Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
24 апреля 2015, источник: Чемпионат.com

Измайлов: Я помню счастливое время в «Локо», но сантиментов нет

Какие чувства испытывает Марат Измайлов перед первым матчем с командой молодости? Об этом и не только — в интервью с хавбеком «Краснодара».

Это было бы красиво и символично, вернись Измайлов в чемпионат России в Черкизово. Пусть даже в статусе гостя, а не хозяина — это только придало бы истории дополнительную пикантность. Увы, августовскую встречу «Краснодара» против родного «Локомотива» Марат посмотрел со стороны — из-под козырька скамейки запасных. В ближайшую субботу у него есть шанс наверстать упущение — впервые в жизни сыграть против «Локо».

«Ни капельки волнения»
— Признайтесь, что-то похожее на волнение присутствует перед матчем?

— Ни капельки волнения. Даже не ощущаю особой принципиальности поединка. Воспринимаю его как очередной важный для нас матч. А важный потому, что боремся за высокие места, и любая осечка будет не только неприятной, но и чреватой потерей места, на котором находимся.

 — Но всё же какие-то чувства остались к этой команде?
— Я прекрасно помню, через какую команду попал в большой футбол. Помню счастливое время, проведённое в «Локомотиве». Это всё осталось в моём сердце. Но сейчас совсем другая история, которую мы пишем с новым клубом. Все мысли только об этом. Никаких сантиментов у меня нет.

 — Вы могли выйти против «Локо» в первом же матче за «Краснодар». Что помешало?
— Я тогда только приехал в команду. Даже предсезонную подготовку с ней не проходил. Поэтому мне дали время, чтобы набрал форму.

 — И совсем ничего не шевельнулось в душе, когда заходили в раздевалку на «Локомотиве»?
— Нет, всё спокойно было. Всё как обычно.

«Уже был одной ногой в “Локомотиве”…»
— Будучи в Португалии, следили за игрой «железнодорожников»?

— Первый год, когда только уехал, следил, интересовался. А потом с головой ушёл в португальские футбольные дела и с каждым днём, месяцем, годом всё больше отдалялся от «железнодорожного» прошлого.

 — У вас ведь были возможности вернуться в столичный клуб, к Сёмину, не так ли?
— Более того, я практически одной ногой уже был в «Локомотиве». Даже прошёл медобследование для них. Но в последний момент мы решили, что нужно ещё выждать какое-то время, поскольку дело происходило зимой, и вернуться к этому вопросу ближе к лету. А к концу сезона всё опять поменялось.

— Власть переменилась?
— Я сейчас уже точно не вспомню детали. Но тогда и в «Спортинге» постоянно менялись тренеры, руководители, и у «Локомотива» то же самое происходило. В общем, продолжения наша история не получила.

«Все медали родителям подарил»
— Сёмин ведь вас и в Киев звал — почему не поехали?

— Не то чтобы звал… У меня была возможность перейти в Киев, как только переехал в Португалию. Я и сам не видел смысла всего через полгода менять клуб, и «Спортинг» никуда не отпускал. У меня вначале был арендный договор, потом подписал полноценный контракт. Всерьёз киевская тема никогда не обсуждалась.

 — Всё на уровне разговоров?
— По крайней мере до меня ничего конкретного не доходило.

 — В вашем профиле на «Википедии» Кубок России 2007 года среди достижений почему-то отсутствует. Как так? Пару матчей в том розыгрыше вы же сыграли.
— Насчёт сыграл или нет — не помню…

 — Было-было — матчи с «Анжи» в 1/16 финала.
— Да? В таком случае даже не знаю, почему так. Я на этот ресурс не заглядывал.

 — То есть вам за последний на данный момент трофей «Локомотива» ничего не перепало — даже почётной грамоты?
По-моему, нет. Но, если честно, я никогда об этом глубоко не задумывался. Если так навскидку попробовать вспомнить, наверное, от половины трофеев мне ничего не досталось. Такое бывает.

 — Две золотые медали хотя бы есть?
— Да, у родителей. Всё им подарил.

 — Себе ничего на память не оставили?
— Лично у меня дома ничего нет.

«Я с детства мечтал играть в Европе»
— Последние полгода в Черкизово у вас вышли совсем скомканными — всего пять матчей. Только ли травмы тому виной?

— Я бы не хотел сейчас ворошить прошлое. Много нюансов было. В основном они касались моего перехода. Я всегда, с детства, с юности мечтал играть в Европе. Это ни для кого не было секретом, поскольку соответствующие пожелания я выражал не раз.

— А клуб не пускал?
— Ещё раз говорю: не хочу к этой теме возвращаться. Это, мне кажется, нормальная ситуация: клуб защищает свои интересы, футболист помимо командных целей параллельно думает о развитии своей карьеры. Ничего в этом проблемного не вижу — тем более что потом, слава богу, всё у всех сложилось хорошо. «Локомотив» продолжает каждый год борьбу за высокие места, а я продолжаю играть в футбол.

 — У вас есть объяснение, почему с тех пор команда взяла одну бронзу — и больше ничего?
— Это, конечно, немножко странно. Всё-таки и бюджет у клуба хороший, и футболисты качественные постоянно приходят, сменяя друг друга. Но объяснений этому я даже не пытался искать.

 — «Локомотив» превратился в середняка или просто никогда и не был грандом?
— Ну почему не был? Я думаю, что тот золотой «Локомотив», когда мы и чемпионство, и кубки брали, и очень удачно выступали в Европе, по праву считался топ-клубом российского чемпионата. Сейчас, конечно, он немного сдал позиции.

 — Из состава 2007 года в «Локо» остались лишь Гильерме, Янбаев да Самедов. Контактируете с кем-то из них?
— Янбаев и Гильерме пришли в клуб уже после моего отъезда. А Самедова я помню ещё по периоду работы в «Локо» Бышовца. Но специально не общаемся.

 — Хоть кто-то в столичном клубе остался из знакомых?
— Пожалуй, только Владимир Петрович Коротков, начальник команды, и, как я понимаю, кухня на базе. Повара. В принципе, наверное, и всё.

«Из-за качества поля не поехал в Саранск»
— Когда вы в 2007 году уезжали в Португалию, клуба «Краснодар» ещё в природе не существовало. Сильно удивились, получив приглашение от него?

— Удивило прежде всего то, что они рассмотрели меня в «Габале», в чемпионате Азербайджана. Больше ничего. «Краснодар» уже пару сезонов до этого проявлял себя очень положительно — как в плане имиджа, так и футбола. Я примерно представлял себе, что это за клуб, и видел в его предложении только хорошее.

 — После Азербайджана Сёмин был не прочь продолжить с вами сотрудничество. Если бы в Саранске был современный стадион с натуральным покрытием — поехали бы?
— Скорее всего да.

— Противопоказания к игре на синтетике явились основной причиной отказа от приглашения Юрия Павловича?
— На тот момент — да. Сейчас-то, конечно, оглядываясь назад, на пройденную часть сезона, я могу совершенно искренне сказать, что счастлив оказаться в «Краснодаре», узнать изнутри этот клуб и людей, с которыми работаю. Для меня это большая удача. Но тогда, когда велись переговоры в «Мордовией», единственным камнем преткновения явилось именно качество искусственного поля в Саранске. Из-за этого я не смог пойти к Сёмину.

«Непростые характеры — это всё стереотипы»
— Насколько совпали представления о «Краснодаре» с реальностью?

— Реальность превзошла мои ожидания.

 — В чём конкретно?
— Вообще во всём. Прежде всего в отношении людей к футболу и друг другу. Я ожидал, что всё будет хорошо, но не до такой степени (улыбается).

 — С владельцем «Краснодара» разговор был?
— Перед подписанием контракта нет.

 — А при знакомстве каким человеком вам показался Сергей Галицкий?
— Да примерно таким же, как о нём и говорят. Достаточно открытый человек.

 — Вам, должно быть, после Португалии проще всех новичков клуба было найти общий язык с краснодарскими южноамериканцами?
— На самом деле со всеми было несложно. Вообще, где бы я ни выступал, будь то «Габала», «Спортинг» или «Порту», никогда не испытывал никаких сложностей во взаимоотношениях с партнёрами, как на поле, так и в быту.

 — Вы же португальским свободно владеете?
— Нет, не свободно. Понимать понимаю, но говорю тяжеловато.

 — Язык футбола понятен всем?
— Да наши бразильцы и по-русски уже говорят. Общаемся на смеси русского, португальского и английского языков.

 — С кем-то из новых одноклубников были знакомы прежде?
— Лично — нет. Разве что с Быстровым пару раз в сборной пересекались, а больше никого не знал близко.

 — Откройте секрет: как в одном коллективе уживается столько непростых характеров? Вы, Широков, Мамаев…
— Почему непростых? Это стереотипы всё. Люди со стороны больше накручивают. А так на самом деле нормальные ребята все, профессионалы. В любом большом и амбициозном коллективе может возникать какое-то недопонимание. Это нормально. Значит человек действительно личность, хочет побеждать. Но ещё раз повторю: здесь никаких проблем нет. Команда знает цель и добросовестно работает ради её достижения.

 — Кононов вас то на фланг нападения поставит, то в середину поля. Вам без разницы?
— Абсолютно. Мне комфортно на любой позиции.

 — Вам есть с чем и с кем сравнивать. По ощущениям, «Краснодар» уже дорос до уровня Лиги чемпионов или пока не вполне?
— На мой взгляд, дорос. И дебют в Лиге Европы показал, в том числе нам самим, что мы способны играть с сильными командами не только на равных, но и лучше их. В любом случае, чтобы прогрессировать, двигаться дальше, нужно пробовать что-то новое, пытаться. Такие вещи ведут к развитию. Мне кажется, что всё у нас в порядке — и в психологическом, и в футбольном плане.

 — Третье место расстроит?
— Вы знаете, сейчас так вопрос не стоит. Я выскажу своё и, наверное, общее мнение на этот счёт. Мы живём от матча к матчу: готовимся к каждому предстоящему и стараемся играть на победу. А что будет в конце сезона — увидим, результат покажет.

«Сборная сейчас — не самоцель»
— Права на вас по-прежнему «Порту» принадлежат?

— Да.

— Больно было наблюдать, как «Бавария» издевалась над бывшими одноклубниками?
— Я смотрел в этот момент «Барселону». Трансляцию из Мюнхена не видел. Но, конечно, обидно за «Порту». Зная ребят, руководство клуба, могу сказать, что они этот удар преодолеют. У команды сильный характер. Думаю, в этом году она выиграет чемпионат страны.

 — По окончании сезона вам надлежит вернуться в Португалию?
— Честно говоря, не знаю. Наверное, придётся возвращаться к каким-то переговорам. Уже после сезона наступит ясность.

 — Вы-то к чему больше склоняетесь, остаться в Краснодаре или вернуться в Португалию?
— Мне и там очень хорошо, и здесь. Поэтому я любому развитию событий буду рад.

 — Как насчёт перспективы третий раз стать чемпионом России?
— Почему нет? Я в перспективы «Краснодара» в любом случае верю, вне зависимости от того, буду я здесь или нет. Рано или поздно «Краснодар» наверняка добьётся своего.

 — Сборная для вас уже перевёрнутая страница?
— Да нет. Если буду играть хорошо, стабильно — думаю, вызовут.

 — С Капелло за эти три года ни разу не общались?
— Нет.

 — Почему он вас игнорирует?
— У меня было много пропусков. Были нормальные игры, но, возможно, не слишком яркие. А поскольку я давно не вызывался, не молодею, а команда готовится с расчётом на будущее — всё, в общем-то, логично. Чтобы мне заслужить вызов, надо выступать не просто стабильно, но ещё и ярко. Только в этом случае я смогу рассчитывать на внимание тренера сборной. Сейчас для меня это не самоцель. Приоритет — добиться хороших результатов с клубом.

 — Может быть, есть какая-то скрытая причина, о которой мы просто не знаем?
— Нет никаких скрытых причин. Всё на поверхности.

«Чувствую себя лучше и легче, чем в период «Локомотива»
— Измайлов в 22 и 32 года — два разных футболиста?

— Наверное, да. Сегодня я сильнее.

 — В чём же?
— Сейчас мне намного легче играть. Раньше было сложнее.

 — Физически?
— Весь процесс даётся проще. Может быть, тогда не хватало опыта, где-то силы. Сейчас я чувствую себя лучше и легче, чем в период «Локомотива».