Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
27 апреля 2015, источник: Спорт-Экспресс

Александр Кержаков: Состарюсь — буду смотреть «Зенит» с Аршавиным и Денисовым

Героем очередного выпуска второго сезона передачи «Истории футбола» на телеканале «Россия» стал форвард «Зенита» и сборной России Александр Кержаков.

Источник: Спорт-Экспресс

РЕКОРДЫ

— Наверное, рекорды более значимы для моих родных и близких людей, чем для меня, потому что они намного сильнее переживают все мои неудачи и радуются всем моим победам, нежели я сам. Вот и все. Для моих родителей, моей дочки, для них — это радостно.

— А для вас это — «Ну, забил и забил»? Так?

— Пока я играю, думаю, что да. Примерно так к этому отношусь. Пока играю, не живу прошлым, рекордами. Потом, когда я закончу футбольную карьеру, может быть, сядем, вспомним, подсчитаем.

Мне нравится Кержаков, потому что он пашет на поле все 90 минут. Когда я пришел в «Зенит», то знал, что значат для команды он и Аршавин. Кержаков всегда хотел попробовать свои силы за границей, он поехал в «Севилью» и выглядел неплохо. В сборной при мне он был одним из лидеров: забивал в отборочном турнире, но, к сожалению, у него не сложилось на Euro-2012. Впрочем, как и у всех нас. Вообще Кержаков — очень хороший, позитивный парень и честный форвард: всегда отдается на все сто. Сейчас ему, конечно, сложно — конкуренция в клубе сумасшедшая. Мне кажется, нам всем не хватило удачи. Мы провели отличную игру с Чехией — победили 4:1, затем сыграли вничью с хозяевами турнира поляками на их заполненном стадионе. И это тоже был хороший результат. Но в конце — это глупое поражение от Греции… Невероятно. Свои моменты упустили, а пропустили такую нелепость. Что ж, это футбол.
Дик АДВОКАТ
Бывший главный тренер «Зенита» и сборной России

«СКЕРЖАКОВИТЬ» И БУБНОВ

— Такой персонаж должен существовать для людей, которые смотрят телевизор или интернет. Как я воспринимаю его критику? Никак, вообще. Смеюсь, улыбаюсь — и все. Я воспринимаю критику только одного специалиста — своего отца.

ДЕТСТВО В КИНГИСЕППЕ

— Кингисепп — это город, в котором в то время, когда я рос, практически все, пусть в процентном соотношении не знаю, работали на заводе «Фосфорит». Естественно, когда произошла перестройка, а потом все эти обвалы, моим родителям по полгода не платили зарплату. Но мои родители не позволяли думать, что мне чего-то не хватает. Хотя в принципе у меня не было ни магнитофона, ни приставки, как у сверстников. Но мы так жили дружно, ходили друг к другу в гости, я не ощущал себя ущербным, чего-то там лишенным.

Учитывая то, как Саша становился как игрок, как он ребенком приезжал на тренировки из Кингисеппа… А где находится Кингисепп вы, москвичи, наверное, не знаете. Вы посмотрите в интернете или по карте. Это очень далеко, это, мне кажется, 140 километров от Питера. Вот Саня ездил туда и обратно каждый день. Ну как назвать такую черту характера? Упорство или фанатизм? Ну, что это такое, и это первое хорошее качество. Второе — Кержаков очень ценит хорошее отношение, он его чувствует. И если человек к нему относится хорошо, он это способен оценить и все сделает для того, чтобы ответить тем же. Ну и третье — мне кажется, Сашка — скрытый оптимист. Он получает крепко, можно вспомнить и «Севилью» или незабивной период, да и сейчас ему не очень радостно выходить на полторы минуты. Не знаю, о чем вы там с ним говорили, но мне кажется, он не плакался и не сюсюкал, а, наоборот, что-то такое говорил оптимистичное. Мне один специалист говорил, что значит фамилия Кержаков. Кержак — там же есть какое-то древнее слово, упорный или что-то такое. Вы проверьте в интернете.
Сергей МИГИЦКО
актер, болельщик «Зенита»

ОРИЕНТИРЫ И ОРИЕНТИР

— Мне нравились Роналдо, Клюйверт, Анри… Что я у них перенял? А что мне у них перенимать — они выше на две головы. Я имею в виду рост. (Улыбается.) Но мне нравились всегда такие игроки — не только фактурные, но при этом — очень техничные.

Могу ли я быть примером для кого-то? Сложно сказать. Просто не знаю. Может быть, для какого-то ребенка я — пример, но вряд ли — для какого-то футболиста. Слышал, что дети играют во дворе, кто-то кричит: «Я такой-то, я такой». И моя фамилия тоже звучала. Не только потому, что кто-то пробил мимо ворот.

МОРОЗОВ

— Я слышал о том, что он доверяет молодым ребятам. И так получилось, что попал в его список. Его доверие было настолько огромным, что оно не только помогало, но и давило на меня. Когда я не мог забивать голы определенный промежуток времени, действительно давило. Но он подсказывал, советовал, ругался, кричал. И в конце концов, благодаря ему, вы у меня сейчас берете интервью. Потому что если бы не он, вряд ли что-то получилось бы.

Ну зачем же сопоставлять Кержакова и Аршавина? Их прелесть, мне кажется, в том, что они дополняют друг друга, они совершенно разные, у них абсолютно разная психофизика, говоря актерским языком. Этот такой, этот такой, а дуэтом — супер! Когда этот дуэт работал на поле, было не оторвать глаз.
Сергей МИГИЦКО

ЧЕМПИОНАТ МИРА-2002

— Я вот ездил на второй чемпионат мира, но то, что был в 2002-м на турнире, не значит, что у меня имелся опыт участия в чемпионате. Мне было 19 лет, я полтора года играю в профессиональный футбол и еду на чемпионат мира уже с теми людьми, на кого только-только смотрел по телевизору. Какой у меня опыт? Я вышел на 7 минут, вообще не понимал что происходит, полный стадион. Поэтому, ну что это было? Как в сказке ходил, открыв рот, смотрел на всех и на все….

— Установка Романцева для вас — что это было?

— Я не помню, если честно, вообще ничего. Я вот так смотрел, сидел с открытым ртом, и не понимал, что со мной происходит. Я на чемпионате мира!

ПЕРВЫЙ БОЛЬШОЙ КОНТРАКТ

— Весело было. Были небольшие вопросы с Юрием Андреевичем (Морозовым). Он не понимал, почему я не хочу один подписать контракт. Мне нужно было, чтобы присутствовал один человек, Евгений Наумович Шейнин, который сказал в свое время: «Без меня ничего не подписывай». И все. Я на базе — Юрий Андреевич скандалит, разорался. Потом я приехал к Виталию Леонтьевичу (Мутко). Мы должны были уезжать на сбор, я уже сдал заграничный паспорт, с вещами приехал к нему в кабинет подписывать контракт. Со своими условиями. Не мог понять, почему на пять лет, когда можно подписать на год или на два, а потом продлить. Но это не из-за денег. Я думал: «Ну как пять лет, мало ли что»… Ну и все, он на меня тоже покричал. Потом вечером, когда уже не я договорился, а как раз директор моей футбольной школы, приехал как ни в чем ни бывало. У нас не было конфликта. Мы обнялись, он меня поздравил с первым контрактом.

ПРОПУСК EURO-2008

Я — тренер, я — тот человек, который решает. Я бы хотел объяснить ту ситуацию, но не помню уже всех подробностей. Кержаков выступал в Испании, в «Севилье», но на тот момент уже не был игроком стартового состава. Помощники говорили мне, что он может играть, но со временем Кержаков потерял практику, и это сказалось. У нас ведь был ограниченный выбор — всего 23 футболиста. И нужно было соблюсти баланс: на каждую позицию — по два футболиста. Таким образом, мы могли взять не больше двух форвардов. Жертвы были неизбежны. Но Кержаков не сломался, несмотря на то, что в Испании он выпал из обоймы. Уже после этого, в России, у него наступил расцвет.
Гус ХИДДИНК
Бывший главный тренер сборной России

— Правильно ли вернулся в свое время из Испании? Конечно. С тех пор я столько выиграл, да и теперь — я дома. Когда перестал скучать по «Севилье»? Когда уже практически никого не осталось из тех ребят, с кем играл — стало уже неинтересно смотреть. А раньше все время следил.

ПЕТРЖЕЛА

— Он — своеобразный новатор, проводник бесшабашного футбола в «Зените». Человек, который давал свободу всем. Наверное, он больше спрашивал со своих ребят, с защитников-земляков. А так — человек, который просто расставлял нас на установке и говорил, что в обороне у нас должен быть «ноль», а в атаке мы как-нибудь забьем. Вот так мы и играли в футбол.

ПИТЕРЦЫ В «ЗЕНИТЕ»

— Конечно, хотелось бы, чтобы это все вернулось, чтобы играло больше питерских ребят. Этим и славился тот «Зенит». Наверное, его любили больше. Не знаю, может быть, и сейчас любят так же. Дай бог, чтобы его продолжали любить. Именно «Зенит», а не то, что внутри. Но, мне, как болельщику, тоже хочется, чтобы за сборную России выступали русские, а не натурализованные иностранцы. Так же и каждому болельщику, который болеет давно за команду, наверное, хочется, чтобы играли те, кто родился и рос в этом городе. Это нормально.

«Зенит» не закончился с Аршавиным. «Зенит» выиграл два раза чемпионство уже после меня (ну или я успел зацепить второе). Но там был русский костяк — Денисов, Быстров, Кержаков, Малафеев, Анюков… Сейчас другая эпоха «Зенита».
Андрей АРШАВИН
Форвард «Зенита»

ДЗЮБА

— Хороший парень, веселый, фактурный. Такого не было еще в сборной. Я не помню, чтобы в национальной команде были примерно такого плана игроки. И Паша Погребняк, и Павлик (Роман Павлюченко) — они все-таки немного другие были. Они были более пластичные, наверное. А Дзюбы — он такой, как танк.

БУДУЩЕЕ

— В 40 — еще активен, физически хорошо сложен. Желательно в классическом костюме, забочусь о том, чтоб наш клуб «Зенит» процветал. В 50 — тоже. В 60 — уже как почетный гость хожу на новый стадион, сижу в ложе, и общаюсь с Андреем Аршавиным, с Гариком (Денисовым). Мы говорим друг другу: «Ну, неплохой вроде парень там играет, а тот — так себе»… Я еще ни разу не слышал, чтобы кто-то из ветеранов говорил: «Мы были хуже, чем они». (Улыбается.).