Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
https://sport.mail.ru/news/football-rus-premier/24756338/

Олег Романцев: Поставлю в церкви свечку за «Спартак»

В четверг в гостях у «СЭ» побывал самый титулованный тренер в истории красно-белых.

В четверг в гостях у СЭ побывал самый титулованный тренер в истории <nobr>красно-белых.</nobr>
Увеличить
Видимо, что-то случилось...

К сожалению, мы не можем отобразить эту картинку.
Сообщение об ошибке автоматически отправлено
в службу поддержки. Приносим свои извинения

С Романцевым всегда интересно: корректен в оценках, сдержан в суждениях, объективен. Именно таким Олег Иванович был и на сей раз, охотно откликнувшись на предложение вновь прийти в редакцию «СЭ». Самый титулованный российский тренер по традиции был откровенен и доступен. А однажды удивил, ответив на вопрос, не собирается ли все-таки вернуться в большой футбол, обнадеживающим: «Никогда не говори никогда!».

Приятно удивил.

СПАСИБО ЦСКА ЗА ИНТРИГУ

— Сейчас все следят за переменами в составах команд. Как в ваше время комплектовался «Спартак»?

— Прежде всего, определяли слабые места. Искали игроков на конкретные позиции. Хотя если появлялся шанс взять хорошего футболиста спартаковского плана, даже при полном комплекте, старались его не упускать.

— Чья трансферная политика этой зимой вас впечатлила?

— Ни одна из команд глобально не изменилась. Так что те задачи, которые все перед собой ставили, остаются в силе. Никто много не потерял, никто много не приобрел. С нетерпением жду, когда чемпионат возобновится. Дал себе слово ходить весной на каждый матч «Спартака». К слову, спасибо ЦСКА, который растерял в концовке первой части свое преимущество. Иначе интрига бы уже умерла.

— Особняком в плане трансферов стоит разве что переход Жиркова и Кокорина в «Зенит»…

— Это точно. И вот что любопытно. Я ведь таблицу помню наизусть. Питерцы и без того больше всех забили, а теперь еще получили такое усиление в атаке. Хотя, судя по пропущенным мячам, укрепить им не мешало бы как раз оборону.

— А Жирков разве не способен сыграть в защите?

— Для меня это игрок атакующий, с хорошей техникой, последним пасом. Но он не особо силен в отборе. Сомневаюсь, что в «Зените» считают иначе.

— А зачем в Петербурге еще и Кокорин?

— Как минимум для длинной скамейки. «Зениту» ведь и в Лиге чемпионов играть, и в Кубке России. Кроме того, сейчас команда идет явно не на своем месте, и это может быть связано с недостатком конкуренции. А появление нового футболиста подстегнет остальных.

— Может, «Динамо» все-таки стоило удержать этих двоих? Ситуация у бело-голубых сейчас непростая…

— Какой смысл держать человека, если он давно уже смотрит одним глазом в сторону другой команды? Пользы от него будет мало. Что в быту, что в тренировочном процессе. Такому сложно доверять, не хочется к нему тянуться. Так что если Кокорин и Жирков хотели уйти, то все стороны поступили верно. А «Динамо» пожелаю развиваться своим путем. Там сейчас перспективная команда с молодым тренером.

— В вашей тренерской карьере были случаи, чтобы стоял выбор: отпускать хорошего игрока, который имеет предложение, или удерживать?

— Да, но ко мне ребята приходили за полгода и честно говорили, что хотят уйти. К тому же речь шла не о российских, а о зарубежных клубах. Отношения у меня со всеми были хорошие, и люди искренне отрабатывали оставшееся время. Вдвойне старались, потому что понимали: это в их же интересах.

— На волне финансового кризиса «Зенит» имеет все больше превосходства над конкурентами и скупает игроков сборной России. Для премьер-лиги это минус?

— Минус… Особенно для болельщика. Что интересного, если один клуб будет всегда побеждать, а остальные станут изначально понимать тщетность своих стараний? Поэтому отрицательно отношусь к такой политике «Зенита»….

— Часто нечто подобное говорят и о 90-х, вспоминая превосходство вашего «Спартака» над остальными…

— Глупости, мы себе ничего подобного не позволяли! Кого мы забирали у конкурентов? Тихонова из Реутова? Разве что совсем еще молодого Аленичева из «Локомотива» пригласили… Да и возможностей у «Спартака» таких не было: мы жили на заработанное.

— Возможности были, но не шли на это сознательно?

— Не было возможностей. Мы жили на деньги, которые зарабатывали сами. А это вы сами знаете, что такое. Наоборот, приходилось ведущих футболистов отпускать, а за полученную компенсацию платить зарплату остальным и приглашать новичков.

— Есть до сих пор в боль сердце, что в начале 1996-го года, перед четвертьфиналом Лиги чемпионов, пришлось расстаться с лидерами — Онопко, Кульковым, Юраном и Черчесовым?

— А это как раз ситуация, о которой мы с вами говорили чуть раньше — они все предупредили заранее, что уходят. С душой доиграли оставшееся время и уехали.

— Вы участвовали в переговорах, убеждали остаться?

— Общался, но финансовых аспектов никогда не касался, контракты не подписывал. Скажу откровенно: единственный случай, когда не советовал футболисту уезжать — это история с Димой Сычевым. Я очень не хотел, чтобы он уходил в «Марсель». Разговаривал даже с отцом и пытался убедить. Нет, я не против, чтобы человек попробовал силы в Европе, но в той ситуации был уверен: во Франции ему будет сложно. Так и говорил Диме: «Марсель» — не твоя команда. Бывает такое. Ты учишься совсем другому футболу". Смотрел я на игру французов и не видел, как бы в нее смог вписаться Сычев.

— Но удержать не получилось…

— Долго общался с ним и его папой, просил: «Подождите. Будут еще другие приглашения обязательно». Отец приезжал ко мне в Тарасовку, благодарил за совет, обещал к нему прислушаться. А на следующий день позвонил сам Дима и сказал: «Я подписал контракт с «Марселем». И знаете: мне показалось, что он плакал.

ДЗЮБА — МУЖИК С ХАРАКТЕРОМ

— В зимнее трансферное окно из «Спартака» в «Сьон» ушел молодой перспективный голкипер Антон Митрюшкин. Говорят, в этом переходе наряду с агентом свою роль также сыграл отец футболиста.

— А что в этом плохого? Если папа хочет добра сыну, то ради Бога! У лыжников, биатлонистов, гимнастов, теннисистов тренер часто — либо отец, либо мать. Ничего особенного здесь нет. Главное, чтобы родители разбирались в деле, а там пусть будут хоть менеджерами, хоть агентами.

— А за красно-белых, упустивших талантливого вратаря, не обидно?

— Я кроме Черчесова не помню ни одного голкипера, который, имея возможность выходить на поле в любой другой команде, все равно сидел бы и ждал своего шанса. Станислав — терпеливый, он дождался своего часа и стал в «Спартаке» лучшим вратарем страны, неоднократным чемпионом и дошел до сборной. Видимо, чутье у него особенное. А вторым Станислав у нас был чуть ли не шесть лет. Но Черчесов умел работать в одиночку и просто тренироваться — это его преимущество. А есть люди, которым обязательно необходимо играть.

Вот, к примеру, когда Паша Погребняк не попадал в состав, я подходил к нему и убеждал: «Тебе нужна практика. Давай отдадим тебя в аренду в команду, где ты получишь возможность стать основным». Он сначала ответил, что будет терпеть. А через пару дней все-таки подумал и пришел: «Олег Иванович, хочу в «Балтику». Мы его отпустили, и он со временем вырос в футболиста сборной. Я ему всегда говорил: «Ты — молодец, сделал все правильно». Считаю, что в его успехах есть и моя заслуга. Стал бы Погребняк одним из лучших нападающих в стране, если бы остался тогда в «Спартаке» и сидел в запасе? Не думаю. В дубле он все-таки выкладывался не в полную силу — там не такая конкуренция.

Не исключаю, что и Митрюшкин без практики на высоком уровне начал понемногу терять навыки и поэтому решил, что пора что-то менять. Вратарям вообще нужно всегда играть.

— Здесь можно упомянуть и Дзюбу, который получил в «Зените» полный карт-бланш после продажи Рондона и в итоге раскрылся.

— Конечно. Но здесь еще важную роль сыграли вы, журналисты, сами того не подозревая. В хорошем смысле. Столько всего было вылито на него, сколько сомнений высказано, что он не туда попал, что в «Зените» не получится. А мужик-то оказался с характером! И доказал, что может играть не только в «Спартаке», но и в команде-чемпионе. Это хорошее качество для футболиста — стремиться переубеждать скептиков. Я очень рад за Артема.

— Но ведь в «Зените» и партнеры повыше уровнем?

— Наверное, Дзюба это тоже принимал во внимание, когда уходил. Тем более игроки, может, и другие, но почему тот же Рондон не смотрелся так здорово как Дзюба и не забивал по шесть голов в Лиге чемпионов? У него что, другие партнеры были?

АРШАВИН БЫЛ ИГРОЧИЩЕ

— Билялетдинов, вернувшись из Англии в «Спартак», сломал себе карьеру. Попал не в свою команду?

— Не хотел бы на нем пока крест ставить. Мне Динияр всегда нравился. Ему, на мой взгляд, не хватает спортивной наглости. Я Билялетдинову уже об этом говорил. Он очень хороший футболист. Если бы поверил в себя, вгрызался в состав, не обращал внимание на сторонние колкости — был бы не просто игроком «старта», а настоящим лидером.

— В вашем «Спартаке» у кого эта наглость была в правильной пропорции?

— Да почти у всех! Все ребята были по-хорошему злые. Для Илюши Цымбаларя, царствие ему небесное, не существовало авторитетов на поле. И для Хлестова, которому вообще было все равно, против кого выходить. Я думал, что он шутит, а он порой не знал, кому противостоять будет. Просто надежно делал свою работу.

— Аршавин покинул «Кубань» и близок к завершению карьеры. Его время пришло?

— Думаю, да. Когда Андрей находился на пике, он был Игрочищем с большой буквы! Но, вернувшись из «Арсенала» в «Зенит», думаю, пребывал не в лучших кондициях и оказался не готов бороться за место в стартовом составе. Наверное, ему сразу нужно было идти в более скромную команду, набраться жажды борьбы, гола и потом уже последовательно делать новый шаг вперед.

— Аршавин — «ваш» игрок?

— Безусловно.

— Вы ведь хотели когда-то позвать его в «Спартак»?

— Очень хотел. Мне их пара с Кержаковым очень нравилась, но возможности получить ее не было. Вы знаете, я столько раз хотел пригласить в свою команду связку, а в итоге так и не удалось. В свое время звал Шевченко и Реброва из киевского «Динамо», они приезжали ко мне домой в Москву, сами выражали желание перейти. Но потом оказалось, что шансов никаких нет. Жаль, ведь это одна из сильнейших связок в истории советского футбола. Потом еще были Кобелев и Добровольский — тоже очень хотел их видеть в своей команде. Общался с ними, разговор получился хорошим, но тоже ничего не вышло. Не удалось заполучить и Радимова, который в «Спартаке», на мой взгляд, мог бы идеально вписаться в игру.

— А был случай, когда, наоборот, футболист просился в команду?

— Не припомню. Разве что однажды, когда в Тарасовке еще не было заборов и охраны, и любой желающий мог спокойно пройти с улицы на поле, приехали цыгане и просили взять своего паренька. Они табор даже под окном разбили человек в 10. Пришлось, конечно, выйти и посмотреть. Но извинился и сказал: «Рано еще, подготовься получше».

— Не украли потом ничего?

— Да нет. Ребята нормальные, даже в здание не заходили. У них свой шалаш был.

МОЖЕМ ГОРДИТЬСЯ ПЕРЕХОДОМ ТАСКИ В «БАВАРИЮ»

— Как вы считаете, фраза Дмитрия Аленичева: «Хочу выиграть этот чемпионат», — обозначение реальных намерений или способ мотивировать коллектив?

— Неправильно вступать в такой турнир с командой, название которой — «Спартак», и не ставить себе задачу его выиграть. Матч заканчивается только с финальным свистком. Пока шансы остаются, даже теоретические, за них надо хвататься. Хотелось бы, чтобы футболисты до последнего стремились к чемпионству. Другой вопрос, способны ли они на это. Наверное, Аленичев хотел и себя подбодрить таким образом, и ребятам дать понять, что еще ничего не потеряно.

— Согласны, что по составу «Спартак» уступает «Зениту» и ЦСКА?

— Об этом судить не берусь. Тут нужно сравнивать всех игроков по отдельности, я такой анализ не проводил.

— Трансферная работа родного клуба этой зимой вызывает вопросы. Столько потерь и пока ни одного приобретения.

— Мовсисян давно говорил, что хочет перейти в другую команду. Человек искренне признавался, что ему не слишком нравится выступать в России, хочет вернуться в Америку. Вот его и отпустили.

— Отъезд Таски в саму «Баварию» удивил?

— В свое время я так же не понял продажу Видича в «Манчестер Юнайтед». Прекрасный был защитник и свой уровень в Европе подтвердил. Недавно закончил карьеру, к сожалению. Таски тоже хороший футболист. Сейчас непросто найти квалифицированного центрального защитника. «Бавария» не просто так Таски взяла, немцы редко допускают промашки. Значит, они рассмотрели в нем перспективу. Правда, не уверен, что Сердар будет попадать в стартовый состав. Просто стабильно выступать на своем уровне уже недостаточно — придется постоянно прыгать выше головы.

Возможно, деньги, вырученные за Таски, нужны для приобретения других исполнителей. В принципе, мы можем гордиться тем, что из не самой лучшей пока в России команды игрок переходит в такой клуб как «Бавария». Это делает честь нашему чемпионату.

Топ-клубы просто так футболистов не покупают. Для меня была непонятна ситуация, когда «Зенит» забрал ведущих игроков у «Рубина». Вместо того чтобы самим вырасти над «Рубином», они «Рубин» опустили. Такой вариант тоже приемлем, но мне он не по душе.

ЧТО МЕШАЕТ ШИРОКОВУ БЫТЬ КАК МАРАДОНА?

— Уход Широкова — большая потеря для «Спартака»?

— Руководители приняли решение его отпустить, значит, для них это не потеря. Видимо, считают, что с уходом Широкова команда заиграет интереснее. Роман хорошо выступает за сборную — и весьма посредственно выглядел в «Спартаке». Клуб это, конечно, не устраивало.

— Андрей Тихонов считает, что такой диссонанс вызван разницей в уровне партнеров. Может, в этом причина?

— Нет, конечно. Свой уровень нужно показывать, чтобы пенять на уровень партнеров. Приведу пример. Марадона к 1994 году набрал лишний вес и уже потихоньку заканчивал с футболом, но все равно решил поехать на чемпионат мира в США. Аргентина тогда ничего серьезного из себя не представляла, исповедовала принцип «бей-беги». Но вернулся Марадона, и те же футболисты заиграли по-новому. Силой своей личности Марадона вдохновил команду. Что мешает Широкову так же делать?

— Если Роман не сумеет подыскать себе клуб, без него сборной на Euro будет тяжело?

— Не уверен, что в нашей команде есть отдельные люди, от которых зависит вся игра. По-моему, таких нет — состав довольно ровный. Я желаю Роману найти клуб, привести себя в оптимальную форму. Для сборной он, безусловно, важен. Широков обладает хорошим последним пасом, он может помочь тренеру выстроить структуру игры.

— А переходы Кокорина и Жиркова в «Зенит» — плюс с точки зрения сборной? В том смысле, что половина основного состава теперь оказалась в одном клубе.

— Конечно, это поможет наладить игровые связи. Будут ли Жирков и Кокорин в «Зените» всегда в «основе» — вопрос открытый. Главный тренер — португалец, ему вопросы национальной команды безразличны. Не думаю, что он специально будет ставить всех сборников в состав.

АЛЕНИЧЕВ СОВЕТОВ НЕ СПРАШИВАЕТ

— Вы недавно встречались с Леонидом Слуцким. Отметили в нем какие-то черты, которые помогли вырасти в одного из лучших тренеров страны?

— Приятный в общении, эрудированный человек. Сейчас редко можно встретить людей, которые многого в жизни добились и при этом ведут себя совершенно нормально. Футбольные темы мы с ним не затрагивали, поговорили о жизни.

— Чем тренеры вашего поколения отличаются от нынешних?

— У молодых есть черта, которая у нас была меньше выражена — боязнь потерять свое место. Сейчас над каждым тренером стоят начальники. Даже показывая хорошие результаты, нельзя быть полностью уверенным, что тебя не уволят.

— Слуцкий в ЦСКА уже шесть с половиной лет держится. В этом клубе особая атмосфера?

— Есть результат. Это не всегда служит гарантией, но у умного президента — а Гинера я считаю таковым — если есть результат, будет и работа у тренера.

— Летом Слуцкому предстоит сделать сложный выбор между сборной и ЦСКА. Тяжело в этой ситуации принять решение?

— Выбор, действительно, тяжелый. А вот будет он или нет, не знаю. Мне часто задавали вопрос про совмещение. Но это дело двоих — Слуцкого и Гинера. Как они решат, так и будет.

— Вам лично тяжело возглавлять и сборную, и клуб? Ведь это требовало больших энергозатрат. Не страдала ли какая-то часть работы?

— Как-то впрягся — и, казалось, что совмещение мне не мешает. Успевал. Даже нравилось, что ни дня и ни минуты покоя не было.

— Скучаете по тем временам?

— Нет. Видимо, у человеческого организма есть пределы. Энергия иногда заканчивается. Надо снова подпитываться. Столько пришлось недосыпать, недоедать, что до сих пор не восстановился.

— Аленичев вам звонит, чтобы посоветоваться?

— Советов не спрашивает. Поздравляет с днем рождения, новым годом.

— Когда Карпин пригласил вас как консультанта, вы только отвечали на вопросы или предлагали что-то от себя?

— От себя никогда ничего не говорил. А вопросы были в основном из области психологии. Карпин не понимал чьих-то действий или высказываний. Я же просто рассказывал случаи из своей практики. Но общались мы не очень часто. Может быть, раз в месяц. Эти тренеры работают сами — и правильно делают. Надо все на своей шкуре испытать. Они сами набивают себе шишки, но и победа, если она придет, будет их заслугой.

ДЛЯ МЕНЯ РОДНОЙ СТАДИОН — «ЛУЖНИКИ»

— Глядя на прекрасный новый стадион «Спартака», не испытывали желания вывести на его поле команду?

— Нет. Честное слово. Мы тоже играли на отличных аренах. Чем «Лужники» хуже? Они как были для меня родными, так и остались. Огромная чаша, просторные раздевалки. Сам на этом стадионе провел множество матчей как футболист, как тренер работал. А к новому стадиону еще надо привыкнуть.

— Помнится, один раз вы все-таки были в Тушине в роли главного тренера — команды ветеранов.

— Было дело.

— Нет удивления или сожаления, что стадион «Спартака» не назвали в честь братьев Старостиных?

— Это не мое дело.

— Спрашиваем как болельщика.

— Насколько понимаю, нынешнее название у стадиона не навсегда. А со временем народ, думаю, придет к имени Старостиных. Если не наше поколение, то следующее.

— Вам понравился возведенный на арене памятник основателям «Спартака»?

— Если честно, я братьев Старостиных не узнал. Долго спорили с Ярцевым, где Николай Петрович, а где Андрей. Хорошо хоть вообще памятник поставили. Хотя лучше бы у входа, где гладиатор стоит. Страшный, кстати. Там можно было бы скверик разбить. Приходили бы болельщики, цветочки положили бы, заодно поспорили бы друг с другом. Все-таки Старостины создали «Спартак», много с ним побеждали и вошли в историю. Причем, не только футбольную.

— Разговоры о стадионе для «Спартака» шли давно, еще когда вы в нем работали. Почему тогда не получилось?

— Николай Петрович, который для меня был, есть и останется непререкаемым авторитетом, говорил: «Зачем? Где мы найдем деньги? Нужно ли с этим связываться? У нас есть свой стадион, народный — «Лужники». А могли построить. Ведь тогда и некоторые руководители страны были болельщиками «Спартака». В конце жизни Николая Петровича клуб пригласил геодезистов туда, где теперь манеж «Спартака». Они провели изыскания и заключили: «Здесь строить такое громадное сооружение, как стадион, технически невозможно из-за грунтовых вод — рядом река Яуза». Другую площадку искать тогда не стали.

— Через несколько месяцев откроется музей «Спартака». Вы передали в него какие-то вещи?

— Нет.

— А вас просили?

— Нет. Может, и не нужно ничего.

ДАВЫДОВА ОТПРАВИЛ БЫ НА КРУГИ

— Молодой Давыдов приехал на первый сбор с лишним весом. Как бы вы поступили на месте тренера?

— Отстранил бы форварда от тренировок, послал бы бегать по кругу. И он бы наматывал круги, надев болоньевую куртку, пока не приведет себя в порядок. В мое время у нас только один футболист возвращался из отпуска с лишним весом — Бубнов. Приезжал здоровый, розовощекий, покушать любил. Константину Ивановичу Бескову приходилось принимать меры — тренер отчитывал его перед всей командой, а потом отправлял на «круги».

— А в бытность вашу тренером «Спартака», наверное, Цымбаларь был склонен быстро набирать вес во время отпуска?

— Максимум, килограмм — другой. Цыля прекрасно знал, что придется бегать по кругу, без мяча. Поэтому где-то за три-четыре дня приводил себя в порядок. Я что-то не помню, чтобы Илья бегал в «болоньке». А вообще ребята настолько выкладывались на первой же тренировке после отпуска, что скидывали по два-три килограмма. Все знали, что о прошлых заслугах необходимо забыть и пахать, пахать, пахать.

— А со звездной болезнью как боролись?

— Да я и не припомню, чтобы у нас кто-то так уж серьезно зазвездился. Чаще даже не я опускал игрока с небес на землю, а ребята в коллективе. У нас хватало футболистов с отличным чувством юмора, которые так могли подколоть, что мало не казалось. Например, кто-то заходит в раздевалку, а ему сразу: ты вчера гол забил наконец-то, теперь тебе здороваться с нами не надо (смеется).

— Раньше у игроков на сборах в качестве воспитательной меры забирали телевизор. Сейчас бы это сработало?

— Это уже бесполезно. Я-то прибегал к такой мере по одной простой причине. Нужно было сплотить команду, чтобы ребята вместе обсудили проблемы в игре. А порой все сидят по номерам и заняты кто чем. Я вспоминаю свои годы. У нас тогда был один телевизор на всех. Кто-то в шахматы играл, кто-то в шашки. Одно время очень популярным было лото. Чуть ли не вся команда резалась.

— На деньги?

— Да откуда тогда деньги были? 150 рублей и еще два короеда на спине с женой вместе! Просто играли с азартом, никто не хотел уступить.

— Перейдем к другой теме. В последнее время много говорят о натурализации футболистов. Не так давно Гильерме получил российский паспорт, на подходе Ари, Вандерсон, Мариу Фернандес, Нойдштетер. Как вы к этому ко всему относитесь?

— Философски. Мне кажется, нужно прежде всего развивать наш детский, юношеский футбол. А то мы натурализовали корейца в шорт-треке, он принес нам медали, но все это разово. Таким макаром нового поколения в этом виде спорта у нас не вырастет. Давайте больше внимания будем уделять детишкам.

— Какая должна быть формула лимита на легионеров?

— Я не знаю. У меня нет ответа на ваш вопрос. Сколько, кому что надо? Против ужесточения выступают хозяева клубов, а если его отменить, можем вообще наших игроков потерять. Ведь для чего тогда растить, готовить, тренировать своих ребят, если можно купить на стороне?

— А вы в своей жизни встречались с толковыми хозяевами клубов?

— Да я вообще как-то с ними не встречаюсь… У них своя работа, свой взгляд на футбол. Я с профессионалами в основном общаюсь, а с хозяевами у почти нет точек соприкосновения.

— Вы говорите про владельцев клубов во времена вашей работы?

— При мне хозяев особо то и не было….

— А в самом конце вашей тренерской деятельности?

— А вот я как раз и ушел, когда они появились.

— Сильно мешали работе?

— Все зависит от конкретного человека. Мы же видим, как продуктивно работают Гинер со Слуцким. Руководитель клуба не мешает главному тренеру команды. Приятно за этим наблюдать.

— А что скажете про Галицкого?

— Я с ним не знаком. Могу сказать только что, лично мне интересен тот футбол, который демонстрирует «Краснодар». Они, правда, в начале сезона потеряли много ненужных очков: либо переоценили себя, либо испугались прошлогоднего высокого места. По идее, могли находиться в турнирной таблице и повыше.

— А «Спартак» в первой части сезона часто выглядел интересно, на ваш взгляд?

— Нечасто, к сожалению. Если «Спартак» стабилизирует игру, думаю, слова Аленичева могут из области фантастики превратиться в реальность.

— Верите, что Аленичев, Титов и Ананко уже в этом сезоне могут привести красно-белых к золоту?

— Надеюсь на это.

— А если не получится?

— Смотря как не получится. Я все валю на качество игры. Если будут проводить серые матчи, уступать, не войдут в тройку, это нельзя будет назвать удовлетворительным выступлением. А если займут пятое место, но при хорошем, качественном футболе, я им скажу: ребята, вы на правильном пути!

— Почему на протяжении последних лет «Спартак» летом смотрится прилично, а осенью буксует?

— Вы знаете, после первого тура любая команда может лидировать. Здесь, мне кажется, многое зависит от календаря. Сейчас практически все будет определять работа тренеров. Не надо все успехи и неудачи списывать на комплектование. В премьер-лиге этой зимой никто особо не усилился и никто ничего, по сути, не потерял. Все остались при своем и готовы решать прежние задачи. Так что надо теперь качественно подготовиться ко второй части сезона и бороться за самые высокие места. В этом и заключается искусство тренера подвести подопечных в максимально боевом состоянии к возобновлению чемпионат.

— «Ростов» в данном случае можно привести в качестве примера? Ведь у клуба серьезные долги, а команда идет на втором месте.

— Лучше привести в пример английский «Лестер».

ПРИВЕТЫ РЕХАГЕЛЮ

— Общаетесь ли вы со своим другом Рехагелем? И с кем вообще поддерживаете связь из футбольного мира?

— С Отто передаем друг другу приветы. А общаюсь в основном с нашими тренерами и со своими футболистами. Вот на Новый год удалось поговорить с двумя десятками спартаковцев.

— Почему не захотели работать в иностранном клубе?

— Я русский медведь — мне комфортно в России, после трех-четырех дней за границей хочется домой. Для себя понял, что не смогу нигде работать, полностью выложиться на все сто процентов, кроме родной страны.

— При Федуне создан попечительский совет. Каковы его функции?

— Пока мы ничем команде не помогаем. На данный момент нет конкретных задач, которые совет должен решать.

— Чем вы хотели бы заниматься?

— Готов на любые задания, лишь бы это пошло на пользу клубу. Но совет должен иметь чисто рекомендательные полномочия. Допустим, нужен «Спартаку» нападающий. Я готов полететь в ту же Италию или Бразилию, посмотреть на парня, высказать свое мнение о нем. Разве это плохо?

— Мельгарехо — спартаковский игрок?

— Парень много забивает. Но как его будут снабжать игроки средней линии — вопрос? Если Мельгарехо будет получать передачи так же, как в «Кубани», то это хорошо для «Спартака».

— Попов остался без Широкова. Действительно ли они мешали друг другу?

— Еще перед переходом Ивелина я говорил, что они будут «съедать» друг друга в некоторых моментах. Оба — лидеры, через которых должна идти игра. А когда таких двое, то, как правило, стройности не получается и команда теряет быстроту в принятии решения.

— Сможет ли он стать лидером команды?

— Должен. И не важно на какой позиции он будет играть. В «Спартаке» частенько эту функцию выполняли и крайние полузащитники — Цымбаларь, Тихонов.

— В вашем «Спартаке» все полузащитники были лидерами и не мешали друг другу.

— Они умели подчиняться интересам команды. И это очень здорово. Широков и Попов — другие, прежде думают о своих интересах, потому и «съедали» друг друга. У меня же Цымбаларь спокойно мог в ущерб своим действиям играть на Титова. Все они подчинялись интересам команды, что сделало их великими футболистами.

— В ЦСКА, где может оказаться Широков, есть Еременко. Не получится схожей ситуации?

— Не думаю. Еременко очень разносторонний игрок, его можно использовать на разных позициях. Он один из самых интересных футболистов в нашем чемпионате.

— Кто из одаренных футболистов не смог себя реализовать при вас?

— Слишком рано и неправильно закончил с футболом Артем Безродный. Он мог вырасти в очень серьезного игрока. Тот же Валера Кечинов не полностью себя реализовал, другие ребята.

— Для себя на данный момент на 100 процентов закрыли вопрос с возвращением к тренерской деятельности?

— Нет, никогда не закрывал. Как говорится, никогда не говори никогда!

— Свой последний трофей «Спартак» завоевал в 2003 году, а сразу после этого вы покинули клуб. Есть ли здесь закономерность?

— Нет, конечно.

— Некоторые говорят, что «Спартак» проклят из-за Червиченко.

— Что ж, пойду поставлю свечку в церковь (смеется).

— Следите за своими воспитанниками?

— Я болею за «Спартак», но симпатизирую и другим командам, где работают мои ребята. Переживаю за Рахимова и Ледяхова в «Тереке», за Парфенова и Ковтуна в «Тосно», за Карпина в армавирском «Торпедо», еще за Кобелева в «Динамо» и Радимова в «Зените-2», которых уважал, как игроков. Всегда желаю им удачи и только позитивных эмоций после окончания сезона. Сердцу не прикажешь — все они мои ребята.

— В Тарасовку вас тянет?

— Хочется там побывать, посмотреть на тренировки, пообщаться.

— «Спартак» в этом году должен переехать из Тарасовки в Тушино. Не жалко, что команда покинет легендарное для многих спартаковских поколений место?

— Частичка истории покинет «Спартак». Но давайте будем объективны — нельзя держаться за валенок, когда есть модные сапоги. То, что «Спартак» переезжает, это хорошо. Это старая база, там маленькая территория. Она находится рядом с железной дорогой — по ночам от проезжающих товарных поездов все трясется, а это делу не помогает. Выйти погулять? Только вокруг поля. Постоянные пробки на Ярославском шоссе. Тарасовку необходимо сохранить как памятник созданию «Спартака». Кого там только не было — Яшин, Стрельцов, Нетто, Симонян. В общем, все величайшие футболисты в истории СССР и России. Легенды!

Обнаружив в тексте ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Новости Премьер-лиги

Новости Mail.Ru