в Голландии, а доктор «Зенита», как услышал про перелом, сразу же повез меня в Бельгию. Там принимал отличный доктор. Сразу же прооперировали. В мае уже играл. Если помните, на чемпионате Европы после удаления Овчинникова вышел против Греции, Португалии….

— Вы в сборной долго конкурировали с Акинфеевым. В чем были объективно сильнее?

— Мне часто делали скучнейшие комплименты. Говорили: «Ты на ленточке хорош». Так вратарь и должен быть на ленточке хорош! Или вот еще часто слышал — «ты хорош, когда один на один выходят, все перекрываешь»… Но это тоже вратарская азбука! Зато знаю, каким был мой главный недостаток.

— Это какой же?

— Как бы я ни закачивал ноги, — не получались длинные удары как у Акинфеева. У него до чужой штрафной мяч долетал, а у меня дальше центра не перемахивал. Что я только ни делал, сколько бил по мячу! Потом понял — бесполезно. Это индивидуальная особенность.

— Последние в вашей жизни сомнения — не сменить ли команду?

— Два с половиной года назад были сомнения. Как раз перед чемпионатом мира.

— Почему не сменили?

— Мне разрешили искать команду — но только при условии, что уеду за границу. В России не отпускали никуда. Я пришел к руководству и мне выдали официальное письмо: «Разрешаем такому-то футболисту осуществлять поиск команды для аренды до такого-то числа». Я даже сохранил его.

НЕЛЬЗЯ ОГЛЯДЫВАТЬСЯ НА ТРИБУНЫ — ВЫДАВЛИВАЙ ИЗ СЕБЯ ЭТОТ СТРАХ

— Кто-то из больших голкиперов рассказал — «Мне достаточно смотреть на вратаря пять минут, чтоб все о нем понять». Вам тоже?

— Нет. Вратарь может выдать сумасшедшую игру — а следующую провалить. Снова выдать отличную и снова провалить. Не в этом ценность вратаря!

— А в чем?

— В количестве сезонов, которые он отыграл на высоком уровне. Я вам четко могу расписать: у высококлассного вратаря результативная ошибка случается раз в пятнадцать матчей. У средних — в десять. Не очень стабильные ошибаются раз в четыре-пять матчей.

— Виктор Чанов рассказывал: «Сразу смотрю на руки вратаря. Если пальцы переломаны — это слабый вратарь, нет техники приема мяча». На что смотрите вы?

— На реакцию после поражения. Лично я переживал после поражения один день. Потом отключался. Все! Больше нельзя! Как нельзя выходить на поле со страхом, что чем-то в тебя попадут. Оглядываться на трибуны. Выдавливай из себя этот страх как хочешь.

— Акинфеев мне когда-то рассказал — в Порту рядом с ним приземлился бильярдный шар. Ушел сантиметров на двадцать в землю. Тут начнешь оглядываться.

— Рядом со мной чего только не падало — фрукты, монеты, зажигалки. Раз петарда рванула метрах в пяти от меня. Но страха не появилось. Ни разу даже не вздрогнул от того, что творилось за спиной.

— Но сейчас за вашей спиной просто чудо какое-то — майки лучших вратарей мира. Вижу свитер Максима Соколова из СКА. Вспоминаю, что говорил он в 38 лет: «Скоро закончу играть — сразу пойду учиться». Вы тоже собираетесь?

— Уже поступил!

— Надо же. Куда?

— Юридический факультет в Президентской Академии. Мне это необходимо, я на каждом шагу сегодня сталкиваюсь с юридическими вопросами.

— Как же вы все успеваете?

— Пока попросил, чтоб мне начало обучения сдвинули на осень. Летом заканчивается контракт с «Зенитом» — вот и начну активно учиться.

— Колыванов в 31 год в «Болонье» стал разучивать цирковые упражнения с мячом. Просто было интересно. Вы за последнее время открыли что-то новое для себя в футболе?

— Научился жонглировать тремя мячами.

— Ногами?

— Руками. Подбрасываешь — и пошел, пошел….

— Руками и я смогу.

— А вы попробуйте! Вот ручаюсь — не получится. Это только кажется, что просто. Даже мне поначалу не давалось, хоть я с этим мячом столько лет провел. Чуть руку неправильно подставил, и все, не выходит.

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

— Кто-то из тонко чувствующих жителей этого города мне объяснял: «Главная черта ленинградца — самоедство». Готовы подтвердить?

— Нет. Главная черта настоящего ленинградца — патриотизм. Мне кажется, питерцы как-то по-особенному переживают за свой город. В любой дискуссии.

— Я встречал только одного человека, который сказал «не люблю Петербург». Это был Егор Титов. Вы таких встречали?

— Нет. Да и Егор-то, думаю, говорил так исключительно из-за «Зенита». Наш город не любить невозможно. Чем он может не нравиться в сравнении с Москвой — спокойствием? Размеренностью? Покажите мне человека, который скажет, что он «некрасивый»….

— Я, кажется, знаю этот город до последнего переулка. А в нынешний приезд открыл для себя волшебные кусочки Васильевского острова. Вы тоже что-то для себя открываете?

— Я с каждым годом все лучше выстраиваю в голове карту города! Стал заниматься недвижимостью — мозг стал как навигатор. Нужен какой-то адрес — сразу рисунок в голове: ага, едешь так, поворачиваешь туда, вот он, этот дом….

— Допустим, человек прошел всеми туристическими маршрутами в этом городе. Что еще надо посмотреть?

— М16!

— А еще?

— Если с музеями разобрались без моих подсказок… Про ночные клубы, наверное, не надо рассказывать?

— Не стоит. Этого везде хватает.

— Да, это не лучшее, что есть в Петербурге. Можете в Москве это посмотреть. Вот сейчас рисую в голове схему города… Залив надо посмотреть!

— С какой точки?

— С Васильевского острова. Там есть местечко, откуда видна настоящая ширь. Стоишь там, смотришь вдаль — и ощущение, что перед тобой океан. Притягиваешь какие-то новые мысли, готовые идеи. Еще советую — забраться куда-то повыше, чтоб перед вами были питерские крыши. Это что-то! Они удивительные!

— Умеете вы заражать идеями.

— Только надо четко выбрать время — чтоб солнце садилось. Все было озарено красноватым светом. А невдалеке вода. Вот это будут настоящие эмоции! Думаю, такая картинка проберет любого — даже москвича….

— Есть экскурсии по питерским крышам. Это затея для вас?

— Пока не пробовал. Но затея в моем духе.

ЖЕНА, КОГДА ЗЛИТСЯ, НАЗЫВАЕТ МЕНЯ «БЕЗЭМОЦИОНАЛЬНОЕ ЖИВОТНОЕ»

— Когда-то вам очень понравился фильм «Остров». За последнее какой-то другой произвел впечатление?

— Хм… Пожалуй, Ди Каприо. «Выживший». Понравился своей достоверностью. Настолько близко к реальности, что ты прям чувствовал….

— Дыхание медведя?

— Его тоже. Вся эта кровь, кишки… Полное ощущение, что в этом участвуешь. Веселья и задора нет, но вот эта настороженность передается. Что-то звериное, мужское. Очень качественно снято. А может, просто попало в мое тогдашнее эмоциональное состояние. Наложилось на некоторые события в моей жизни.

— Ди Каприо вас сыграл бы?

— Меня сыграл бы кто угодно.

— Полагаете?

— Меня вообще несложно сыграть. Жена, когда злится, называет меня «безэмоциональное животное»… С виду я очень спокойный и здравомыслящий. Если человек хоть чуть-чуть на меня похож внешне — сыграет без проблем.

— Последнее, что искали в YouTube?

— Продолжение сериала, как мы ездили в Куршавель. Но чаще ищу мультики для сына, обожает их. Каждое утро ко мне приходит, берет телефон — вместе в YouTube ищем.

— Советские мультфильмы на детях пробовали?

— Разумеется. Абсолютно нормально восприняли. К чему приучишь — то и пойдет! Если выбирать между «Смешариками» и «Лунтиком» — сейчас, пожалуй, «Лунтик» у нас в авторитете….

— Какая музыка именно сегодня стоит у вас в машине?

— В машине я слушаю только радио. Только если еду куда-то далеко — подключаю айфон к машине. В телефоне у меня попса. Вот поедем по Америке — там надо слушать R’n'B.

— Последняя книжка, которую начали читать — и бросили?

— Такое редко бывает — если уж берусь за книжку, дочитаю непременно. Но в последнее время читаю только то, что понадобится в работе — маркетинг, реклама, недвижимость, управление персоналом, философия, психология… С детективами давно покончено.

10 ДРУЗЕЙ — ЭТО МАЛО?

— У меня ощущение, что вы совершено другой человек — по сравнению с самим собой трехлетней давности.

— Три года — нет. Может, немного изменился. Вот лет пять назад я был вообще другой!

— В чем главная перемена?

— В принципах.

— Какой принцип появился?

— У меня их стало меньше.

— Это хорошо?

— Вот скажите мне — что останавливает человека?

— Страх — в первую очередь.

— Или принципы. Так вот принципов у меня стало меньше. А жесткости больше.

— Недавно обронили фразу: «У меня мало друзей». Действительно, мало?

— Не знаю… Десять друзей — это мало?

— Для 37 лет — довольно много.

— Значит, у меня много друзей. Я вспомнил тех, кого приглашаю на свой день рождения — значит, именно они мне близки.

— Человека, который вас развел на большие деньги, посадили?

— Уже сидит, вот-вот должен выйти. Главное — обвинительный приговор ему вынесли. Наше законодательство позволяет хитрым способом отбывать срок не в колонии, а провести все это время в СИЗО. Попал бы в колонию — пришлось бы ему еще хуже.

— Вы бы постарались?

— Даже не по моей ситуации. Других косяков у этого человека хватало.

— Какие-то деньги он вернул?

— После обвинительного решения имущество арестовано. Отойдет к тем, кто пострадал от его проделок.

— Собственную душу удалось привести в порядок после такого обмана? Или — не до конца?

— Меня время от времени спрашивают про ту ситуацию. Сейчас могу спокойно отвечать: «Ну, обманул меня человек. А я его посадил». У кого-то сразу нервный смех: «Это вы к чему? Угрожаете, что ли?» Да не угрожаю я! Просто все приходит к логическому концу.

— Того человека вы не просили. Зато помирились с обидевшим вас Дмитрием Губерниевым.

— Если ты победитель — прощать легко.

— Что значит «победитель»?

— Так это дело я тоже довел до конца, выиграл. Был судебный процесс, решение в мою пользу: Губерниев обязан извиниться и оплатить моральный ущерб. Вот потом я его простил.

— Ущерб-то оплачен?

— Понятия не имею. Не проверял. Выставлена была символическая сумма, тысяч семьдесят. Я сказал: «Отправьте на благотворительность!» — и забыл об этом….

ОДИН ФУТБОЛИСТ ЧИТАЛ «ВОЙНУ И МИР»

— Сколько в вашей жизни вообще было судов?

— Скоро еще один будет, пока рассказывать не стану. Из прошлых сразу вспоминаю два, но мне кажется, куда больше… Три-четыре — точно.

— Однажды я оказался в суде. Атмосфера гнетущая. Полное ощущение потерянного времени. Вам там тоже неуютно?

— А у меня все наоборот — ощущение, что это прямо мое! Сейчас вспоминаю, как давал показания в суде. Кстати, сидела куча журналистов. Я выступал — и чувствовал себя абсолютно комфортно!

— Поражаюсь я вам.

— После этого и решил пойти учиться на адвоката.

— Вы хотите стать адвокатом?

— Ну да. Получу высшее юридическое — потом либо пять лет практикуешься, либо два года служишь подмастерьем у адвоката. После этого сам получаешь адвокатскую лицензию. Я готов пройти этот путь. Мне этого очень хочется.

— Геннадий Орлов до сих пор вспоминает, как увидел однажды в руках футболиста Брошина журнал «Иностранная литература». Помните, когда вас особенно поразила какая-то книжка в руках футболиста?

— Это было давно. Один футболист — честно, не помню, кто — читал «Войну и мир». Я подошел: «Ты войну читаешь? Или мир?» Тот насупился, задумался….

— Самая большая глупость, которая была написана о вас в газетах?

(Щелкает пальцами.) Глупость? А, помню! Только-только начали накладывать санкции, появились списки тех, кому закрыт въезд. Мне звонят: «Слава, в газетах написано — тебе тоже выезд перекрыли! Ты под санкциями!» — «Да ладно…» Потом начинаю размышлять — да, был я доверенным лицом Путина. Был. Неужели за это?

— Что оказалось?

— Бизнесмен такой есть — Малофеев. Перепутали, оказывается, мои приятели.

— Самый экстремальный поступок вашей юности? Которому сейчас поражаетесь: «Я ли это был»?

— Ходил по льду, который подо мной трескался. До сих пор помню ощущения. Утонуть — точно не утонул бы, до этого палками проверяли глубину. Но по горло ушел бы.

— Когда-то вы были первым специалистом «Зенита» по всяким гаджетам. Встречали футболиста, который разбирался бы во всем этом лучше?

— Хм… Мне кажется, нет такого. Во всем, что касается техники, очень неплохо разбираюсь.

— Последнее, перед чем не устояли? Может, и не нужно вам это было — но купили?

— Видите прибор на столе? Глушит диктофоны.

— Ого. Мне он ничего не заглушит? Не хотелось бы выписывать заметку по памяти.

— Нет-нет, не тревожьтесь. Я не включал.

— Много желающих записать вас нелегально?

— Бывали такие, заходили. Просто провоцировали. Я довольно быстро понимал, для чего человек явился. Что пытается из меня вытащить. Задает тебе вопросы, на которые очень хочется ответить откровенно. Но понимаешь — как только ответишь, сразу же это будет вывалено в интернет. Обернется против тебя.

— От меня таких подвохов вы не ждете, надеюсь.

— Нет, ну вы что… Но мне приходится быть осторожным.

МОЖЕТ, ДО СИХ ПОР ГДЕ-ТО ЕЗДИТ МОЯ «НИВА»

— Когда-то я взял четвертый айфон — вскоре понял, что покупка абсолютно бессмысленная. Самая глупая из ваших покупок?

— У меня, как видите, новый айфон. Раз пользуюсь — значит, не такая уж пустая штуковина. Лучше ничего не нашел. Даже то, что не понравилось, буду использовать до последнего, искать плюсы….

— Даже «Ниву» вы отжали по полной программе.

— Что-что?

— Вы же ездили на «Ниве» в те времена, когда даже дублеры освоили иномарки.

— Ох, долго на ней ездил, года три точно! Мне реально нравилась эта машина. Даже если ломалась — все равно ехала. Мне кажется, убить ее до конца невозможно. Миллион поломок, но все такие — то пластик отвалится, то ручка какая-то… Может, до сих пор где-то ездит моя «Нива». Даже была идея — тюнинговать ее, поставить кондиционер и гидроусилитель. А двигатель — от «Пежо».

— Что помешало?

— Так глупейшая идея-то! Проще купить какой-то внедорожник. Что я и сделал.

— Какая покупка за последнее время доставила вам настоящее удовольствие?

— Чтоб я сам себе что-то купил — и это доставило радость? Хм… (пауза) Вот это вопрос! Я пытаюсь что-то припомнить — и не могу. Тем самым понимаешь, насколько ты несчастлив в таких моментах. Если никакая купленная вещь не доставляет тебе удовольствия. Все по необходимости!

— Так ничего и не придумали?

— Нет. Это очень печально. Вы спрашивали про странные покупки? Вот такие случались. Может быть что-то нелепее 40 шоколадок разом?

— Зачем столько, Вячеслав?

— Съел все разом. В ту новогоднюю ночь питался только шоколадом. Особенно налегал на «Сникерсы», они только появились. Было мне лет тринадцать.

— Последний случай, когда вы были поражены ценой на что-то?

— Лыжи «Бентли» в Куршавеле. 10 тысяч евро.

— Ого. Кто-то берет?

— Не заметил. Но сам был поражен!

— Лучший по игре матч «Зенита» за все годы, что вы провели в этой команде?

— Многие считают — «Порту». Пожалуй, я согласен. Пусть будет «Порту».

— Особенно мужественный игрок «Зенита» последних лет?

— Защитники — Ломбертс и Губочан. Потрясающая самоотдача и самопожертвование.

— Самый фантастический мяч, который вытащили? Которому даже сейчас удивляетесь — как вам удалось?

— Вот этот момент помню очень хорошо. Играли в Грозном, у меня до матча так болела спина… Головой били с линии вратарской — я в каком-то совершенно невероятном прыжке отбил этот мяч. Лежу и думаю: «Это конец. Точно — недели две…» Еле поднялся, прислушиваюсь к себе — а боль сама собой уходит. Ничего так, нормально!

— Хоть раз в вашей жизни физическая боль казалась нестерпимой?

— Однажды ударили в упор на тренировке. Рука была на сгибе. Тут же повисла — видимо, нерв защемило. Боль такая, что не дотронуться. Уверен был, что сломал. Но минут через пять отпустило — будто и не было ничего….

В БЛИЖАЙШИЕ МЕСЯЦЫ ВРЯД ЛИ ВЫЙДУ НА ПОЛЕ

— Мыслями вы уже целиком там, в бизнесе?

— Я научился себя контролировать. Где нахожусь — о том и думаю.

— Моментально переключаетесь?

— Ну, не моментально… Тренировки в «Зените» по утрам — значит, в первой половине дня мысли у меня о футболе. Потом — бизнес. Тяжелее вечером переключиться на семью.

— В офисе проводите несколько часов?

— С 15 до 19. За это время должен успеть столько всего! А уж если куда-то едешь — два часа убиты. Возвращаюсь домой — и начинаю доделывать. Кому-то дозваниваюсь, договариваюсь, планирую….

— Не высыпаетесь?

— Вот с чем проблем нет, так это со сном. Засыпаю моментально. Но если не получается, это все, с утра проснусь разбитым. Вероятность того, что выйду на поле в ближайшие месяцы, довольно низкая. Поэтому мыслями, вы правы, глубже уже в бизнесе. Я должен платить зарплату, развивать компанию….

— Кто-то мне говорил, что на вас работает 100 человек. Неужели правда?

— Правда.

— Серьезный размах.

— Да не такой уж серьезный….

— Мы вообще считаем эту компанию своей маленькой-маленькой семьей, — поддерживает разговор Екатерина — жена Вячеслава.

— Стараемся еще сильнее компанию не увеличивать, — усмехается Слава.

— Возьмем качеством? — улыбается ему в тон Катя.

— Вот-вот!

— Бизнес Максима Сушинского начался с того, что продавал «Мерседесы» друзьям-хоккеистам. Первые квартиры вы пристраивали товарищам по футболу?

— Да, поначалу работал с футболистами. Это серьезно влияло на прибыль. Таких клиентов терять не хотелось. Полтора года я только вкладывал. В ту пору цеплялись за каждого клиента. В лепешку готовы были расшибиться, лишь бы эти люди оставались с нами.

— Сейчас все иначе?

— Честно вам скажу: сейчас я от клиентов-футболистов не завишу вообще!

— Это замечательно.

— Могу им помочь, проконсультировать. Очень комфортно себя чувствуем. Прогресс, несмотря на кризис.

— Кто из футболистов может сказать добрые слова о вашей компании?

— Кто бы посмел сказать о моей компании что-то плохое?! (Смеется.).

— С кем вы имели дело?

— Практически со всеми из «Зенита».

ПАКЕТ С ОГРОМНОЙ СУММОЙ НА ЗАДНЕМ СИДЕНИЕ АВТО

— Когда-то Фатих Текке просил подобрать ему квартиру с видом на мечеть. Вы с экзотическими пожеланиями сталкивались?

— Во времена Текке я недвижимостью еще не занимался. Экзотических пожеланий не было. Случалось забавное — как сделка с Володей Быстровым.

— Что такое?

— Это был наш личный вопрос, клуб не при чем. У меня был коттедж, Быстров хотел купить. Как же мы это оформляли — смешно вспоминать! Во-первых, документы подписали месяца через четыре после того, как Володя передал деньги. Причем, передал не как принято, через банковскую ячейку, а просто….

— В пакете?

— Ну да. Тогда еще в «Зените» бонусы выдавали наличными, все это кидалось в машину. Вот этот пакет с огромной суммой отправился на заднее сидение. Представляете уровень доверия?

— Немыслимый уровень.

— У меня бывало с клиентами, что деньги передавались не через ячейку. Оставались на счету компании или моем личном, чтоб не усложнять процедуру. Но каждому из этих людей я говорил: «Больше никогда и ни с кем так не поступайте!».

— Почему?

— Потому что обманут.

— Вы — нет?

— Я не обману. У меня нет необходимости в этих деньгах. Такое имя в Петербурге, стоит что-то сделать не так — к вечеру узнает вся страна. Не смогу закрыть М16 — а завтра открыть М17 с другим юрлицом. Я огромную ставку делаю на «сарафанное радио», на то, что меня рекомендуют как бизнесмена. В недвижимости это ценнейшая реклама….

— Еще с кем из футболистов активно работаете?

— С теми, кто активно инвестирует. Хорошие отношения сложились с Виктором Файзулиным, Игорем Денисовым… У меня нет такого: «Ты хороший парень, давай все сделаю бесплатно» — но цену им выставляю разумную. Хотя бывало, что и бесплатно помогал найти жилье для футболистов. Даже комиссию не брал.

— Почему?

— Настолько смешные деньги, что даже неудобно… Настроение было такое — сделать за просто так. Хотя это неправильно.

МОГУ НИЧЕМ НЕ ЗАНИМАТЬСЯ — И ВСЕ В МОЕЙ ЖИЗНИ БУДЕТ О’КЕЙ

— Все газеты писали о том, как вас «развел» знакомый на большие миллионы. Получается после такого оставаться доверчивым человеком?

— Меня подставляли, и не раз. Использовали доверчивость и… Уязвимость, что ли. Но сейчас так со мной обойтись сложно.

— Что изменилось?

— Я занимаюсь не только недвижимостью. Еще юридическое направление и консалтинг в сфере безопасности. По любой ситуации советуюсь с юристами. Прежде было как? Добрый знакомый советует тебе какого-то товарища — и ты доверяешься ему полностью. Как собственному другу. Вот это и подводит — ты стал заложником отношений. На этом большинство обжигается. Сегодня со мной работают бывшие прокуроры, оперативники с огромным опытом….

— Опытом встреч с мошенниками?

— Ну да. Мы вместе двигаемся к какому-то статусу. Вы думаете, я ради денег это все затеял?

— Разумеется. Ради чего же?

— Я могу вообще ничем не заниматься — и все в моей жизни будет о’кей! Но это скучно. Никакого интереса. Это не драйв, это не жизнь!

— Очень хорошо вас понимаю.

— Я такой человек — постоянно нужно ставить цели. Сражаться, биться, не сдаваться!

— Игнашевич собирался в ресторанный бизнес — отправился за советом к Гинеру. Тот моментально расписал ему всю схему с подводными камнями. Когда вы замышляли свое дело — к кому отправились советоваться?

— Ни к кому!

— Удивительно.

— Я же до этого два-три года всем этим занимался, налаживал связи. Общался с застройщиками, руководителями агентств….

— Уже знали, чем будете заниматься?

— Нет — искал варианты для инвестирования. Например, квартиры в строящихся домах. Коммерческие помещения. Выяснял, как устроен рынок. Что такое — загородный рынок жилья? Что такое элитный? Как-то знания накопились. Осенило — а сделаю-ка я это своим бизнесом! Так, думаю, надо организовать сайт, открыть офис и потихоньку набирать людей. Началось все с комнатки в 16 квадратных метров здесь же. Работали три человека. Будет еще много направлений!

— Юридическая контра, вы говорили.

— Этим мы уже занимаемся — помогаем с досудебным урегулированием. Для юриста, адвоката важно — довести дело до суда. Втянуть человека в нескончаемый процесс с апелляциями, жалобами и ходатайствами. Мы помогаем найти компромисс. Рано или поздно дойдем с Екатериной до ресторанного бизнеса, возможно, до гостиничного… Еще в проекте у нас горнолыжный курорт. Закончу спортивную карьеру — возможно, задумаюсь о строительстве жилых домов. Сил хватит.

У КОНКУРЕНТОВ НИКОГДА НЕ БУДЕТ Вячеслава МАЛАФЕЕВА

— Прежде у футболистов была мода — купить 9 квартир и сдавать. Но вот недавно Алан Касаев мне говорил — стало невыгодно…

— Все правильно!

— Почему?

— Я создал «подушку безопасности» из коммерческих помещений. Купил больше десяти. Связываться с квартирами мне неинтересно. Хотя через это тоже прошел, когда-то покупал именно квартиры. Думайте сами: купил квартиру за 10 миллионов — сдаешь за 50 тысяч в месяц. Круто?

— Круто.

— Еще круче положить эти деньги в банк — будут приносить больше. Если покупаешь коммерческую недвижимость — на каждые 10 миллионов та дает в месяц 100 тысяч. В два раза больше. И то, не самая выгодная штука!

— Что же выгоднее?

— Найти качественные помещения на ранней стадии строительства. Разумеется, на первых этажах. Вот они окупятся за 4−5 лет, если сдавать в аренду. Хотя риски большие.

— Например?

— Двойные продажи. Приходилось судиться. Я прошел через все, мне уже ничего не страшно. Сейчас зарабатываю на ситуациях, когда людям срочно нужны деньги. Могу срочно выкупить их квартиру, дав 80 процентов от рыночной цены. Вся сделка займет от трех до пяти дней. Обычные продажи тянутся месяцами. Сейчас люди прочитают, скажут — «Да это же так легко!».

— Не так?

— Безусловно, это легко….

— Так в чем дело?

— Легко — если все это стекается к тебе. Если просто поставишь рекламу «срочный выкуп» — тебе будут звонить все, кому не лень. Любители пообщаться. Каждому будет казаться: вот она, халява….

— С конкурентами уживаетесь?

— Те были очень удивлены, узнав, что мы с Екатериной лично всем этим занимаемся. Им казалось, что кто-то это делает за нас. Нас копируют. Все равно, с нами никто не может сравниться!

— Это еще почему?

— Да потому что у этих компаний никогда не будет Вячеслава Малафеева. Все могут скопировать, кроме меня.

ОБЯЗАТЕЛЬНО НАДО ПОСМОТРЕТЬ АЛЯСКУ

— Вот завяжете с футболом. Что из нынешней своей жизни прекратите делать с особенным удовольствием?

— В тренажерный зал ходить не перестану. Мне нравится держать себя в форме. Я должен спортивно выглядеть. Если подкорректировать ваш вопрос — что стану делать, когда появится больше свободного времени?

— Так что?

— Буду учиться!

— Путешествовать он будет, — отвлеклась от компьютера Екатерина.

— Буду развиваться. Правильно Катя говорит — путешествовать станем больше. Как говорил Марк Твен: главное в жизни — любить и путешествовать. Вы ждете отпуска?

— Еще как.

— Вот и меня будоражит мысль — скоро увидим то, что видели только на картинке. Представляем, как будем по каким-то рекам сплавляться, какой у нас будет экстремальный отдых! Прилив сил от самих мыслей!

— Точку на карте уже поставили — куда хотите отправиться?

— Да мы все на свете хотим посмотреть. Взяли книжку, начали листать — сюда надо, сюда, сюда… Мы еще каким способом выбираем? Я коллекционирую исторические золотые монеты. Когда решаем, куда ехать, говорю: «Так. Надо ехать вот сюда!» — «Почему?» — «Потому что у меня еще нет золотой монеты из этой страны…».

— Купили бы на аукционе.

— Вы прямо как моя Катя. Она тоже: «Купи на аукционе!» Нет, отвечаю. Нам аукционе — не интересно. Это момент принципиальный — чтоб самому монету привезти из той страны. Вот нравится нам по Америке путешествовать. Не всю ее еще посмотрели. Вот это ближайшие планы.

— Ты же собирался Исландию посмотреть? — удивилась переменам Екатерина.

— Исландию, Ирландию, Австралию, Китай… — подтвердил верность курсу Вячеслав.

— Но Китай уже был что у Славы, что у меня, — напомнила Катя. — Мы вот недавно сошлись на том, что обязательно надо Аляску посмотреть. Так загорелись!

— Это правда! — согласился Вячеслав. — Рассматривали картинки — какая ж там красота, какая природа… Сразу думаю: почему кто-то это видел, а мы — нет? Пока я в «Зените», могу планировать только часть своей жизни. Но вот когда стану независимым — ох, как же мы будем путешествовать! А вот этого я и хочу — стать независимым. От всего.

— Не получится, — строго произнесла Екатерина.

— Конечно, не получится, — моментально согласился Слава. — Но, увидев какую-то фотографию, хочется сказать: «Поехали на недельку? Прямо завтра?» Катя ответит: «А поехали!» Вот это — вполне реально.

— Сказать-то скажешь, а потом вспомнишь: с утра детей надо в школу отвезти, вечером с клиентами встреча, — остудила Екатерина.

— Так детей с собой возьмем! — настаивал Вячеслав. — Вот этого, мне кажется, очень нам не хватает. Готовности к экспромту. Все время живем по расписанию. Тренировка — офис — дом — ужин….

ИГРА В ДУРАКА: МАЛЬЧИКИ ПРОТИВ ДЕВОЧЕК

— Но были же у вас попытки экспромта?

— Еще какие! — подтвердила Екатерина.

— Это какие же? — не смог вспомнить Вячеслав. — Если завтра надо на тренировку?

— А в Финляндию мы разве не ездили? — напомнила Катя.

— Точно! — согласился Вячеслав. — Пауза была под сборную, мы дома решили не сидеть. Спонтанно махнули в Финляндию, на рыбалку. Три дня там провели. Вместо того, чтоб в офисе сидеть. Взяли паспорта, детей — и вперед.

— Америку, говорили, объездили.

— Это в отпуске. И то, Екатерина умудрилась взять билеты внутри Америки, чтоб всю страну посмотрели. Несколько дней в одном месте, потом перелетаем в другое. В июне, думаю, повторим. Но отправимся ближе к Канаде, Ниагарскому водопаду.

— Какая красота.

— Возьмем машину — вдоль побережья спустимся к Майами, улетать будем оттуда. Вообще ничего не бронируя. Увидели красоту? Остановились хоть на три дня! Захотелось в Нью-Йорк? Нет проблем, поехали. Новый Орлеан, Вашингтон, Орландо, все что угодно. Три недели — что хотим, то и делаем. Мне кажется, это так кайфово будет, столько неожиданного по пути….

— Это будет восхитительно. Друзья у вас есть с таким же вкусом к путешествиям?

— На друзей мы не ориентируемся, но есть пара таких же сумасшедших. С таким же состоянием души. Иногда в дурака играем пара на пару, мальчики против девочек….

— К вечеру так наиграемся, что ненавидим со Славой друг друга! — добавила Екатерина. — Но зато какая ночь….

— Это да, — усмехнулся Малафеев. — Как-то у нас в компании был довольно импульсивный разговор. Много людей, нестандартная ситуация, все нагнеталось и нагнеталось. А я чувствую — еще чуть-чуть, и компромисс найдется. Говорю: «Лично мне кажется, что все будет хорошо. Знаете, это как у семьи. Целый день ругаются, а к вечеру такой секс…» Люди вздрогнули: «Нет-нет, вот этого у нас точно не будет!» Зато расслабились.

ЗОЛОТАЯ МОНЕТА ЗА ТРИ ТЫСЯЧИ ДОЛЛАРОВ

— Гордость вашей коллекции монет?

— Жирков коллекционирует оружие времен Великой Отечественной, Толя Тимощук иконы, а я вот — золотые монеты. Гордости пока нет, хочу собрать всю линейку российских монет — от Петра Первого до Николая Второго. Хотя Николай что Первый, что Второй у меня уже есть. Александр Третий есть….

— Екатерина тоже есть! — припомнила супруга.

— Нет у меня Екатерины. Только ты, любимая, — рассмеялся Вячеслав.

— Нет? Значит, будет. К первому же празднику.

— Иностранными монетами тоже не брезгуете?

— Конечно. Но с американскими, например, совсем просто — нет такого разнообразия, как у нас. Подбираешь по номиналу одну за другой: два с половиной доллара, три, пять, десять, двадцать… Собрал довольно быстро, в два захода.

— Самая милая монетка?

— 3 доллара. Она самая дорогая. С виду — небольшая золотая монета 1855 года.

— Сколько заплатили?

— 3 тысячи долларов. Это одна из самых дорогих в моей коллекции. Остальные в среднем стоят 50 тысяч рублей. Если монета редкая, да еще в хорошем качестве — стоить будет дороже любого автомобиля. Безумные деньги!

— К таким тратам не готовы?

— Пока не готов. Стараюсь быть разумным коллекционером. Хотя — кто знает? Может, в бизнесе все пойдет настолько хорошо, что начну покупать.

— С чего началась коллекция?

— Каждый год повторялось одно и то же — меня спрашивали: «Что тебе дарить?» А что подарить человеку, у которого почти все есть? Решил — начну что-то собирать. Может, марки?

— Забраковали идею?

— Забраковал. В марках надо тонко разбираться. Значки? Как-то мелко. Перебрал то, это… Вдруг осенило: так! Золотые монеты! Все вокруг выдохнули с облегчением. Упростил я жизнь массе хороших людей. Понеслось: на каждый день рождения приносили все подряд — какие-то коллекционные, сбербанковские….

— Класс.

— А я смотрел на все это с тоской — конечно, прикольно. Но чего-то не хватает. Не вставляет! Хотелось большего. Тут-то и пришел к мысли — буду собирать не просто золотые монеты, а исторические. Совсем другие эмоции. Еще отличная инвестиция — эти монеты всегда будут в цене, точно не станут дешевле. Перейдут детям, внукам.

— На подделки не попадали?

— Стараюсь покупать на таких аукционах, где не принято обманывать. Если монета действительно золотая — очень трудно определить, старая она или новая. Практически нереально.

«ВЕПРЬ» КО ДНЮ СВАДЬБЫ

— Монетами вас знакомые задарили, это понятно. По-настоящему оригинальные подарки в вашей жизни случались?

— Екатерина к годовщине свадьбы вручила «Вепрь»!

— Господи. Что это?

— А я вам покажу, он у меня здесь. Переделанный и усовершенствованный карабин на базе автомата Калашникова. Это же оригинальный подарок?

— Невероятный.

— Вот он, смотрите. Оружие я обожаю, это вторая моя слабость. Катя общего приятеля расспрашивала: «Что моему-то подарить? Может, настоящую винтовку М16?» Потом приносит вот это чудо — я просто ахнул!

— Действительно, чудо.

— Очередями он, правда, не стреляет, откалиброван прицел. Есть подсветка в случае необходимости. Ножки. Калибр 7,62… Меня эта штука покорила.

— Когда-то вы собирались получать лицензию на нарезное оружие.

— Так это и есть нарезное. Лицензию получил, и этот карабин — не единственное мое нарезное оружие. Вот странно: к охоте я абсолютно равнодушен. Просто кайф взять в руки дорогой автомат, выстрелить, съездить в тир….

Обнаружив в тексте ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Новости Премьер-лиги

Новости Mail.Ru