Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
28 апреля 2015, источник: Советский спорт

Спортивный психолог Вадим Гущин: Если бы Гинер действительно боролся за справедливость, он бы первый осудил поведение Акинфеева

Спортивный психолог Вадим Гущин в интервью Sovsport.ru дает оценку поступку Игоря Акинфеева, ударившего в челюсть торпедовца Далибора Стевановича.

«ЧТО БЫ АКИНФЕЕВ НИ ДЕЛАЛ, МЫ ЕМУ ГОВОРИЛИВСЕ ЗАМЕЧАТЕЛЬНО".

— Начнем с того, что ситуация с Акинфеевым вполне логично и естественно развивается, — считает Гущин. — Человек очень рано попал в основный состав ЦСКА и сборной, был обласкан, никогда не критиковался. Всегда получал исключительно позитивные оценки, не совершал ничего предосудительного. Создалась ситуация всеобщего одобрения, что бы он ни делал.

Давайте вспомним эпизод из матча со «Спартаком». Столкновение с Веллитоном. Очень неоднозначный эпизод, который, исходя из репутации обоих участников, был расценен в сторону Игоря. Мы все время посылали этому человеку сигналы: ты безупречный, ты хороший, ты вне критики и все, что ты делаешь — правильно. В такой ситуации, будь ты даже Ангел Господень, ты не можешь не начать оценивать себя совершенно по-другому. Соответственно, он и сам стал так думать.

— Разве могло быть иначе?

— Я его и не виню — это вполне нормальная реакция для любого живого человека. Дальше — та самая травма в игре со «Спартаком», которая, если относиться к этому вопросу серьезно, могла поставить крест на карьере. Это очень серьезное повреждение. А особенно для вратаря, которому необходимо прыгать. Мы, опять же, позволяли себе не замечать, что в манере игры Акинфеева произошли очевидные изменения. Он стал играть очень экономно: за счет выбора позиции, опыта, за счет того, что хорошо управляет давно известными ему защитниками.

Наступил чемпионат мира. И тут оказалось, что в комфортной ситуации он еще как-то справляется, а в ситуации повышенной напряженности и ответственности нервы уже не выдерживают. И опять мы все дружно начали его уговаривать: «Да ничего страшного, Игорь», «Ошибся, с кем не бывает?». Каждый раз, что бы он ни совершал, мы говорили ему: да ты прав, да все замечательно, да все так и надо.

Поэтому мы, то есть все наше футбольное сообщество, должны разделить ответственность за нынешнее поведение Акинфеева с самим Игорем. Мы либо захваливаем кого-то, поднимая до небес, либо втаптываем в грязь. Много лет репутация Игоря хранила его. Думаю, что приближается ее конец.

— Звучит зловеще.

— Все помнят финал чемпионата мира и удар головой Зинедина Зидана. Там тоже якобы маму оскорбили. Цена вопрос — победа на ЧМ. Что сделал судья? Просто выгнал Зидана. И что? Мы оправдывали Зидана? Замечательный, гениальный футболист. Его талант несравним с талантом Игоря Акинфеева. И тем не менее, в глазах сообщества Зидан был не прав. Да, его спровоцировали, но драться нельзя.

«МЫ СДЕЛАЛИ СЕБЕ ГЕРОЯ. НО АКИНФЕЕВ — НЕ ЯШИН».

— Акинфеева, по-вашему, продолжают защищать?

— Конечно. Что говорит КДК? «Рассматривать не будем». Продолжение той же истории. На самом деле, мы просто всем обществом портим человека. Вообще, спортивная карьера — это возможность продлить детство. О тебе все заботятся. Тебя одевают, кормят, возят, опекают, в рот кладут, деньги дают. У тебя все расписано, как в школе: завтра игра, послезавтра — сбор. В принципе, не вполне здоровая среда.

Когда люди из этой среды выходят, им адаптироваться к обычной жизни очень трудно. Случается немало трагедий. В данном случае трагедия усугублена нашим нежеланием объективно и правильно оценивать нашего общего любимца. Повторюсь, да будь он хоть ангелом, и то не справился бы с таким давлением. Он и не справился. Причем он не справляется уже очень давно, но мы позволяли себе этого не замечать. Мы позволяли себе его оправдывать. Нам нужны герои. Вот мы и сделали себе героя. Но он не Лев Яшин. Льва Ивановича я видел воочию, был на его прощальном матче.

— И?

— Акинфеев — не того таланта вратарь. И не та величина в мировом футболе. Это не Зидан. Это нормальный, живой человек. И сейчас к нему надо отнестись, как к нормальному, живому человеку. Это не значит, что надо втоптать в грязь. Это было бы такой же глупостью, как и то, что мы делали до этого. Но мы обязаны оценить его поведение абсолютно адекватно, абсолютно по правилам, абсолютно в соответствии с нарушением. Иначе окончательно испортим этого человека.

— Оценить по правилам — это как?

— Как делается в мировой футбольной практике? Задним числом просматривается эпизод и принимается решение о дисквалификации на n-ное количество матчей. В данном случае, Акинфеев как минимум три матча должен пропустить. Безусловно, «Торпедо» от этого легче не станет. А вот ЦСКА пострадает и пострадает серьезно. Потому что вратаря на смену у них нет. Все держится именно на удивительной спаянности ветеранов-защитников и ветерана-вратаря.

Это необходимо сделать, иначе Евгений Леннорович Гинер будет продолжать нам пудрить мозги и рассказывать, что ЦСКА засуживают и что когда он поднимает голос, то делает это за справедливость. Если бы Гинер действительно боролся за справедливость, он бы первый осудил поведение своего вратаря.

«ПРО АКИНФЕЕВА — КАК ПРО ЖЕНУ ЦЕЗАРЯ».

— Василий Уткин рассказал сегодня, что в ЦСКА якобы запрещено делать замечания Акинфееву.

— Вратари — особые люди. Давно известно, что в любой команде сильный вратарь на особом положении. Вас, полевых игроков, много, а я, вратарь, — один. Игорь с самого раннего детства не был рубахой-парнем, не был сильно общительным. Он нигде не светился, он не компанейский, он по складу характера не может быть душой общества. А всеобщее захваливание только усиливает эффект: я над всеми, я великий, я безошибочный. Поэтому он и реагирует в манере «я всегда прав». Мы сами поставили его вне критики.

Вячеслав Чанов — очень уважаемый мной вратарь. Долгие годы работал в ЦСКА. Как я понимаю, Чанов делал для Акинфеева то, что в свое время не делали для него. Он его всячески защищал. Ставил вне критики и говорил, что все ошибки Игоря случайны, а голкипер он замечательный и безупречный. Это было во всем. Про Акинфеева — как про жену Цезаря. Никакой критики, никогда. Это и привело к голам на чемпионате мира. Он же не каялся. Он не выходил к публике со словами «Я вас подвел». Он и тогда этого не сделал, и сейчас не сделает. Если мы сами не вернем его на этот свет, боюсь, потеряем как полноценного члена общества. Карьера когда-нибудь кончится, и мы получим человека абсолютно избалованного, абсолютно не рефлексирующего свое поведение, не понимающего своего места в этом мире.

— И агрессивного в отношении журналистов и болельщиков.

— А в отношении Веллитона что было? Вспомните ситуацию, пересмотрите. Там тоже агрессивное поведение Акинфеева в поле. Все набросились на Веллитона. Как же так, напал в поле на Игоря и нанес ему травму?! Между тем, трудно сказать, кто из двоих себя более агрессивно вел: прыгающий ногами Акинфеев или Веллитон.

Веллитона подвела одна вещь: он до этого еще одного или двух вратарей травмировал. Рецидивист. К тому же легионер и темнокожий. Все решили, что Игорь прав. Но с его стороны была агрессия!

— Агрессия — это ведь поведение жертвы.

— Вот именно. Это как бы превентивный удар. Именно жертва агрессивна. Сильный, уверенный в себе человек не агрессивен по сути своей. Это основы психологии. Человек сильный и уверенный в себе, которому нечего доказывать, не будет бить. А человек, который в себе не уверен и ожидает нападения, будет превентивно бить. И у него всегда гиперреагирование. Вы ему легкий аргумент, вам в ответ — брань. Человека чуть-чуть подразнили — а он вас кулаком. Мы сделали слабого человека.

Голы, которые Игорь пропустил, говорят в большей степени о его психологической слабости, чем о слабости его как вратаря. У человека совершенно явно нестабильное психологическое состояние. А ЦСКА любой ценой старается это состояние сохранить. Вы посмотрите матчи этого сезона. Игорь совершил тучу ошибок. В каких-то моментах выручает, но совершает при этом глупые, нелепые ошибки. Он не уверен в себе. Этот удар футболиста «Торпедо» — проявление его неуверенности и слабости, а не силы.

«ЦСКА И ГИНЕР ЧУВСТВУЮТ СВОЮ БЕЗНАКАЗАННОСТЬ».

— Быть может, все это лишь следствие случившегося в Черногории?

— А что там в Черногории случилось? Сравните его повреждение и с повреждением участника боевых действий. Так, слегка обожгли и все. А мы тут же: «Ой, бедный! В больничку! Лечить!». Мы все время ведем себя с ним, как мама с младенцем. Гладим его по головке и защищаем: «Не больно тебе, детка?», «Как же тебе плохо, как трудно!».

Когда в матче с «Торпедо» в первом круге сломали футболиста Стеклова, он попал в больницу с сотрясением и вынужден был пропустить несколько игр. Вспомните, как отреагировали армейцы. Они не чувствовали себя виноватыми. Абсолютно. И вот, снова матч с «Торпедо». Снова сомнительные судейские решения. Снова игроки ЦСКА чувствуют себя безнаказанными и не ощущают никакой вины. Это политика руководства клуба.

— Даже так.

— Когда я читаю высказывания Гинера о судействе, я вообще перестаю понимать, что такое черное, а что такое белое. Видите ли, его команду один раз обидели. А сколько раз обижали соперников ЦСКА за этот сезон? Сколько сомнительных пенальти армейцы пробили? И что? Судьи наказаны? Сформировано общественное мнение в отношении ЦСКА? Нет! Это клуб, который чувствует свою безнаказанность. Это президент, который чувствует свою безнаказанность. И Игорь Акинфеев, как наиболее яркий представитель этого клуба.

— Жестко.

— А вы скажите, что это несправедливо. Спросите игроков «Мордовии», «Торпедо», «Арсенала», которым пробили пенальти ни за что, ни про что.

— Вы же понимаете, что никакого наказания Акинфееву и ЦСКА не вынесут.

— Понимаю. Но я очень надеюсь, что кто-нибудь скажет правду. Иначе у нас будет не один Игорь Акинфеев, а много. Мы говорим: «Наши футболисты не хотят биться за страну», «Они не хотят бегать», «Они не хотят страдать». Естественно. Они безнаказанны. Если пресса не будет говорить правду, а правду будут говорить только фанаты на трибунах, притом матом, то все это будет продолжаться. И у нас будет такой же слабый футбол, какой он есть сейчас.

Вадим Гущин — заведующий лабораторией социальной и когнитивной психологии Института медико-биологических проблем РАН.