Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
8 мая 2015, источник: Чемпионат.com

Динияр Билялетдинов: Поначалу думал, что в Англии меня называют «лохом»

В редакции «Чемпионата» Динияр рассказал о премиальных в «Спартаке», злобных такcистах в Ливерпуле и винограде, который в него кидали.

Источник: Чемпионат.com

Динияр Билялетдинов сейчас бьётся за выживание в РФПЛ вместе с игроками «Торпедо». Пожалуй, не самое прекрасное занятие для человека, забивавшего ван дер Сару и выигрывавшего бронзу чемпионата Европы. Впрочем, Динияр всё равно остаётся одним из самых талантливых российских игроков XXI века. И оратор из него тоже очень даже неплохой — тем более что ему есть что рассказать. Мало кто из россиян успел и в АПЛ поиграть, и в двух российских топ-клубах, и в сборной какое-то время феерить, и, собственно, вкалывать в команде-аутсайдере чемпионата.

«Контракт со “Спартаком” заканчивается в декабре»
— Начнём с ваших планов: где продолжите карьеру, ведь контракт в «Спартаке» у вас заканчивается летом 2015 года? (Александр Новохацкий)

— Пока неясно. Арендное соглашение с «Торпедо» завершается летом, а контракт со «Спартаком» — в конце календарного года. По истечении срока аренды я вернусь в расположение «Спартака», а там уже видно будет. Многое зависит не от меня.

 — Можете представить себя в «Торпедо» в следующем сезоне, если команда вылетит из Премьер-Лиги? (Кирилл Макаров)
— Не знаю, надо разговаривать. Сейчас мы выжимаем из себя все соки, чтобы «Торпедо» осталось. Кроме того, тут должны договариваться даже не две стороны, а три. Но сейчас реально у меня все мысли не об июне, а о мае.

 — Тогда о насущном. Ещё месяц назад перспективы «Торпедо» выглядели более или менее радужно, а сейчас команда опять оказалась в зоне вылета. Что произошло за последний месяц?
Во-первых, начали побеждать все команды из нижней части таблицы, которые, по идее, должны были проигрывать. Во-вторых, для нас не очень хорошо складываются внешние факторы. И невезение тоже мешает.

Мы уже давно играем без болельщиков, а где-то и сами недорабатываем: не можем провести весь матч ровно.

 — Почти все конкуренты «Торпедо» обыграли хорошо знакомый вам «Локомотив». У вас наверняка остались друзья в стане «железнодорожников». Как они объясняют то, что происходит?
— Они сами не понимают, что происходит. Мне кажется, ребята не очень хорошо готовы физически. Похожая история была в «Динамо», когда там работал Божович. Первая часть чемпионата — «ура-ура», а после паузы команду тоже потянуло вниз, случился провал. Не знаю, как обстоят дела внутри клуба, но, конечно, обидно. Мы рассчитывали, что «Локомотив» будет отбирать очки у наших соперников.

 — Кстати — в плане самоидентификации до сих пор считаете себя «железнодорожником»?
— Годы, проведённые в «Локомотиве», я вспоминаю с теплотой. Это команда, которая дала мне дорогу в жизнь. И симпатия к ней у меня будет всегда.

 — Согласны, что именно в «Локомотиве» был лучший Динияр Билялетдинов, которого видели болельщики?
— В плане результатов, наверное, да. Выигрывали Кубок, чемпионство, третьи места. Тогда «Локомотив» был на виду — выступали в Европе, делали Кубок РЖД. Хотя там случались и плохие времена, когда люди были недовольны результатами команды, игроками, тренерами, руководством…

Был хороший в Англии — первые полтора года. В сборной мне нравилась работа с Гусом Хиддинком. В принципе, все этапы получились памятными — даже со «Спартаком», с которым мы заняли второе место в чемпионате.

Приятно удивила аренда в «Анжи», всё оказалось не так, как я себе представлял. Поначалу было непонятно, где живёт клуб, как летать, где тренироваться. Но в итоге эти полгода прошли очень интересно. У нас были условия для тренировок: поле, стадион — всё идеального качества. Клубная организация — на высшем уровне. Думаю, она сохранилась и по сей день. Команда была собрана по ниткам — это тоже определённый опыт.

 — В «Локомотиве» второй половины 2000-х, рассказывают, платили сумасшедшие премиальные.
— Не скажу, что в этом смысле тот период стоит особняком. В «Спартаке» тоже были повышенные премиальные, которыми мы делились с персоналом, молодёжью — таким образом, деньги получали все 23 человека.

Суммы премиальных регламентируются до начала чемпионата. Но бывают эмоциональные моменты, когда заходит один из владельцев клуба и от себя что-то накидывает. Например, когда мы со «Спартаком» выиграли в Питере 3:2, зашёл один из руководителей клуба и сказал: «Ребята, за волю к победе из своего кармана добавлю вам энную сумму». Мы тогда вдесятером выиграли. А после следующего матча с «Локомотивом», в котором тоже победили, 2:0, и в итоге взяли второе место, руководитель зашёл снова: «Ребята, вы меня очень радуете, для вас не жалко!»

 — Вы не назвали ни имя руководителя, ни сумму. Может, хотя бы что-то одно назовёте?
— Нет, а вдруг сейчас налоговая наедет? (Смеётся.).

Источник: Чемпионат.com



«Жалею, что не остался в Англии»
— Есть ощущение, что после «Локомотива» ваша карьера постепенно движется вниз.

— Скорей, с 2013 года понемногу начинает «колбасить». 2012-й был ещё более-менее, когда заняли второе место, играли в Лиге чемпионов с Эмери. Потом травма на три месяца, жизнь без мяча, смена тренера — и футбольный год вообще выброшен из жизни. Сейчас ковыряюсь, чтобы снова подняться наверх по синусоиде.

 — Какие шаги хотели бы изменить в своей жизни?
— Наверное, следовало остаться в Европе, в Англии. Были варианты и с «Эвертоном», и с другими командами. Но я их, увы, отмёл, потому что уже была договорённость со «Спартаком».

 — Погребняк остался играть в Англии на великолепных полях и стадионах, даже вылетев в Чемпионшип. И сборная России его не заботит. Неужели ваше решение променять АПЛ на РФПЛ ради парочки матчей на Евро-2012 изначально не выглядело сомнительным? (Александр Зубов)
— Сейчас уже понимаю, что выглядело. Но тогда всё вместе сложилось: заскучал по дому, жена была в положении — через несколько месяцев у нас появился первенец. Всё-таки сложновато жить, когда нет близких и родственников, чтобы помочь. А из Англии в Россию особо не налетаешься.

 — Погребняк в этом плане уникален? Как ему удалось прижиться в Англии?
— Его там всё устраивает. Во-первых, Паша живёт в небольшом городе недалеко от Лондона. И потом, у него в столице Англии жена занимается какими-то проектами. Думаю, что он отработает свой контракт до конца. С удовольствием.

 — Чем вас сумел соблазнить «Спартак»? Были ли доводы помимо выгодного контракта?
— Мы не сидели долго, чтобы вылить друг другу на уши малину. Был разговор — устраивает предложение или нет, всё. Ещё в ноябре. А когда спартаковская делегация приехала в январе, всё было решено за день.

 — Большая делегация?
— 3−4 человека, в том числе Карпин, юристы.

 — Не сидела в голове мысль, что АПЛ не тот чемпионат, откуда стоит уходить, и, скорее всего, туда уже не вернуться?
— Сидела. Но и Дик Адвокат мне звонил перед тем, как я принял решение, — сказал, что надо менять клуб, что здесь я буду ближе, на виду.

 — Выходит, на ваш переход в «Спартак» больше повлиял не Карпин, а Адвокат?
— Всё повлияло. В любом случае решение я принимал сам.

 — Был ли переломный момент, когда вы осознали, что ошиблись с выбором?
— В начале 2013 года, после сборов, начался разлад, и отношения с тренером резко изменились. Всё стало совсем беспросветно, и тогда стало ясно: я ошибся.

 — А отец что говорил?
— «Разбирайся сам». Он владел информацией о ситуации. Но это жизнь: не всё должно идти как по маслу. Бывают спады, взлёты, а бывает штиль.

 — Вашу карьеру сломали люди или обстоятельства?
— Мне ещё никто ничего не сломал! Что за панические настроения (улыбается).

«Не чувствую себя на 30 лет»
— За эти два года появлялись варианты вернуться в Европу?

— Была возможность, но призрачная. Конкретика была только с Турцией, с «Газиантепспором», но это было после «Анжи». А в 2013-м я плотно не занимался данным вопросом, думал, что всё ещё может поменяться в «Спартаке».

Всё-таки у команды была не такая большая обойма, и я надеялся, что появится шанс. За год ничего не поменялось, игр после вылета из Лиги Европы стало меньше, и зимой принял решение: «Всё, пора. Год уже выкинул — хватит, надо играть наконец».

 — Как себя чувствуете в 30 лет?
— А я и не чувствую себя на 30. Нормально, сил вагон!

 — Когда получали поздравления в феврале, осознавали, что вам уже 30?
— Если честно, мне как-то всё равно. Не было такого, чтобы я утром встал и подумал: «Ё-моё, мне 30!» Это всё в голове. Раньше футболисты в таком возрасте не могли похвастать хорошей физической формой, а сейчас и лучшими бомбардирами становятся в 35!

 — Довольны ли временем, проведённым на поле в составе «Торпедо»?
— Ещё бы я не был доволен!

 — Валерий Петраков на первом этапе говорил, что к вам есть определённые вопросы.
— В первые полторы недели я был немного уставшим. Сейчас всё нормально, просто нужно больше удачи.

 — Любопытный вопрос от читателя: можно ли сравнить переход от игры в атмосфере «Гудисон Парк» к матчам на пустом стадионе в Раменском с вождением машины «Ока» после того, как несколько лет ездил на спорткаре? (chel-0-vek)
— Ха, надо «Оку» попробовать (смеётся). Конечно, на «Гудисон Парке» другая атмосфера, 42 тысячи, стадион всегда полный, доброжелательный к своей команде и отчаянно ненавидящий чужую. Иначе никак.

 — А здесь пусто и ненавидят собственного президента?
— Скорей, игроки друг друга ненавидят (смеётся). И всем это слышно. Такое эхо, что лучше заткнуть уши.

 — Помогла ли английская Премьер-лига вам в развитии как футболисту? (Александр Новохацкий)
— Да, это отличный жизненный опыт. Есть о чём вспомнить: где и с кем играл, кому забивал, как себя проявлял и что получал за это. Например, я лучше стал играть головой. Не могу сказать, что прибавил в технике. Наверное, понял, что там нет такого сильного отличия в плане физики. Втянулся — и не было проблем даже 90 минут отбегать.

 — АПЛ не космос, судя по вашим словам?
— Нет. Это то, к чему можно приспособиться. Возможно, единственное, в чём мы отстаём, это габариты. Там ребята с детства приучены к «качалке», это часть культуры. У нас подобное не так приветствуется.

Порой смотрят на перекачанного игрока и думают: деревянный стал. А на самом деле он просто «монстр» в плане физики. Когда после матчей игроки АПЛ снимают майки — там такие кубики… Аж завидно.

 — Вас самого не накачивали? Часто игроков из Европы заставляют много времени работать в «тренажёрке».
— В Англии нет «обязаловки». Никто тебе не говорит: «Сегодня идём в «тренажёрку». Каждая работа совершается по самочувствию. Есть набор упражнений, которые прописаны в заламинированном талмуде, на «айпод» или «айфон» тебе закачивают видео. Любителям ретро давали диски (улыбается).

Существует обязательная часть и опциональная, которую ты выполняешь, когда тебе угодно. Но к этому подходят дисциплинированно: если сегодня кто-то отказался от упражнения, завтра он его сделает. Никто не «забивает» на тренировки, уровень профессионализма очень высок.

 — Сычёв во время выступлений во Франции научился хорошо бросать мяч из аута. Были ли элементы, которым вы научились в Англии?
— После каждой тренировки мы отрабатывали завершение атак. Это только звучит банально. На самом деле команда всегда дополнительно трудилась над ударами в определённых ситуациях. Кто-то отрабатывал штрафные, кто-то бил через стенку, кто-то лупил с пяти метров. Таким образом, большинство голов получаются интуитивными. Поэтому игроки АПЛ так часто пуляют по девяткам. Не забывают, как ставить ногу, а на поле делают это уже автоматом.

Источник: Чемпионат.com



«В “Эвертоне” спел песню про ёлочку»
— Вы внимательно изучали свой контракт с «Эвертоном» перед его подписанием?

— Честно говоря, нет. Бонусы и премиальные не обсуждал — посмотрел на стандартную часть и подписал, делов-то.

 — Миодраг Божович, когда был у нас в гостях, сказал, что свой контракт с «Локомотивом» в принципе не читал…
— Ну, самое важное я всё-таки прочитал. Скажем, нормы поведения, все дисциплинарные моменты, сколько раз человек может быть задействован в мероприятиях.

 — В России журналисты борются за то, чтобы от каждой команды после матча выходили пообщаться хотя бы по два игрока. В Англии это регламентировано?
— На «Гудисоне» собирался большой шатёр, куда должен был подойти хотя бы один футболист из команды, чтобы рассказать об игре. Когда мы выиграли у «Манчестер Сити», туда вообще шесть человек пошли! Все нас хотели разорвать на части, поцеловать.

По регламенту ты обязан потратить на всех желающих 15 минут. Не меньше, но и не больше. Даже если подойдёт маленький мальчик тебя потискать, охранник скажет: всё, ребята, время вышло.

Также и с прессой нужно пообщаться в смешанной зоне. Если есть первоначальная договорённость, ты должен остановиться и поговорить. А некоторые ребята из газет ждут тебя в комнате ожидания, и ты общаешься с ними в переговорной.

 — Как у вас было с английским?
— Я знал его со школы, на первое время хватало. Потом, конечно, подтянул разговорные обороты. У ливерпульцев вообще специфический диалект, поначалу было очень сложно понимать их говор. Отвечал им: «Давайте помедленнее и почётче!»

 — А когда дали первое интервью на английском?
— Через две недели после перехода, клубной пресс-службе.

 — Trust me, trust in Everton?
— Как Шава? (Смеётся.) I believe in it! Не, на самом деле поговорили серьёзно, обо всём. Но спасибо журналисту клубного ТВ, он специально выбирал обороты попроще. А в печатной версии ещё и приукрасили мои слова. Я прочитал и подумал: ничего себе я по-английски «фигачу»!

 — Были моменты «трудностей перевода», недопонимания?
— Жёстких — нет. Но непонятным для меня было слово «лох». Мне говорят: «Гуд лох!» — «Хороший лох, что ли?». Оказывается, это было «Good luck», удачи желали.

 — Каким было посвящение для новичков в «Эвертоне»?
— Игроки пели во время командного ужина перед Рождеством. Я исполнил новогоднюю песню — «В лесу родилась ёлочка». Буквально на минуту нужно было встать на стул и спеть в импровизированный микрофон.

Кто-то брал в руку тапок, кто-то пел в половник, а я — в пустую хлопушку. Если ты слишком зажатый, тебя закидывают предметами. Мне повезло — только одна виноградина пролетела мимо уха, пронесло! Постеснялись, наверное. Леон Осман кинул.

«Болельщик “Ливерпуля” высадил меня из такси»
— С кем вы дружили в «Эвертоне»? (Антон Коробий)

— С соседями больше общались, а потом появился Ян Муха, который сейчас играет в «Арсенале». Тульском.

 — Общаются ли между собой игроки «Эвертона» и «Ливерпуля»? Тот же Шкртел поиграл в России, с ним поддерживали связь? Насколько принципиальное противостояние в городе?
— Очень принципиальное. Но люди между собой нормально общаются. Один таксист, болельщик «Ливерпуля», довёз спокойно. Я ему сказал: «Вези, дорогу покажу». Когда приехали, он воскликнул: «Да это же база “Эвертона”! Давай, удачи! Гуд лох!».

А в другой раз таксист высадил сразу, как понял, куда мы едем. Тормознул, счётчик остановил. Я спрашиваю: «Мне хоть заплатить?». Он в ответ: «Не надо, выметайся поскорее!». Вот такие болельщики «Ливерпуля»…

Кстати, у них ведь все по GPRS, по счётчику. На базе знают, куда таксист ехал, сколько денег должен привезти. То есть он сам у себя отнял доход! Только бы высадить игрока «Эвертона». Ну, зато я бесплатно проехался (смеётся).

 — В России были подобные истории?
— Нет. Недавно вот штраф выписали. Не успел пристегнуться, буквально 100 метров от дома отъехал. Меня полицейский спрашивает: «Сильно спешишь, а?». «Сильно». «Ну тогда быстро выпишу…».

 — Ливерпульское дерби на «Энфилде» — это особая атмосфера?
— Особенная атмосфера есть на каждом стадионе — на «Гудисоне», у «Ньюкасла». На «Сент-Джеймс Парке» собираются одни из самых шумных болельщиков. Есть поговорка: даже если просто растёт трава, они всё равно придут посмотреть на это всем стадионом.

Ещё я любил ходить на «Олд Траффорд». Но там более камерная атмосфера, много туристов. Видят Руни — и сразу «щёлк-щёлк» фотоаппаратами и айфонами. А если вы хотите олдскульный британский саппорт — приезжайте в гости к «Сандерленду» или «Кристал Пэлас». Вот где абсолютно сумасшедшая атмосфера!

Источник: Чемпионат.com



«Никогда не симулировал. Это противоестественно для мужчины»
— Расскажите о самом запоминающимся моменте в АПЛ или из жизни в Англии (Михаил Захаров. Краснодар).

— Большой матч для «Эвертона» — кубковый выезд с «Челси». Мы сыграли 0:0 в основное время. На 104-й минуте нам забил Лэмпард, но на 120-й со штрафного Лейтон Бэйнс обвёл стенку и отправил мяч в девятку — 1:1, получите!

Свисток, серия 11-метровых. И по пенальти мы выиграли! Притом били за ворота наших болельщиков, которые яростно смущали Коула. После удара Хейтинги Эшли подошёл к мячу, и голландец его как толкнёт плечом! Вот Коул в итоге и не забил. Мы прошли дальше, хотя «Челси» считался безоговорочным фаворитом, «размазать» нас по «Стэмфорд Бридж» собирался.

 — В Англии вас часто провоцировали?
— Бывало, но к этому там нормально относятся. А вот симулянтов очень сильно не любят. И болельщики свистят, и соперники недовольно реагируют.

Зато к судьям постоянно апеллируют. Слово fuck — самое популярное в АПЛ. Но на самом деле в нём нет ничего страшного. Зря у нас его переводят буквально. В Британии это обычное слово. Оно скорее аналог нашего «блин». А вовсе не ругательства из трёх букв.

 — Вы чаще ругались по-английски или по-русски?
По-русски.

 — Можете вспомнить яркий пример симуляции, которая вас возмутила?
— Катаются в основном испаноязычные игроки. Для меня как для мужчины неприемлемо орать или делать какие-то кульбиты, получив по ногам. А потом вскочить как ни в чём не бывало и радоваться, когда сопернику жёлтую дали. Фу, никогда так не делал. Это просто противоестественно.

 — Говорили кому-нибудь: «Вставай уже, чего ты валяешься?!».
— Конечно! Помню, один товарищ сначала за колено держится, потом вдруг показывает, что ему на ногу наступили… Классно, правда? В матче с «Вест Бромвичем» был такой эпизод. Меня, кстати, тогда удалили.

 — Болбои часто провоцируют игроков в Англии?
— Это часть футбола. Болбои получают чёткие указания: когда подавать мяч, а когда нет, на какой минуте время потянуть, кинуть мяч игроку не в руки, а под ноги и так далее. Потому что в Англии для достижения результата делается абсолютно всё.

Раздражает ли это? Конечно! Но почти никогда футболист ничего болбою не говорит, не обижает, не оскорбляет пацана.

«Акинфеев не с луны свалился и понимает, что Стеванович ничего плохого не сказал»
— Вы ведь и сами в своё время подавали мячи.

— Да, на Лиге чемпионов в детстве. Но я, наоборот, быстрее хотел подать мяч, «выпендриться» перед Кафу, другими кумирами. Когда «Реал» приехал в Москву, то я вообще с ума сошел! Возвращая мяч испанцам, спешил даже больше, чем когда «Локомотиву» помогал.

 — В истории с Лодыгиным вы на чьей стороне?
— Мне вообще интересно, по поводу чего КДК собирался. Провокации, нецензурная брань — можно всё что угодно за уши притянуть. Давайте тогда будем последовательными и проведём заседание КДК по инциденту с Акинфеевым в матче «Торпедо» — ЦСКА. Почему бы и нет? Но никто заниматься этим не будет.

 — Стеванович — ваш партнёр по «Торпедо». Какие его мысли после того эпизода?
— Он не ожидал, что у Акинфеева будет такая реакция. Игорь вроде не с луны свалился и прекрасно понимает, что есть междометия, которые югославы часто употребляют на эмоциях. А Стеванович по происхождению серб. Игорь погорячился, не стоило так реагировать. Ничего ужасного Стеванович ему не говорил.

 — Понтус Вернблум, приехав в Россию не стеснялся признавать себя провокатором. Кто, на ваш взгляд, самый большой провокатор РФПЛ?
— Сам Вернблум, безусловно. В этом искусстве он лучший. И ещё Тарасов набирает опыт (смеётся). Ну, такой у парней стиль игры. Срывать любую возможность провести атаку, «душить» судей, получив по ногам, кататься, будто тебя убили, при этом самому не гнушаться «рубить» всех подряд… Таким образом Вернблум и Тарасов выводят соперника из себя.

Но Понтус делает это поизящнее, Дмитрия всё же часто удаляют.

ВОПРОСЫ ИЗ СЕТИ «ВКОНТАКТЕ»

 — Первые впечатления, когда приехали в Англию? (Денис Обухов)
— Поразили поля. И количество, и качество. 16 тренировочных, считая один манеж и искусственный газон. Где хочешь, там и тренируйся.

 — Ваш самый запоминающийся гол за «Эвертон»? (Альберт Тукаев)
— По факту — с «МЮ», но думаю, что были и более красивые. Тогда мы выиграли у «Манчестера» в очень значимом матче, 3:1. Не могу сказать, что получился супергол, но добротный удар. Стоял в воротах ван дер Сар, а обыграл я Эвра… Это было круто, чего уж там.

1 мая состоялась церемония, мне вручили статуэтку с табличкой за лучший гол сезона за «Эвертон», а 8-го мы играли с «Портсмутом». Так я там еще лучше забил, прямо в девятку засадил! И мяч летел по более интересной траектории. Ребята подходили и говорили: «Этот гол намного красивее, чем в ворота «МЮ».

 — За кого большинство жителей Ливерпуля? (Андрей Сёмин)
— 50 на 50. Если даже посмотреть на вместимость стадионов, у одних 42 000, у других — 45 000. Нет такого перекоса, как в Манчестере — у «МЮ» 80 000, а у «МС» — 40 000.

 — Какова разница между английской и российской системами подготовки игроков? (Андрей Сёмин)
— Трудно сказать. Сборная Англии уже много лет ничего выиграть не может — вот вам и система подготовки. А разница в том, что они не ограничены в соревновательных моментах. У нас было первенство Москвы, Кубок Москвы — и всё. А британцы ездят по турнирам в другие города и страны, у них хорошие тренировочные поля.

Я таких не видел в детстве. Тренировался на резиновом. Если повезёт — на синтетике, в манеже со «Спартаком». Зимой — на снегу, пожалуйста. А у них хочешь — манеж зимой, хочешь — зелёное поле. Совсем другое отношение к футболу.

Англичане с детства играют в своё удовольствие, а потом постепенно появляются физические упражнения, тактические.

Я видел 15−16-летних ребят в Англии — честно говоря, это одна сплошная беготня, битьё по ногам. Нет техники, серьёзной координации. Зато на Туманном Альбионе футбол азартный, зрелищный.

Источник: Чемпионат.com